Количество посещений
бесплатный счетчик посещений

 

Последние темы
» Выдуманные или правдивые истории
Вчера в 17:32:40 автор Kim

» Видео и фото приколы
Вчера в 12:46:53 автор Kim

» Израиль и Израильтяне
Вчера в 12:43:04 автор Kim

» Наука и техника
Ср 9 Авг - 8:01:01 автор Borys

» Особый секрет
Вт 8 Авг - 10:22:06 автор Borys

» ТОЧКА ЗРЕНИЯ
Вс 6 Авг - 20:58:34 автор Kim

»  Мы родом из СССР
Вс 6 Авг - 20:53:42 автор Kim

» Выдающиеся люди
Вс 6 Авг - 20:18:49 автор Kim

» Анекдоты, Афоризмы
Сб 5 Авг - 12:42:44 автор Kim

» Холокост - трагедия европейских евреев
Пт 4 Авг - 22:25:05 автор Borys

» Интересные факты
Пн 31 Июл - 22:33:36 автор Kim

» А уж как им было бы у нас хорошо!..
Пн 31 Июл - 14:41:16 автор Borys

» С миру по нитке или немного новостей отовсюду
Пн 31 Июл - 13:17:56 автор Borys

» Послушать музыку
Пт 28 Июл - 18:28:00 автор Borys

» Политика
Пт 28 Июл - 17:48:26 автор Borys

Вход

Забыли пароль?

Поиск
 
 

Результаты :
 


Rechercher Расширенный поиск

Ключевые слова

Реклама
Социальные закладки

Социальные закладки Digg  Социальные закладки Delicious  Социальные закладки Reddit  Социальные закладки Stumbleupon  Социальные закладки Slashdot  Социальные закладки Yahoo  Социальные закладки Google  Социальные закладки Blinklist  Социальные закладки Blogmarks  Социальные закладки Technorati  

Поместите адрес форума БЕРДИЧЕВЛЯНЕ ЗА РУБЕЖОМ на вашем сайте социальных закладок (social bookmarking)

RSS-каналы


Yahoo! 
MSN 
AOL 
Netvibes 
Bloglines 


Посетители
Locations of visitors to this page

Что читаешь, Бердичевлянин ?

Страница 4 из 10 Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Borys в Чт 9 Фев - 16:57:55

Еврейская тема в творчестве Окуджавы.


ЮЛИЙ ЗЫСЛИН
Свою автобиографическую книгу <<Упраздненный театр. Семейная хроника>> Булат Окуджава начинает такими словами: <<В середине прошлого века Павел Перемушев, отслужив солдатиком свои двадцать пять лет, появился в Грузии, в Кутаиси, получил участок земли за службу, построил дом и принялся портняжить. Кто он был -- то ли исконный русак, то ли мордвин, то ли еврей из кантонистов (система кантонистов просуществовала в армии царской России 130 лет, вплоть до 1856 года. С 1827 года в кантонсты забирали еврейских мальчиков с 12 лет (часто -- гораздо раньше). Военная служба засчитывалась с 18 лет и продолжалась 25 лет.
Как правило, дети больше никогда не видели своих родителей, тем более, что их отправляли подальше от родных мест. Мальчиков насильно крестили и присваивали русские имена, чаще -- имена крестных отцов) -- сведений не сохранилось, дагерротипов тоже>>.
Выходит, Булат Шалвович не исключал того, что его прадед был по
происхождению евреем.
Павел Перемушев женился на грузинке Саломее Медзмариашвили. Их старшая дочь Елизавета вышла замуж за Степана Окуджаву и родила восьмерых детей. Один из них Шалва, отец поэта, женился на армянке Ашхен. Следовательно, в жилах Булата Окуджавы, кроме грузинской и армянской, вероятно, текла и еврейская кровь. И заявить об этом открыто в Росси -- надо было обладать мужеством.
Господа антисемиты должны кусать себе локти: не только у Александра
Пушкина и Афанасия Фета были, возможно, еврейские корни, но вот и у Булата Окуджавы тоже (кстати, Владимир Высоцкий -- вообще еврей по отцовской линии: <<...Гены гетто живут во мне...>>).
Булат Шалвович Окуджава родился в Москве в 1924 году и большую часть жизни прожил в этом городе. Его все считали грузином. Он же ощущал себя просто русским поэтом и писателем.
И он не был равнодушен к судьбе евреев, сочувствовал их обидам и
презирал антисемитов. Об этом он говорил, например, в относительно
недавнем интервью русскому радио в Нью-Йорке. Это проявилось в
бытность его работы в 50-е годы в издательстве <<Молодая гвардия>>. Он ведал переводами стихов поэтов народов СССР на русский язык. Окуджава ушел из этого молодежного издательства, когда его стали упрекать за то, что в списке переводчиков, которым он давал работу, были и русские поэты-евреи. Теперь их знают все любители поэзии и не только они. Это -- Юрий Левитанский, Давид Самойлов, Семен Липкин, Юлий Даниэль, Анатолий Найман. Окуджаве было тогда сказано: <<У нас русское издательство... Нужна пропорция...>>
А история с публикацией в <<Литературной газете>> стихотворения Евгения Евтушенко <<Бабий Яр>> -- в то время поэзией там ведал как раз Булат Шалвович. После конфликта руководства газеты с партийными властями Окуджава навсегда покинул службу, уйдя на вольные хлеба.
Любая нетерпимость, поиски врагов вызывали протест поэта. В одном из стихотворений, например, он, обращаясь к жаждущим враждовать и
ненавидеть, предлагал каждому из них осудить прежде всего <<себя
самого>>, научиться <<сначала себе самому не прощать ни единой
промашки>> и побеждать врага <<не в другом, а в себе>>.
Эмиграция евреев, а по существу, их исход из отечества, не оставила его равнодушным.
Под крики толпы угрожающей,
Храпящей и стонущей вслед,
Последний еврей уезжающий
Погасит на станции свет.
Потоки проклятий и ругани
Худою рукою стряхнет,
И медленно профиль испуганный
За темным стеклом проплывет.
Как будто из недр человечества
Глядит на минувшее он...
И катится мимо отечества
Последний зеленый вагон.
Весь мир, наши судьбы тасующий,
Гудит средь лесов и морей...
Еврей, о России тоскующий,
На совести горькой моей.
(Стихотворение посвящено
О. и Ю. Понаровским)
Какие чувства испытывает еврей-эмигрант, приехавший навестить
оставшихся на родине родных и друзей, и какова она, эта родина,
теперь? Булат Шалвович в конце стихотворения, посвященного Льву
Люкимсону, приглашает его пройтись по Безбожному переулку Москвы и вглядеться в знакомые лица. Но сначала он пишет:
До сестры на машине дожал.
Из окошка такси на Москву поглядел:
Холодок по спине пробежал.
Нынче лик у Москвы ну не то чтоб жесток --
Не стреляет, в баранку не гнет.
Вдруг возьмет да и спросит:
<<Боишься, жидок>>,
И с усмешкою вслед подмигнет...
Проявления антисемитизма многолики. Однажды, еще в начале перестройки, один провинциальный российский дирижер похвастался проверяющей комиссии Министерства культуры, что у него в симфоническом оркестре уже нет ни одного еврея. На что получил ответ: <<Это было слышно, когда ваш оркестр играл>>.
Будучи очень музыкальным, Булат Окуджава высоко ценил еврейскую
задушевность и музыкальность.
Над площадью базарною
Вечерний дым разлит.
Мелодией азартною
Весь город с толку сбит.
Еврей скрипит на скрипочке
О собственной судьбе,
И я тянусь на цыпочки
И плачу о себе...
Хорошо понимая и чувствуя специфику исполнения хорошим музыкантом, Окуджава добавляет:
Какое милосердие
Являет каждый звук,
А каково усердие
Лица, души и рук,
Как плавно, по-хорошему
Из тьмы исходит свет,
Да вот беда -- от прошлого
Никак спасенья нет.
Когда-то Есенин сетовал на то, что его стихи читают одни еврейские
девушки. Евреи Советского Союза полюбили грузина Окуджаву и разнесли эту любовь по всему миру. Например, в Израиле прошло, по крайней мере, уже три международных фестиваля его памяти. Поэт очень любил эту страну, ездил туда, любил встречаться там с друзьями.
Сладкое время, глядишь, обернется копейкою:
Кровью и порохом тянет от близких границ.
Смуглая сабра с оружием, с тонкою шейкою
Юной хозяйкой глядит из-под черных ресниц.
Как ты стоишь... как приклада рукою
касаешься!
В темно-зеленую курточку облачена...
Знать, неспроста предо мною возникли,
хозяюшка,
Те фронтовые, иные, м о и времена.
Может быть, наша судьба как расхожие
денежки,
Что на ладонях чужих обреченно дрожат...
Вот и кричу невпопад: до свидания, девочки!
Выбора нет! Постарайтесь
вернуться назад!..
Иерусалим, 1995.
Однажды он застал большой снегопад в Иерусалиме, где <<небо близко>>,
и написал об этом теплые, проникновенные строки:
В Иерусалиме первый снег.
Побелели улочки крутые.
Зонтики распахнуты у всех
Красные и светло-голубые.
Наша жизнь разбита пополам,
Да напрасно счет вести обидам.
Все сполна воздастся по делам
Грустным, и счастливым, и забытым.
И когда ударит главный час
И начнется наших душ поверка,
Лишь бы только ни в одном из нас
Прожитое нами не померкло...
В другой раз он вспомнил своего тель-авивского друга, бывшего
москвича, у которого <<кипа, с темечка слетая, не приручена пока...
Перед ним -- Земля Святая, а другая далека>>.
Мне не известно, пел ли Окуджава свои <<еврейские>> стихи, были ли у него написаны соответствующие песни. Я же не мог не подобрать здесь, в Америке, в эмиграции, свои мелодии на почти все приведенные в этом эссе стихи и пою их как бы от его имени.
Творчество Булата Окуджавы, его неповторимый голос попали в мою душу еще в 60-е годы ушедшего века и застряли в ней навсегда.
Года те уж стали историей,
Но вечна с тем голосом связь.
Наверное, не по теории
Свобода с него началась.
По материалам
Вашингтонского музея русской поэзии
Журнал <<Иванов+Рабинович>>, Санкт-Петербург
avatar
Borys
Почётный Бердичевлянин
Почётный Бердичевлянин

Возраст : 70 Мужчина
Страна : Германия Город : Оберхаузен
Район проживания : Центральная поликлиника
Место учёбы, работы. : Школа №9, маштехникум, завод Комсомолец
Дата регистрации : 2010-02-24 Количество сообщений : 1936
Репутация : 2004

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Beni в Пт 10 Фев - 8:33:32

Прежде этот рассказ Паустовского не попадался мне на глаза, и я не
знаю, как он называется. Поэтому пересылаю его в том виде, в каком он
мною получен.


Недавно знакомый писатель рассказал мне эту удивительную историю.
Писатель этот вырос в Латвии и хорошо говорит по-латышски. Вскоре
после войны он ехал из Риги на Взморье на электричке.Против него в
вагоне сидел старый, спокойный и мрачный латыш. Не знаю, с чего
начался их разговор, во время которого старик рассказал одну историю.

- Вот слушайте,- сказал старик.- Я живу на окраине Риги. Перед войной
рядом с моим домом поселился какой-то человек. Он был очень плохой
человек. Я бы даже сказал, он был бесчестный и злой человек. Он
занимался спекуляцией. Вы сами знаете, что у таких людей, нет ни
сердца, ни чести. Некоторые говорят, что спекуляция - это просто
обогащение. Но на чем? На человеческом горе, на слезах детей и реже
всего - на нашей жадности". Он спекулировал вместе со своей женой.
Да...

И вот немцы заняли Ригу и согнали всех евреев в "гетто" с тем, чтобы
часть, убить, а часть просто уморить с голоду. Все "гетто" было
оцеплено, и выйти оттуда не могла даже кошка. Кто приближался на
пятьдесят шагов к часовым, того убивали на месте. Евреи, особенно
дети, умирали сотнями каждый день, и вот тогда у моего соседа
появилась удачная мысль - нагрузить фуру картошкой, "дать в руку"
немецкому часовому, проехать в "гетто" и там обменять картошку на
драгоценности. Их, говорили, много еще осталось на руках у запертых в
"гетто" евреев. Так он и сделал, Перед отъездом он встретил меня на
улице, и вы только послушайте, что он сказал. "Я буду,- сказал он,-
менять картошку только тем женщинам, у которых есть дети".

- Почему?- спросил я.

- А потому, что они ради детей готовы на все и я на этом заработаю втрое больше.

Я промолчал, но мне это тоже недешево обошлось. Видите? Латыш вынул
изо рта потухшую трубку и показал на свои зубы. Нескольких зубов не
хватало.

- Я промолчал, но так сжал зубами свою трубку, что сломал и ее, и два
своих зуба. Говорят, что кровь бросается в голову. Не знаю. Мне кровь
бросилась не в голову, а в руки, в кулаки. Они стали такие тяжелые,
будто их налили железом. И если бы он тотчас же не ушел, то я, может
быть, убил бы его одним ударом. Он, кажется, догадался об этом, потому
что отскочил от меня и оскалился, как хорек... Но это не важно.

Ночью он нагрузил свою фуру мешками с картошкой и поехал в Ригу в
"гетто". Часовой остановил его, но, вы знаете, дурные люди понимают
друг друга с одного взгляда. Он дал часовому взятку, и тот оказал ему:
"Ты глупец. Проезжай, но у них ничего не осталось, кроме пустых
животов. И ты уедешь обратно со своей гнилой картошкой. Могу идти на
пари".

В "гетто" он заехал во двор большого дома. Женщины и дети окружили его
фуру с картошкой. Они молча смотрели, как он развязывает первый мешок.
Одна женщина стояла с мертвым мальчиком на руках и протягивала на
ладони разбитые золотые часы. "Сумасшедшая! - вдруг закричал этот
человек.-Зачем тебе картошка, когда он у тебя уже мертвый! Отойди!" Он
сам рассказывал потом, что не знает - как это с ним тогда случилось.
Он стиснул зубы, начал рвать завязки у мешков и высыпать картошку на
землю. "Скорей! - закричал он женщинам.- Давайте детей. Я вывезу их.
Но только пусть не шевелятся и молчат. Скорей!" Матери, торопясь,
начали прятать испуганных детей в мешки, а он крепко завязывал их. Вы
понимаете, у женщин не было времени, чтобы даже поцеловать детей. А
они ведь знали, что больше их не увидят. Он нагрузил полную фуру
мешками с детьми, по сторонам оставил несколько мешков с картошкой и
поехал. Женщины целовали грязные колеса его фуры, а он ехал, не
оглядываясь. Он во весь голос понукал лошадей, боялся, что кто-нибудь
из детей заплачет и выдаст всех. Но дети молчали. Знакомый часовой
заметил его издали и крикнул: "Ну что? Я же тебе говорил, что ты
глупец. Выкатывайся со своей вонючей картошкой, пока не пришел
лейтенант". Он проехал мимо часового, ругая последними словами этих
нищих евреев и их проклятых детей. Он не заезжал домой, а прямо поехал
по глухим проселочным дорогам в леса за Тукумсом, где стояли наши
партизаны, сдал им детей, и партизаны спрятали их в безопасное место.
Жене он сказал, что немцы отобрали у него картошку и продержали под
арестом двое суток. Когда окончилась война, он развелся с женой и
уехал из Риги... Старый латыш помолчал. - Теперь я думаю,- сказал он и
впервые улыбнулся,- что было бы плохо, если бы я не сдержался и убил
бы его кулаком.



Константин Георгиевич Паустовский .

avatar
Beni
Почётный Форумчанин
Почётный Форумчанин

Возраст : 57 Мужчина
Страна : Израиль Город : Ashdod
Район проживания : Свердлова,Ново-Ивановская,Ленина
Дата регистрации : 2008-03-04 Количество сообщений : 420
Репутация : 201

Посмотреть профиль http://public.fotki.com/mich59/

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Borys в Сб 18 Фев - 14:10:17

ИСТОРИЯ

Борис Брин

НА ФРОНТАХ, В ТЫЛУ И ПОСЛЕ ПОБЕДЫ.
МАЛОИЗВЕСТНЫЕ СТРАНИЦЫ ХОЛОКОСТА.

Извращая историю Второй мировой войны, скрывая множество неугодных им фактов, отрицатели Холокоста упорно долдонят, что “евреи не воевали”. Однако, официальные данные по армиям антигитлеровской коалиции свидетельствуют, что более двух миллионов евреев сражались в их рядах с фашизмом в разных частях света.
В течение первого месяца войны, отстаивая её свободу и независимость, в боях погибли более 35 тыс.евреев Польши, после поражения и оккупации страны 30 тыс.польских евреев сражались в Красной Армии, 14 тыс. - во французской польской армии, 4 тыс. - в польской дивизии имени Костюшко, капитан которой еврей Юлиус Хюбнер (ставший генералом) был удостоен звания Героя Советского Союза.

А население Польши в это время выдавало и убивало евреев, организовывало еврейские погромы, во время которых убивали всех независимо от возраста и пола. В городке Едвабно 1600 евреев поляки согнали в амбар и сожгли заживо. Никто из организаторов и участников этого злодеяния никогда не преследовался и не наказывался, а в 1963 году там установили памятник, на котором написали, что это сделали немцы.

19 апреля 1943 г. восстало Варшавское гетто, 21 августа Треблинка. Командующий польской Армии Крайовой генерал Бур-Комаровский 15 сентября 1943 года издал приказ об уничтожении вырвавшихся из гетто и лагерей смерти, скрывающихся в лесах евреев. Из 150-ти узников, вырвавшихся из восставшего 14 октября 1943 года лагеря Собибора, 92 убили местные жители.

Около 600 тыс. евреев США, каждый седьмой-восьмой, воевали в составе союзных армий. Трое: Исидор Ваксман, Раймонд Зусман и Моррис Роуз были награждены высшей наградой США «Почетной медалью конгресса».

А правительство Америки запретило выдавать евреям визы на въезд. Безрезультатный рейс к берегам Америки “Сент-Луиса” показал, что евреи никому в мире не нужны и с ними можно поступать как угодно. Отвергнув пассажиров “Сент-Луиса”, американское руководство фактически дало согласие на массовое уничтожение евреев и показало, что не будет этому препятствовать. Оно не разрешило даже усыновление (удочерение) 20 тыс. еврейских детей -”антигуманно разлучать детей и родителей”.Эти дети были заживо сожжены в кострах Освенцима. Америка могла потребовать от Германии прекратить уничтожение евреев, но не желала и не делала это.

Евреи воевали в бригаде “Свободная Франция” и отрядах “маки”, около 700 из них удостоены французских боевых наград.

А французское правительство загнало евреев-граждан Франции в 15 концентрационных лагерей, где они сотнями умирали от голода и болезней. В 1942 году все евреи Франции (оккупированной и неоккупированной зон) были депортированы в Освенцим. Для продажи конфискованных у евреев произведений искусства был создан специальный аукцион “Жо де Пом”, выручка от которого шла правительству Франции. Участники уничтожения евреев во Франции не преследовались, даже наоборот: руководитель «еврейского отдела” Папон, лично виновный в смерти 1690 евреев, из них более 200 детей, был награжден в1949, 1954 и 1958 г.г. орденами Почетного легиона всех степеней.

В боях принимали участие 13 тысяч евреев Бельгии и Голландии.

В центре Брюсселя воздвигнут памятник с указанием имен, дат рождения и смерти 242 воинов-евреев павших в борьбе с нацистами. На памятнике на четырех языках: французском, голландском, иврите и идиш написано: “Слава евреям Бельгии, погибшим в боях с захватчиками”. К сожалению, Бельгия – единственная страна отметившая заслуги евреев в борьбе с захватчиками, остальные не сочли это нужным, тем более, что руководители и население большинства стран Европы принимали непосредственное участие в массовом уничтожении евреев.

62 тыс.евреев воевали в английской армии, из них 14 тыс.в авиации. Тысячи евреев Палестины, Австралии, Канады, Новой Зеландии, ЮАР и других стран сражались на всех фронтах. Англичане использовали еврейские воинские части на самых опасных участках фронта и часто предавали их. Когда, ценой больших потерь, бригада коммандос “Лэйфорс”, сформированная из евреев - бывших добровольцев интербригад, сражавшаяся с авиаморским десантом немцев и прикрывавшая эвакуацию с острова английского корпуса. задачу выполнила, английские корабли за ней не пришли, их обрекли на гибель. Когда же, отражая удары немецких войск, коммандос сумели подчинить несколько брошенных барж и уплыть в Египет (примерно 400 миль), где их считали уже погибшими, воскресшую бригаду расформировали и бойцов отправили в разные части.

Англичане интернировали, как граждан враждебных государств, 30 тысяч проживающих в Англии немецких и австрийских евреев.

В то время, как созданные из евреев Палестины, роты спецназа “ПАЛМАХ” в Ливии отражали танковые атаки генерала Ромеля, созданная эль Хусейни с санкции Черчилля двадцатитысячная 13-я мусульманская дивизия СС уничтожала их родных. Английские войска блокировали Палестину, арестовывали и отправляли на уничтожение в европейские лагеря смерти тысячи евреев искавших в Палестине спасение от смерти, а английский флот топил суда с евреями-беженцами. В 1942 году Черчилль отторг от Палестины и присоединил к захваченной Англией бывшей французской колонии Сирии 8100 квадратных километров территории, которую барон Ротшильд приобрел у Оттоманской империи для евреев. 3 мая 1944 года, за день до освобождения союзниками порта Любек массированным налётом английских самолётов были уничтожены стоящие в порту трёхтрубный лайнер “Кап Аркона” и судно “Атен” с тысячами евреев-узников концлагерей на борту.

В Красной Армии сражались по официальным данным 434 тыс.евреев, из них в боях погибли, по официальным данным, около 150 тысяч. Их семьям власти всячески препятствовали эвакуироваться, сознательно обрекая на неминуемую гибель. Несмотря на официальные запреты, тысячи евреев воевали в партизанских отрядах.

В большинстве случаев в Советском Союзе евреев лишали заработаных на полях сражений, часто ценой собственной жизни, боевых наград. Рядовой Абрам Левин лег грудью на амбразуру за год до Матросова, еще три воина-еврея повторили этот подвиг и четыре летчика-еврея совершили воздушный таран - звание Героя не присвоили никому. 14 летчиков-евреев повторили подвиг Николая Гастелло - звание Героя присвоили одному. В СССР прессе и радио было запрещено освещать подвиги евреев-воинов. За опубликование списка 135-ти воинов-евреев все же удостоиных звания Героя Советского Союза была приговорена к расстрелу Мирра Железнова. Полковник наградного отдела, предоставивший списки героев по официальному запросу ЕАК, был осужден на 25 лет лагерей строгого режима.

“Именно в годы Великой Отечественной войны, а особенно после Сталинградской победы, закладывались основы будущей кампании по борьбе с “космополитами”… Щербаков (секретарь ЦУ ВКП(б) и начальник ГлавПУРа) еще 17 августа 1942 года получил записку начальника Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Г.Ф.Александрова, где выражалось беспокойство по поводу того, что “в управлениях Комитета по делам искусств во главе учреждений русского искусства оказались нерусские люди (преимущественно евреи)… В Большом театре Союза ССР, являющимся центром великой русской музыкальной культуры, руководящий состав целиком нерусский… Такая же картина и в Московской государственной консерватории, где директор - Гольденвейзер, а его заместитель - Столяров (еврей). Все основные кафедры консерватории возглавляют евреи… Не случайно, что в консерваториях учащимся не прививается любовь к русской музыке, русской народной песне и большинство наших известных музыкантов и вокалистов (Ойстрах, Э.Гилельс, Флиэр, Л.Гилельс, Гинзбург, Фихтенгольц, Пантофель-Нечецкая) имеют в своем репертуаре главным образом произведения западноевропейских композиторов».

Георгий Федорович предлагал “разработать мероприятия по подготовке и выдвижению русских кадров” и “провести уже сейчас частичное обновление руководящих кадров в ряде учреждений искусства”. В рамках этого обновления 19 ноября, в день начала советского контрнаступления под Сталинградом, было заменено руководство Московской консерватории. “Космополита” Гольденвейзера сменил “славянин” Шебалин... В июле 1943 года поста главного редактора “Красной звезды” лишился Д.И.Ортенберг, которому несколькими месяцами раньше Щербаков выговаривал за то, что в редакции “слишком много евреев”, и потребовал их число немедленно сократить” (Б.Соколов. Разведка. Тайны Второй мировой войны.-М.АСТ-ПРЕССКНИГА, 2003, С.267)

НКВД не пускал на Украину евреев после ее освобождения в 1943 году: “Помню, как Хрущев, тогда секретарь коммунистической партии Украины, звонил Усману Юсупову, секретарю коммунистической партии Узбекистана, и жаловался ему, что евреи “слетаются на Украину как вороны”. В этом разговоре, состоявшемся в 1947 году, он заявил, что у него просто нет места, чтобы принять всех, так как город разрушен, и необходимо остановить этот поток, иначе в Киеве начнутся погромы” (Судоплатов. Разведка и Кремль. ТОО “Гея” М.,1996).

Евреи не только храбро сражались на всех фронтах, они также принимали активное участие в создании и производстве вооружения для стран антигитлеровской коалиции. Только в СССР за разработку и производство в годы войны боевой техники 12 евреев удостоены звания Героя Социалистического труда, трое из них - трижды, 300 евреев были удостоены Сталинской премии, 200 - награждены орденом Ленина.

А в это время, при явном попустительстве, а точнее тайном содействии, со стороны руководителей Англии, СССР, США и других стран уничтожали их родных.

В подписанном Черчиллем, официальном сообщении британского МИД говорилось: “…спасти евреев на оккупированнмх территориях будет сложно, да и не очень нужно.” В двух заявлениях Госдепартамента и Госсекретаря США в 1942–1943 годах, предупреждавших немцев об ответственности за преступления против человечества, евреи не были названы. Заявление Я.Карски на личной встрече с Рузвельтом, что евреи Польши будут полностью уничтожены через полтора года, оставило Рузвельта равнодушным. Просьбы разбомбить железнодорожные ветки ведущие к лагерям смерти отклонялись как “технически невозможные”, хотя американские, английские и советские самолеты летали над этими районами. Простая угроза применить газы сразу бы остановила газовые камеры, но это не делалось. Немцам дали понять, что они могут уничтожать евреев совершенно безнаказанно, итог – более пятнадцати миллионов зверски замученых детей, женщин и стариков.

“Население освоило ту работу, ту область экономики, которую организовали у них евреи… Когда мальчик научился грамоте, гувернёра выбрасывают на улицу. Так это и повелось с твоими предками в каждой стране. Примут, окажут покровительство, возьмут, что надо, а потом начнут “ухитряться, чтобы он не умножился”. (Жаботинский. Четыре сына.1911).

“Они (евреи) не представляют какой-либо ценности для Великобритании” (Черчилль, сообщение МИД).

“Сталин в беседе с Риббентропом также не скрывал, что ждет лишь момента, когда в СССР будет достаточно своей интеллигенции, чтобы полностью покончить с засильем в руководстве евреев, которые на сегодняшний день ему пока нужны” - заявил в узком кругу Гитлер 24 июля 1942 года (Генри Пикер. Застольные разговоры Гитлера). Поэтому после окончания Второй мировой войны Холокост не прекратился. Преследования евреев приняли более открытую и более изощренную форму. Оказавшиеся в лагерях для перемещенных лиц, чудом выжившие узники гетто и концлагерей, с горечью отмечали: “Лучше быть побежденным немцем, чем освобожденным евреем!”.

Англичане терроризировали еврейское население Палестины. “Королевский флот, королевская авиация и тысячи британских солдат патрулировали побережье Палестины.…29 июня 1946 года…Сто тысяч британских солдат и две тысячи полицейских ворвались в десятки киббуцов и деревень; вторглись в национальные учреждения… ввели комендантский час во всех городах Палестины с еврейским населением; наконец, посадили в лагеря более 3000 евреев, в том числе большую часть национальных лидеров…

Они (британцы) насильно отправили назад в Германию 4500 беженцев прибывших в Палестину на корабле Хаганы “Эксодус 1947”… Сколько жить буду - не забуду кошмарную картину: сотни британских солдат в полной боевой форме с дубинками, пистолетами и гранатами наступают на несчастных беженцев «Эксодуса» , из которых 400 - беременные женщины, решившие дать жизнь своим детям в Палестине. И не забуду отвращения, которое я почувствовала, узнав, что этих людей перевезут, как животных в клетках, в лагеря перемещенных лиц…” (Голда Меир Моя жизнь. М, ГОРИЗОНТ,1993.С.171-176,187).

Англичане создали на Кипре концентрационные лагеря, куда интернировали более 50 тысяч переживших Холокост, не имевших официального разрешения, евреев-иммигрантов. Они арестовывали и казнили неугодных им еврейских лидеров.

В Польше, где во время войны шло массовое уничтожение евреев, после освобождения советскими войсками началось освобождение присоединенных немецких территорий от проживающих там немцев, затем полмиллиона украинцев, проживающих на восточных землях, выселили на Украину.

Оставшихся в живых евреев, несмотря на то, что из 3,5 миллионов их осталось всего около 40 тысяч, не было куда выселить, в Палестину не пускали англичане. Поэтому антисемитская истерия достигла необычайного размаха, нападения на евреев на улице, в общественном транспорте и общественных местах стали обычным явлением.

4 июля 1946 года в административном центре воеводства Кельце, где на улице Планты в доме №7, принадлежавшем еврейской общине, жили чудом избежавшие гибели евреи, произошел погром. До этого, в течение нескольких часов, по городу усиленно распространяли слух о ритуальном убийстве жителями дома №7 по улице Планты девятилетнего польского мальчика. То, что “убитый” мальчик давно вернулся и сидит дома, никого не интересовало. Взбесившаяся толпа ворвалась в дом. Живших в доме евреев: мужчин, женщин, стариков и детей выбрасывали из окон. На улице раненых добивали железными прутьями, кольями, камнями и молотками. Были убиты 43 человека. Ицхак Цукерман – один из руководителей восстания в Варшавском гетто, приехав в Кельц сразу после погрома, увидел перед домом покрытую кровавым человеческим месивом улицу, среди изуродованных трупов - беременных женщин с распоротыми животами…

После погрома превзошедшего по своей жестокости все вместе взятые погромы гитлеровской Германии довоенного периода, включая “Хрустальную ночь”, министр безопасности Польши Станислав Радкевич во время встречи с представителями польских евреев, требовавших принятия мер, нагло заявил: “Вы, может быть, хотите, чтобы я сослал в Сибирь 18 миллионов поляков?”. Из-за усилившегося государственного и бытового антисемитизма, большинство евреев желало покинуть Польшу, но полиция Варшавы задерживала всех евреев, посетивших израильское посольство с целью получения виз.

В Советском Союзе “в послевоенные месяцы антисемитизм стал приобретать новую форму. Он проявляется более открыто, особенно среди партийных руководителей, чекистов, а также среднего звена руководителей производства. Замечено, что евреи изгоняются из правительства, руководящих партийных и советских органов.” (”Форвертс”, 27 июня 1947).

Был введен запрет на посылку офицеров-евреев на замену в войска, находящиеся в Европе. Офицеры-евреи могли быть посланы по замене только на Курилы, Сахалин, Камчатку, Чукотку.

Началось уничтожение чудом уцелевших еврейских памятников культуры, скромных самодельных памятников, установленных на местах массовых расстрелов евреев. В городе Невель, Псковской области на могиле убитых евреев у «Звезды Давида» отрезали угол, сделав пятиконечной… На месте расстрелов евреев Львова построили собачий питомник и свинарник.

Менялись названия мероприятий: борьба с космополитами, вейсманистами, морганистами, сионистами…, но суть их была одна и все понимали, что речь идет о евреях. Убийство в январе 1948 года, по приказу Сталина, Соломона Михоэлса явилось началом “окончательного решения еврейского вопроса” в Советском Союзе и подвластных ему колониях - социалистических странах.

В Венгрии началась массовая депортация оставшихся в живых евреев из Будапешта и других городов, выехать в Палестину им не разрешили.

Летом 1950 года началась волна массовых арестов евреев в Румынии, власти Румынии причины арестов не указывали.

Уходя из Палестины англичане оставили окружающим воссозданное еврейское государство арабским странам свое вооружение, укомплектовали их армии своими офицерскими кадрами и наложили эмбарго на поставку в Палестину оружия. Войска всех соседних с Израилем арабских стран под предводительством английских офицеров вторглись в еврейское государство с целью его уничтожения и “окончательного решения еврейского вопроса” в Палестине. Только благодаря Чехословакии, которая, вопреки всем запретам, снабдила Израиль оружием, евреям удалось выстоять в этой неравной борьбе и победить.

За помощь Израилю, все руководство Чехословакии, большинство из которого составляли евреи, по приказу Сталина, было уничтожено.

“В Чехословакии проводилась “чистка” среди высших чинов коммунистического руководства, чехословацкой армии и тайной политической полиции. Четыре арестованных генерала совершили самоубийства. После ареста Гендрика Весли, главы тайной политической полиции Чехословакии, заменивший его на этом посту генерал Юзеф Павел вскоре также был арестован вместе со своим заместителем генералом Покорным.

Совершил самоубийство во время ареста видный генерал Задина – руководитель военной промышленности страны. Генерал Клез (Настоящая фамилия – Крейзл) глава военной разведки Чехословакии, также был арестован и совершил самоубийство в тюрьме” (”Нью-Йорк таймс”, 1951).

Когда во главе Чехословакии стали Готвальд и Запотоцкий, страна, которая до этого всячески помогала Израилю, сделала антисемитизм своей государственной политикой.

В 1952 году в Праге состоялся показательный судебный процесс над бывшим генеральным секретарем Коммунистической партии Чехословакии Рудольфом Сланским и тринадцатью другими руководителями. Большинство из них, в том числе и Сланский, были евреями. Среди них бывший заместитель министра обороны, бывший министр иностранных дел, бывший редактор партийной газеты “Руде Право”… Всех их обвинили в связи с западными разведками и сионистами, объясняя “предательство” обвиняемых их еврейским происхождением. Сланский и десять других обвиняемых были приговорены к смертной казни.

Политбюро ЦК ВКП/б/ приняло постановление о расстреле всех обвиняемых – членов Еврейского антифашистского комитета, кроме 75-летней академика Лины Штерн. После чего, 11 июля 1952 года, Военная коллегия Верховного суда объявила свой приговор: деятелей ЕАК расстрелять, Лину Штерн приговорили к пяти годам ссылки в Казахстан.

“Ликвидация “еврейского влияния” в компартии СССР и советском правительстве, которая началась после войны, в последнее время настолько ускорилась, что только маленькая горсточка евреев осталась на своих постах. За исключением Лазаря Кагановича, нет больше евреев, которые играли бы какую-нибудь роль в партийном руководстве. Из министерства иностранных дел и с дипломатической службы евреи вычищены полностью”(”Форвертс”,август 1952)

На запасных путях и товарных станциях больших городов накапливались эшелоны. “Вызвал меня тогда к себе руководитель отдела И.Белинский… он поручил мне поехать на товарную станцию проверить, в каком состоянии находятся эшелоны для отправки людей. Ознакомился на месте с пустыми вагонами. Они были далеки от готовности. Шедший со мной начальник товарной станции заявил, что “жиды смогут и в таких вагонах отправиться на вечный покой”…Мне стало ясно, что он считал меня литовцем. Поэтому был так откровенен…” (из воспоминаний Героя Советского Союза Григория Ушполиса).

“Булганин подтвердил ходившие слухи о, намечавшейся после процесса (”Дело врачей”) , массовой депортации евреев в Сибирь и Дальний Восток. В середине февраля 1953 года ему позвонил Сталин и дал указание подогнать к Москве и другим крупным центрам страны несколько сотен военных железнодорожных составов для организации высылки евреев.”(из мемуаров Этингера).

Хрущев, будучи в отставке, поведал Этингеру, что планировались “народные выступления”, после которых до места назначения должна была приехать лишь половина евреев. Начальниками секретных частей были получены из армейских штабов запросы: прислать списки всех офицеров-евреев находящихся на службе. Для погромщиков готовились списки врачей-евреев с домашними адресами. Предназначенные для евреев вагоны, в которых возили пленных немцев, так промыли дезинфекцией(хлоркой), что побыть в них больше пяти минут было невозможно: кружилась голова, слезились глаза, душил кашель и начиналась рвота… Симонов готовил письмо в ЦК по вопросу очищения Союза советских писателей от балласта, “значительная часть этого балласта составляют лица еврейской национальности”.

В организации всесоюзного погрома принимали участие и евреи: журналисты “Правды” Заславский, Хавинсон, академики Исаак Минц и Марк Митин составили письмо в “Правду” и собирали к нему подписи. “Я, конечно, внимательно прочитал письмо. Это был приговор советским евреям” - вспоминал писатель Вениамин Каверин (Зильбер). Но Сталин публикацию отменил, посчитав ее лишней, всесоюзная кампания по подготовке к окончательному решению “еврейского вопроса” приближалась к своему финалу. Только смерть Сталина и решительные действия Берия её остановили.
.
Борис Брин
По книге “Демоны кровавого века”
avatar
Borys
Почётный Бердичевлянин
Почётный Бердичевлянин

Возраст : 70 Мужчина
Страна : Германия Город : Оберхаузен
Район проживания : Центральная поликлиника
Место учёбы, работы. : Школа №9, маштехникум, завод Комсомолец
Дата регистрации : 2010-02-24 Количество сообщений : 1936
Репутация : 2004

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Sem.V. в Вс 19 Фев - 20:25:35

ЭФРАИМ СЕВЕЛА
Женщины из Цфата


Что остается в памяти после войны? Не знаю, у кого что, а мне после войны Судного дня помнится лишь жуткий непрекращающийся шум. День и ночь. И никакой паузы, никакой передышки.
Поверьте мне, на фронте было слишком шумно не потому, что дело происходило в Израиле, а евреи, как известно, не из тех, кто разговаривает очень тихо.
Это было бы полбеды и даже четверть беды.
Страшный шум, от которого было впору с ума сойти, происходил от того, что бои на Голанских высотах велись на участке шириной в несколько десятков километров, а огневых средств, и притом самых мощных калибров, понатыкали в этой тесноте так много, что их бы хватило на целый фронт в Европе во время второй мировой войны.
Четыре тысячи танков грохотали и скребли друг друга железными боками на этом пятачке и палили из всех отверстий, пока не вспыхивали факелом и экипажи не сгорали заживо. А если к этому добавить ракетные установки, минометы, которые, как известно, тоже не имеют глушителей звука, и сотни дальнобойных орудий главного калибра, то даже ребенку станет ясно, что вздремнуть хотя бы часок в этом аду солдату с самыми крепкими нервами не удавалось.
Где уж тут уснуть, когда рядом бухают тяжелые орудия, и не поодиночке, а по три-четыре вместе, залпом, и от каждого такого выстрела из ушей начинает сочиться кровь. Потому что воздух детонирует с такой силой, что барабанные перепонки не выдерживают.
Вся артиллерийская прислуга и все, кто находятся поблизости от орудия, при выстреле затыкают пальцами уши и широко раскрывают рты, чтоб уравновесить давление воздуха на барабанные перепонки.
Но это помогает как мертвому припарки. И кровь течет из ушей по пальцам.
И все мы, что живы остались, после войны смущали собеседников, по
несколько раз переспрашивая каждую сказанную ими фразу. Поэтому над нами часто смеялись. И мы тоже смеялись. Потому что лучше быть живым и немножко глуховатым и смеяться сколько душе угодно, чем сохранить слух, но сложить голову и, естественно, не иметь возможности ни разу рассмеяться.
Одним словом, проходили дни и ночи на Голанских высотах, и от постоянного шума мы ни разу не поспали и совершенно очумели.
Поэтому, когда нашему подразделению был отдан приказ передислоцироваться с Голанских высот на Синайский фронт, мы взвыли от радости. Наконец-то поспим. В пути. Пока с севера на юг пересечем весь Израиль и всю синайскую пустыню до Суэцкого канала. Это добрых семь-восемь часов дороги в абсолютной тишине, мягко покачиваясь на рессорах. Можно сойти с ума от одного лишь предвкушения.
К нам подогнали пассажирские автобусы и стали быстро грузить. Я попал в автобус из Иерусалима. На нем еще оставался номер прежнего довоенного маршрута. Девятый! Господи! Сколько я на нем ездил. Девятка идет мимо моего дома от горы Скопус до улицы Кинг Джордж. Когда я сел и погрузился в мягкое сиденье, я почувствовал, что в нем еще не остыло тепло от моего тела с тех мирных времен.
Мы влезли в автобус с личным оружием и боеприпасами, сбросили на пол
каски, как по команде откинули на спинки сидений головы с небритыми заросшими лицами и уснули, словно в обморок упали.
Не знаю, сколько мы спали, мне показалось, что лишь одну минуту, как всех нас вырвал из глубин сна многоголосый женский крик.
Поначалу мы ничего не могли разобрать.
Автобус стоял в каком-то городе, окруженный толпой женщин. Потом оказалось, это город Цфат, в Галилее, в часе езды от наших прежних позиций. Цфат - город религиозных евреев. Здесь всегда тихо и дремотно, как в синагоге.
На сей раз нас разбудил шум посильнее того, от которого мы избавились
на Голанских высотах. Разговаривали одновременно и не сдерживая голоса сразу сто еврейских женщин из Цфата. Не только нас, они могли бы и мертвого разбудить.
Очень недовольные, даже злые, мы высунулись из окон автобуса.
- Чего вам надо? Дайте людям поспать.
- Нам ничего не надо,- загалдели они.- Дайте нам телефоны ваших жен и матерей, и мы позвоним им сегодня же, что видели вас живыми и здоровыми.
Только и всего.
И мы перестали ворчать. Записали на обрывках бумаги номера своих
домашних телефонов, передали в окно и уехали из Цфата, снова провалившись в сон, как в обморок. А из древнего города Цфата во все уголки Израиля пошли сотни междугородных звонков, за которые, между прочим, надо платить деньги, и немалые.

Моя жена уже после войны как-то вспомнила, что ей позвонил женский
голос из города Цфата и с непонятным восторгом сообщил, что только что я был в Цфате, где меня видела эта женщина, и что я выглядел очень хорошо, прямо как картинка.
Это я-то, не спавший неделю, небритый и немытый, похожий на черта.
Я, как мог, объяснил моей жене, что произошло с нами в Цфате и каким
образом мой телефон очутился у этой женщины.
Моя жена вообще не очень склонна мне верить, и на этот раз в ее голосе я ощутил сомнение, когда она спросила:
- Она хоть молодая, эта женщина из Цфата?

avatar
Sem.V.
Почётный Бердичевлянин
Почётный Бердичевлянин

Возраст : 81 Мужчина
Страна : Израиль Город : г.Акко
Район проживания : Ул. К.Либкнехта, Маяковского, Н.Ивановская, Сестер Сломницких
Место учёбы, работы. : ж/д школа, маштехникум, институт, з-д Прогресс
Дата регистрации : 2008-09-06 Количество сообщений : 666
Репутация : 695

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Borys в Сб 3 Мар - 11:06:45

Аркадий Тигай
/сценарист/

О ЛЮБВИ К АНТИСЕМИТАМ
/старческое ворчание/


Так случилось, что как полукровка я принадлежу к двум народам, предпочитая делить горькую часть судьбы каждого из них, поэтому когда «наезжают» на русских – я русский. Когда на евреев – еврей, и никаких проблем с национальной идентичностью.
Чтобы еще больше огорчить приверженцев монопатриотизма сообщаю, что имею два гражданства, живу на два дома, в двух странах и тоже без покаяния и угрызений совести.
А было так, что давным-давно, еще в прошлом веке, выбирая натуру на улицах Парижа, мы застряли возле представительного многоэтажного дома.
- ?..
- Исламский центр, - объясняют французские друзья. – Ислам изучают.
- Зачем? - удивились мы. - В центре Парижа?
Реакция французов была быстра и подчеркнуто назидательна:
- Да, именно в центре Парижа, а что, собственно, вас удивляет?
Я подумал, что, вероятно у меня не возникло бы вопросов по поводу исламского центра в Париже, если бы, соответственно, в Ер Риаде или Кабуле, скажем, стоял христианский центр. Может кто-нибудь, находящийся в здравом уме, представить себе такое?
Французы в ответ только плечами пожимают, а мсье ле традьюктер /переводчик/, решивший, видимо дать несмышленым русским урок европейства, объяснил, что мусульмане де болезненно реагируют на христианское миссионерство.
- В конце концов, это их право, - с обидой в голосе сказал мсье ле традьюктер. - И вообще, мы считаем, что Франция несет моральную ответственность перед Алжиром и арабами, а Израиль…
- Израиль-то при чем?
- А «при том», что мы же ушли из Алжира, чем евреи лучше? Почему не уходят из Палестины?.. - И понеслось: с европейского либерализма на ислам, с ислама к арабам, с арабов на Израиль, с Израиля на евреев и дальше по большому кругу – апартеид, расизм, права человека…
«Да ты у нас антисемит, друг мой», - понял я и сразу полюбил мсье ле традьюктера. Именно полюбил, как люблю, ценю и можно сказать, коллекционирую каждое проявление искренней юдофобии, имея на то веские причины, как еврей и гражданин Израиля, и вот почему:
«Нас еб…т, а мы крепчаем», сказал неизвестный мудрец - по этой формуле евреи веками жили в рассеянии, среди чужих культур и народов, часто враждебных. Черта оседлости, процентная норма, запреты на профессии и образование - в этом дурдоме надо было выжить, вырастить детей, похоронить стариков и, по возможности сохранить хоть какие-то крохи национального самосознания. Так и сложилось, что в итоге этого, длящегося веками прозябания, приспосабливаясь и выживая, евреи накопили такой генетический материал, который, сделал еврейский характер своего рода самостоятельной ценностью. Плюс бешеные амбиции – стремление быть «самыми, самыми», следуя правилу: «чтобы стать равным, надо быть лучшим».
Оказавшись же в собственном государстве в мягком средиземноморском климате, в безопасности «среди своих», евреи рисковали потерять самые ценные из приобретенных в диаспоре, качеств и деградировать в нацию самодовольных, расслабленных сибаритов - кайфоловов. Тут-то мировой антисемитизм и примчался к нам на помощь, в виде слепой арабской ненависти в сумме с десятками международных антисионистских организаций, обеспечивающих, теперь уже стране Израиль, то самое враждебное окружение, в котором мы веками привыкли жить, оттачивая свои таланты. И история покатилась своим привычным маршрутом - ни минуты покоя, ни дня без войны.
В этих экстремальных условиях, начиная практически с нуля, загнанный в угол Израиль вынужден был совершить феноменальный рывок, превратившись из самого провинциального угла Османской империи в супердержаву - с передовой наукой и техникой. С космическими и ядерными исследованиями. С мощной системой здравоохранения и образования. И с одной из сильнейших армий мира. Таким плодотворным оказалось действие постоянной угрозы, которую Израилю обеспечили недруги. Почему же, спрашивается, не любить этих спасителей моего второго отечества?
Скажу больше – мои чувства к антисемитам не безответны, ибо в глубине души каждого из них теплится неосознанная, но нежнейшая любовь к еврейскому государству. Ведь именно Израиль дает возможность самому дремучему юдофобу отправлять свои естественно-природные антисемитские надобности, оставаясь при этом рукопожатным, и на вид, вполне порядочным человеком. Вместо неприличного «бей жидов», он провозглашает «смерть сионистским агрессорам», достигая, таким образом, антисемитского оргазма, без потери лица. Таков он искренний, /зоологический/ антисемит, ненавидящий по зову горячего сердца. Но есть и другие – идейные. Те, чей анти-еврейский пафос происходит от высочайших нравственных критериев предъявляемых, правда, не столько к человечеству в целом, сколько к евреям, в частности.
Да и кто отважится хоть словом заикнуться против нравственности?
Какой родитель посмеет одернуть ребенка, подающего монетку нищему? Наоборот – я глажу внука по головке и хвалю, поощряя благородный порыв, хоть и вижу, что не нищему подает ребенок, а жуликоватому пьянице спекулирующему на чувстве сострадания при помощи фальшивого протеза, привязанного к здоровой ноге. В своем прямодушном милосердии ребенок не видит опухшее от пьянства лицо, неискреннюю гримасу страдания, не чувствует тяжелый перегар, но объяснить это ребенку невозможно и потому я молчу.
- Мальчишка выростет, - полагаю я. – Повзрослеет и набравшись опыта разбереться кому действительно сострадать, а кого послать подальше.
Так и будет - ребенок выростет и разберется. Но «не каждый», и «не всегда». Ухитрилась же самая, самая либеральная часть Европы возмужать и даже состариться, так и не повзрослев. Засидевшись в несвежих памперсах простодушия, эти романтические переростки седьмой десяток лет продолжают, с придыханием бороться с «израильскими агрессорами», «подавая» всяким жуликам и проходимцам, паразитирующим на чувстве сострадания.
Самое же умилительное состоит в том, что в рядах этих инфантильных антисемитов огромное количество «сотых», о которых следующий анекдот:

Притча о сотом еврее.
Сказано, что в дни творения Создатель обещал каждому народу «по молитве его». Так французы получили красоту, немцы - силу, англичане - достоинство. Евреи выпрашивали ум.
- Чтобы самыми умными быть нам из всех народов, - ныли дети Израиля.
- Гордыня, - увещевал Творец.
Но евреи настаивали на своем.
- Что с вами делать, - вздохнул Создатель. – Будете вы самыми умными, но не все – каждый сотый из вас будет глуп.
- Согласны! – радостно закричали евреи.
- Подождите радоваться. Ваш сотый дурак будет таким идиотом, каких нет у других народов.
- Согласны! – снова закричали евреи, не думая о последствиях.
- И станет наказанием колен Израилевых.
Но каждый еврей думал, что «сотый» будет не он, а другой и продолжал упорствовать.
Тогда еще раз тяжко вздохнул Господь милосердный и сказал:
- Да будет так.

И вот прошло, без малого, шесть тысяч лет. Кому выпало несчастье иметь дело с глупым евреем, оценил, я думаю, безжалостную твердость Божьей воли, наградившей человеческую особь такой космической глупостью, ибо «сотый» – это действительно стихийное бедствие, катастрофа, «конец времен».
К счастью, большинство этих идиотов благополучно отсиживается в рядах религиозных ортодоксов, не нанося ощутимый вред отечеству. Другие же, влившись в братство инфантильных антисемитов, рвутся к рычагам большой политики. Это они, сердечные, замаскированные под левых политиков, обивают пороги международных антисионистских организаций с планами мгновенного обустройства ближневосточного мира, так как они это представляют в своих незамутненных разумом, младенческих снах. А идей и планов у «сотых», как у Жучки блох - один фантастичней другого. В руках плакаты, с осуждением «зверств израильских оккупантов», в сердцах негасимый огонь идей социального равенства. Словом, почти совсем как в Европе!
В наших российских палестинах подобных «европейцев» тоже, как грязи - за права арабов родную мать не пожалеем. Главное же удобство отечественного, антисионистского «гуманизма» заключается в том, что какие благоглупости не озвучивай - всегда получается в унисон с политической демагогией властей. То есть, тот редкий случай, когда и права человека торжествуют в полный рост, и с «генеральной линией партии» совпадает, практически слово в слово.
Так и получается, что совестливый журналист Олег Кашин пеняет родителей израильской девочки - они, де не воспитывают дочку в отвращении к войне:
«Никакой холокост, - пишет он, - не дает израильским родителям права приводить своих детей на военные базы разрисовывать снаряды глумливыми лозунгами. Детей, черт подери, надо воспитывать в ненависти к войне, а не в кровожадности (ссылки на советских детей, собиравших на заводах снаряды и писавших на них «На Берлин», – не в счет; те десятилетние и двенадцатилетние люди, стоявшие у станков по 12 часов, не были детьми – они уже знали цену жизни и смерти, и сравнивать их с девочками из Хайфы по меньшей мере неприлично)»

А я думаю, что «прилично». И еще я думаю, что никакой гуманный российский дядя не может учить эту девочку хорошим, манерам по той причине, что с самого рождения она знает, видит и переживает то, что сердобольным европейцам и во сне не снится. И что уж точно никак не соответствует представлениям этих дядь о счастливом, безоблачном детстве. И пусть внешняя гламурность: бантики, сандалики и родительское обожание никого не вводят в заблуждение – в доме, где проходит «счастливое детство» израильского ребенка есть комната-убежище с бетонными стенами и металлическими ставнями куда семья укрывается во время воздушной тревоги или ракетного обстрела. Как надеть противогаз? Как помочь родителям заклеить лентой окна и двери во время газовой атаки? – это, и многое другое знает израильский ребенок, еще не умея читать и писать. Знает, где висит военная форма, которую папа-резервист надевает, уходя на войну. И почему плачет мама, и о чем молится дедушка. Девочка из Хайфы знает, как правильно упасть на землю, услышав крик «Аллах Акбар», который издает террорист, перед тем как взрывать евреев. Знает, что если падать быстро, то можно спасти жизнь, как спаслась тетя из соседнего дома. А если замешкаться, то может оторвать ноги, как у мальчика из параллельного класса. Так, что цену жизни и смерти девочка из Хайфы знает очень хорошо, хоть и не стоит по 12 часов у станка.
Такова реальность, и это не игры с детьми в «войнушку» в целях военно-патриотического воспитания, а нормальная каждодневная жизнь израильского ребенка. Реальность и то, что через несколько лет эта самая девочка из Хайфы, воспитанная в любви и нежности, сама наденет военную форму и пойдет защищать свою маленькую страну. Это тоже реальность потому, что каждое поколение израильтян имеет свою войну, или две, или три. И война эта «на окончательное решение еврейского вопроса» и «на полное уничтожение государства Израиль». Именно как в Великую Отечественную, только еще страшней потому, что в войнах этих на одну девочку из Хайфы приходится двести! /к слову о непропорциональном ответе/ подданных арабо-исламского мира, главная цель которого, по словам его лидеров, состоит в том, чтобы уничтожить Израиль и евреев. Сбросить в море, стереть с лица земли - этим день и ночь, на протяжение десятилетий заняты политические и религиозные вожди полуторамиллиардного анти израильского фронта. Эти цели они открыто провозглашают, при полной поддержке «либеральной общественности», «прогрессивного человечества» и разгневанных дядь – журналистов, делающих вид, что не слышат людоедские филиппики своих протеже.
По этой причине, к великому сожалению, Израиль не может позволить себе роскошь безоблачного детства для своих сынов и дочерей, хоть и очень старается. Компенсировать приходится бантиками и яркими майками, на которые ведутся «проницательные» журналисты.
В Израиле говорят – если проблему нельзя решить с ней надо научиться жить. Научились. Когда в 2006 году, Хизбола начала ракетные обстрелы Галилеи, приведшие в последствии ко второй Ливанской войне, женщин и детей эвакуировали в центр страны. Свои дома покинули десятки тысяч людей, перебравшись к родственникам или в палаточные городки, разбитые на берегу моря. Телевизионная картинка из этих лагерей напоминала репортажи с праздничных пикников – музыка, шашлыки на природе, беженцы в купальниках на песчаных пляжах, больше похожие на курортников. А, ведь можно было показать окровавленные тела детей и рыдающих женщин на руинах разбомбленных домов, как это делали ливанские пиарщики. Слава Богу, не стали израильские телеканалы выдавливать слезу из сердобольных европейцев - сочувствия все равно не дождались бы, зато и не дали повод злорадствовать антисемитам. Такие, дескать, мы крутые, что спокойно загораем под грохот взрывающихся ракет. Да, загораем, но не потому, что «не страшно». Еще как страшно, если откровенно. Мы бы испугались, но и страх непозволительная роскошь для израильтян, поскольку именно этого добиваются Хизбола, Хамас, Исламский Джихад, Бригады Абу Риша, Фатх, Братья мусульмане, Бригады мучеников… и прочие – несть им числа. В этом глубинная суть векового противостояния. Исламистские лидеры утверждают, что любовь «неверных» к жизни есть слабость, рассчитывая, что испугаемся и в панике разбежимся, бросив страну на милость победителей. Черта с два! Именно здесь, в самом центре запланированного халифата будем жить, любить, петь, танцевать и растить детей в любви и родительском обожании, доводя антисемитов до зубовного скрежета и кликушеских пророчеств о закате еврейского государства.
Это, ведь, тоже, своего рода аттракцион – поддерживать юдофобские упования на близкую и неминуемую кончину Израиля! То есть, в том, что это произойдет с минуты на минуту никто, естественно не сомневается, вопрос лишь в нюансах. А как, за шестьдесят лет этой сладкой мечты у них все продумано и расписано в деталях, со всеми подробностями. То есть, вот-вот – буквально завтра, «на следующей неделе», «в крайнем случае, через год», «через пять, наверняка», еще чуть-чуть и… Десятки стран испарились, распались и исчезли с лица земли. По нескольку раз сменились режимы в сопредельных государствах. Рухнул Советский Союз и Британская империя, а антисемит как обманутый юноша на первом свидании, все ждет, надеется, теребя цветы. Того не знает, бедолага, что его «кинули». И что никакого конца Израиля не будет ни сегодня, ни завтра. И вообще, никогда. А ведь казалось, что все признаки на лицо.
Да, мы меняем тысячи живых террористов на два тела наших погибших мальчиков. И готовы воевать за одного похищенного солдата, вызывая глумливые насмешки тех, кто, с легким сердцем посылает сотни своих подростков взрываться вместе с евреями. Что ж, у каждого свои предпочтения: одни любят свой маленький народ, другие - свою большую ненависть к другому народу. Любят, лелеют и, возводя в добродетель, воспитывают в этой ненависти детей.
К слову о воспитании - вспоминается весьма распространенное среди «либералов интернационалистов» убеждение, что в основе арабо-исламского противостояния Израилю лежит чисто территориальный конфликт. Дескать, антисемитизм не при чем и борьба идет не с евреями, а с государством Израиль. А хитрожопые евреи, чтобы стравить братские мусульманский и христианский миры, пытаются представить свои местечковые разборки с арабами как глобальную религиозную войну. Не утруждая себя долгими поисками, приведу лишь несколько цитат – нет, нет, не из кровожадных экстремистских газет. Не из митинговых речей террористов-отморозков, и не из проповедей бесноватых аятолл, а из школьных учебников, изучая которые, арабские дети постигают религию «мира и добра».
(«Исламское образование», 10-й класс, стр. 115-116).
«…Евреи угрожает существованию ислама и арабов. Справедливость и логика требуют единственного приговора - ликвидации евреев»
Не описаны, правда способы нашей ликвидации, видимо, в расчете на то, что вопрос уже давно изучен и проверен на практике. А мотивы изложены в следующем учебнике под названием «Социалистическое образование» 10 – й класс, стр. 104:
«Нацисты преследовали евреев, потому что те предали свою германскую родину и перешли на сторону противника...
Вот ведь, оказывается, как дело было!
И еще:
«Евреи сотрудничают с язычниками и еретиками против мусульман. Им известно, что ислам раскроет всю их лживость и другие мерзкие качества...» («Исламское образование», 11-й класс, стр.33).
Остается выяснить, кто такие язычники и еретики, а в остальном - конфликт, как видите, «чисто территориальный», и сугубо местного значения, поскольку евреи в одном месте уже собрались и для их ликвидации остается лишь врезать посильней. Поэтому стреляют ежедневно – ракетами, минами, самопальными трубами, начиненными взрывчаткой. В армейские подразделения не попадают никогда. Иногда ракета залетает в дом или другую гражданскую постройку. Когда же удается убить еврея – радости нет границ. Однажды ракета упала возле детского садика, погиб четырехлетний ребенок – по причине такого счастья на улицах Газы раздавали конфеты, танцевали и пели.
Израиль не кричит «караул!», не строчит жалобы в международные правозащитные организации, зная, что никто не возмутится и не прибежит защищать евреев. А если и прибегут то не защитники, а очередная комиссия по расследованию «зверств израильских агрессоров», чтобы удостовериться в том, что ответными действиями израильтяне не превысили «пределы необходимой обороны». Либеральное сообщество точно знает, какое количество палестинских боевиков должно ответить за взрывы на улицах израильских городов и ревностно следит за соблюдением арифметического баланса. Поэтому реакция Израиля до скучного однообразна: Цахал огрызается ответными обстрелами, пытаясь разрушить туннели контрабандистов оружия и поразить группы боевиков. Эффективность этих обстрелов не многим больше атак хамасовцев, поскольку «воины Аллаха» пускают свои ракеты из густонаселенных районов, рассчитывая на то, что при ответном ударе пострадают мирные жители и можно будет протащить очередную «резолюцию с осуждением».
Так и живем от резолюции до резолюции. По каким-то странным, ни для кого, кроме Израиля, не предписанным законам, спускаемым нам откуда-то сверху, из каких-то божественных либеральных сфер. Согласно этим «законам» еврей, живущий на территориях, это оккупант которого осуждает весь мир, а арабы, живущие среди евреев, это торжество мультикультурализма, заслуживающее всяческого поощрения. Не странно ли? Выходит, что евреи не имеют право жить на территории «демократического палестинского государства». Тогда почему арабы свободно живут в Израиле – стране апартеида и расизма, если верить антисемитской пропаганде?
А что за магическая цифра 1967, может кто-нибудь объяснить мне, несмышленому? Какой такой рай был в Палестине до 67 года? Какая благодать, которую мечтают возвратить палестинские арабы, при полной поддержке мирового сообщества?
Будучи в те далекие годы взрослым человеком я отлично помню, что ни мира, ни рая, ни самого палестинского государства, ни даже автономии до 67 года на территориях не было и в помине. А «вековая мечта» о собственном государстве на западном берегу Иордана запылала в арабских сердцах лишь, после шестидневной войны. Вот и спрашивается - по каким международным законам Израиль обязан возвращать территории, отвоеванные им в результате войны, развязанной бывшими хозяевами этих территорий под демонстративно провозглашенным лозунгом: «наша цель уничтожение Израиля»? В упрощенном виде сегодняшняя арабская позиция звучит так: «мы хотели вас уничтожить, но у нас не получилось, поэтому давайте вернемся на исходные позиции». Уместен встречный вопрос: «а если бы у вас получилось, мы и тогда вернулись бы «на исходные»? Или в шестьдесят седьмом году была не война на наше уничтожение, в которой погибли 776 израильских солдат, а игра в песочнице, которую сегодня можно «переиграть»? А если можно то, на каких условиях? Палестинские лидеры считают, что арабский мир так велик, богат и силен, что у Израиля никаких условий быть не должно – не все евреи разделяют это мнение.
Справедливости ради, следует признать, что после шестидневной войны и захвата храмовой горы израильтянами, у иерусалимских арабов, действительно появились некоторые проблемы, в частности с утилизацией мусора, который они прежде сбрасывали под Стену Плача, устроив, таким образом, городскую помойку в главной иудейской святыне. Имея, кстати за плечами подобный опыт «религиозной терпимости» исламисты не сомневались, что, с боями отвоевав храмовую гору, израильтяне разрушат мечети – «знала кошка, чье мясо съела». Однако, при «незаконных» и мстительных евреях с Аль Аксы не упал ни один камень, и свалка не устроена в ее стенах, вопреки ожиданиям. И Аллах Акбар звучит на Храмовой горе «в полный голос». Не потому ли так осмелели имамы, что стали требовать полного своего суверенитета над старым городом на том основании, что в нем, видите ли, находятся мусульманские святыни? А христианские? А иудейские? Или Аль Акса важней Стены плача? Мы, дескать, очень верующие – нам нужно, а вам не обязательно. Кто сегодня возьмется объяснить это религиозным евреям после истории с помойкой? И кто берется уговорить их «добровольно отдать» в надежде, на «бумажные» договоренности, подписанные теми же руками, что устроили помойку у Стены Плача?
Вопросы, вопросы, вопросы… Как разрешить их знает практически каждый второй. На много меньше тех, кто пытается помочь - в основном материально.
На эту тему тоже существует миф, якобы борьбу за выживание Израиль ведет из-за спины США, которые его содержат, снабжают оружием и средствами. Отвечаю статистикой: сегодня ежегодная сугубо военная помощь, которую предоставляют Израилю США составляет 1,5 процентов от 200 миллиардного бюджета государства Израиль. На этом список «спонсоров» заканчивается. Решают ли эти полтора процентов судьбу еврейского государства?
А вот список международных доноров палестинской автономии: США, Евросоюз, ООН, нефтяные шейхи, Иран, Турция, МВФ, Россия, Норвегия, Япония... Список можно продолжить, а счет идет на многие миллиарды. Чем не жизнь?
Говорят: «вначале помоги тому, кто обижен, потом тому, кто прав». Нет, нет, это не намеки. Я, ни в коем случае не призываю оставить палестинцев на произвол судьбы и броситься помогать Израилю – не сошел же я с ума. Я лишь напоминаю, что тем, кто по глупой воле своих поводырей сегодня выступает в роли обиженных, помогают всем миром уже седьмой десяток лет. Увы, с нулевым результатом – никакие миллиарды не помогают преодолеть нищету и запустение, не в коня корм. Скорей же всего, именно благодаря этим «заботам» общество палестинских арабов пребывает то в глубоком обмороке, то в религиозной истерике, легко переходящей в бессмысленную пальбу во все стороны, из всех видов оружия.
По вредной стариковской привычке давать советы, так и подмывает порекомендовать мировому сообществу: перестаньте обкладывать ватой целый народ. И прекратите пичкать валерьянкой исламских радикалов, а откройте окна и, проветрите помещение. А против истерики, как известно, есть верное, испытанное веками, средство - отхлестать больного по щекам и сунуть под холодный душ - действует безотказно. Вместо этого «прогрессивная общественность» занимается кормлением из соски и бессмысленными увещаниями и уговорами, бьющихся в параноидальной падучей исламистов, убеждая цивилизованный мир не раздражать пациента осуждением, а потерпеть. И все терпят. Причем, не только на Ближнем востоке, но и во всем мире.
Больному позволяется выносить смертный приговор художнику, за рисунок, писателю - за книжку. Разрешается побивать камнями неверных жен. Казнить, ушедших из веры. Вешать на площадях наркоманов и устраивать костры из «вражеских» книг, одновременно отрезая головы «неверным» за где-то кем-то сожженный Коран. Позволено даже уничтожать тысячелетиями создаваемые памятники культуры, как это было со скульптурами Будды в Афганистане, расстрелянными талибами, под крокодиловы причитания либералов. Хотя рядовому психиатру одного этого расстрела хватило бы для установления диагноза: «душевно больной». Его бы лечить следовало но, как я уже писал, вместо психиатрических лечебниц на улицах европейских столиц возводят исламские центры. Ну-ну…
Впрочем, не наше это дело. Не в интересах Израиля заботиться о здоровье противника. В конце концов, чем дольше длится благотворительная шизофрения, тем меньше шансов, что палестинское общество созреет до осознания себя народом, прекратит бесплодное жидоедство и займется, наконец, строительством собственного государства. А в сегодняшней слезливой ближневосточной мелодраме, в которой арабы выступают в драматической роли сирых и обиженных до того ли им? За несколько десятков лет существования института «палестинских беженцев», стараниями арабских вождей, и международных чиновников /читай инфантильных антисемитов/, финансирующих многолетнюю «халяву», палестинские арабы - потомки гордых кочевников и мореходов, превратились в нацию профессиональных иждивенцев и попрошаек, паразитирующих на глупости доброхотов. Десятилетиями живущие на подачки от европейских «гуманистов», отлученные от труда, учебы, гражданской и личной ответственности, одурманенные исламистами, тысячу раз обманутые вороватыми и лживыми вождями, сегодняшние палестинцы, оказываются не способны ни на что, кроме беганья с «калашом» вдоль израильской границы в надежде убить еще одного еврея.
Хорошо помню горячие заклинания весьма образованной палестинской дамы, члена Законодательного совета Палестины Ханан Ашрауи:
- Прекратите оккупацию, и вы увидите, как расцветет наша Палестина!.. – умоляла она.
Ну, прекратили. Ну, ушли евреи из Газы. Ну, потекли туда немереные миллионы международной помощи и что? Междоусобная резня, раскол, исламистский террор и бесконечные, ни на день не прекращаемые обстрелы «незаконного сионистского образования». В итоге блокада и еще большая политическая и экономическая деградация. Где-то теперь поживает эта милая дама, мадам Ашрауи? Что-то думает о «рае» построенном ее соплеменниками в освобожденной от евреев Газе?
В отличие от многих профессиональных гуманистов-теоретиков я не по встречам на симпозиумах и саммитах знаком с арабами. В Израиле живу с ними рядом, практически на одной улице. Лекарство покупаю в арабской аптеке. Лечусь у арабского доктора. А из окон моего израильского дома видна арабская деревня, в которую я частенько заезжаю пообедать, или купить саженцы для клумбы. Потому могу квалифицированно свидетельствовать, что при всей внешней благопристойности, никакой «сладкой» межнациональной идиллии нет, как впрочем, нет ее в природе. Да, арабам живется в Израиле ровно так же, как любому национальному меньшинству в любой, самой цивилизованной стране - проблемы, недоговоренности, взаимные претензии и «тёрки». Что-то решается легко, что-то с оговорками, какие-то вопросы откладываются «до лучших времен». Но это нормальная, реальная совместная жизнь двух народов без елея и фальши. А о «тяжести», или «легкости» этой совместной жизни лучше всего говорит тот факт, что самый страшный сон израильского араба, это потеря им израильского гражданства. Кто не верит, пусть поинтересуется как они, израильские арабы относятся к идее взаимного обмена территориями и гражданами? О, вы услышите много упреков, возражений и обвинений в несправедливости, хотя речь идет не о переселении, и не о потере имущества, земли или дома. Ничего подобного – предлагается лишь перерисовывать границу с тем, чтобы при разделе территорий израильский араб оказался не в ненавистном еврейском государстве, а в своем, родном, желанном, выстраданном, если верить палестинской пропаганде. А он, несмышленый протестует и с негодованием отвергает такую блестящую перспективу. Вот и разбирайся тут – с одной стороны весь арабский мир кричит: «сбросим Израиль в море!», с другой – «вы не имеете право лишать меня израильского гражданства!» Как в этой шизофренической ситуации удовлетворить требования всех арабов знает только ООН и «сотые», конечно, у которых с логикой вообще никаких проблем.
Самое же парадоксальное заключается в том, что еще больше чем израильские арабы, палестинского государства не хотят и бояться палестинские вожди, снимающие сегодня с международной помощи «бедным и угнетенным» такую маржу, о которой, в собственной стране и мечтать не посмеют. Вот и морочат голову мнимой несговорчивостью. Мало того - чтобы списать воровство гуманитарной помощи, палестинские лидеры время от времени затевают «интифады» в течение которых обнуляется предыдущий бюджет, и активизируются очередные финансовые подачки, которые в период конфликта еще легче разворовывать. Фактически жизни шахидов, /читай - одурманенных пропагандой арабских мальчишек/, меняются на деньги. Товар, деньги, товар – нормальный бизнес, не так ли? Симулируя, таким образом, борьбу за собственное государство, палестинские вожди, все как один превратились в миллионеров, не забывая, при этом причитать о нищете, и безвыходном положении палестинцев. И это в самом центре родной арабо–исламской вселенной до отказа набитой нефтедолларами, где для построения счастливой жизни на свой вкус и цвет палестинцы имеют сотни вариантов. У евреев же всего один – клочок каменистой земли размером с четверть Ленинградской области. Одна тысячная часть от арабо-исламской галактики. Этого отчаянно мало, но нам хватит. Мы даже готовы от этого своего крошечного надела, выделить часть особо обиженным, лишь бы нас оставили в покое…
Хотя, что это я болтаю! Нет, нет, ни в коем случае, только не это – не надо оставлять нас в покое, ибо самым большим несчастьем для еврейского государства было бы исчезновение антисемитов. Вы уж, пожалуйста, ненавидьте и стройте планы нашего уничтожения, а мы придумаем, как выкрутиться. Чтобы выстоять, мы воздвигнем стену до небес, вроемся в землю, изобретем искусственное солнце и вечный двигатель, сроем горы, насыплем острова и опресним океан. И сотворим еще много чудес, чтобы выжить и оправдать, столь ценимую нами, ненависть врагов, поскольку именно завистливая ненависть антисемитов – источник наших проблем. А наши проблемы – залог наших успехов.
И последнее - не надо так расстраиваться. В сущности, происходит лишь то, о чем на заре сионизма предупреждал Марк Твен.
– Оказавшись в собственном государстве, евреи узнают свою силу, - пророчествовал он. - И перестанут довольствоваться участью «управляемых и гонимых», подобно взбунтовавшемуся коню, который узнал, что он сильней ездока.
Да, «узнали». Да, на участь гонимых, преследуемых, несчастных и убогих не согласимся больше никогда - скорей погибнем. Но на этот раз погибать будем уже не в нашей, а в мировой катастрофе. И в одной веселой компании и с левыми либералами, и с правыми националистами, и с религиозными радикалами, и в целом, со всем «прогрессивным человечеством» - наблюдателей не останется. Такова цена, которую вынуждены, будут заплатить антисемиты за исчезновение с лица земли маленького еврейского государства.
avatar
Borys
Почётный Бердичевлянин
Почётный Бердичевлянин

Возраст : 70 Мужчина
Страна : Германия Город : Оберхаузен
Район проживания : Центральная поликлиника
Место учёбы, работы. : Школа №9, маштехникум, завод Комсомолец
Дата регистрации : 2010-02-24 Количество сообщений : 1936
Репутация : 2004

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Beni в Вс 4 Мар - 6:31:33

Ужаснись сам себе! Андрей Кончаловский

27 февраля 2012, 07:27


Добрый день!
Мой блог будет называться <<Ужаснись сам себе>>. Я недаром выбрал это
заглавие. У Маркса есть знаменитая фраза: <<Чтобы вдохнуть в народ
отвагу, нужно заставить его ужаснуться самому себе!>>. Вот и я уже
который год призываю мой народ ужаснуться многим фактам и
обстоятельствам русской жизни, чтобы обрести отвагу и желание ЖЕЛАТЬ!
Желать самому меняться, и менять жизнь вокруг себя!

Меня уже давно записали в русофобы, которые презирают свой народ.
Ну глупость это, - тогда русофобом можно назвать и Чехова, и Горького,
и Герцена, и Чаадаева - великих русских, желавших разбудить Россию, а
не искать бесконечно виноватых в своих горестях.

Русский народ - не мертвец, чтобы о нем говорить только хорошо.
Мы - живой, полный сил, талантливый народ, просто очень молодой, и еще
не прошедший своего исторического пути, ведущего к процветанию и
успеху каждой личности. Так что мы будем говорить сегодня об /ужасном/
в русской реальности. А кто хочет слушать о себе приятное, - читайте
выступления Президента Медведева или сказки Афанасьева.

Вот и сегодня я хочу вам напомнить несколько потрясающих цифр и
фактов, которые ясно подтверждают, что Россия по многим показателям
находится не в Европе и даже не в Азии: по уровню коррупции, по
продолжительности жизни, по уровню инвестиций в науку и тому подобном
мы - в Африке!
Я даже больше скажу - это не нам надо обижаться за такое сравнение, а
африканцам! У африканцев есть объяснение своей отсталости: их четыре
века нещадно эксплуатировали и уничтожали <<пришельцы>> - расисты и
колонизаторы, а нас, русских, последние четыре века кто колонизировал,
кто гнобил нас, кроме нас самих?

Так вот, мы часто игнорируем статистику - сейчас будет статистика - в
сухих цифрах трудно охватить умом реальность.
Но масштабы трагедии, которая разыгрывается сейчас на территории
России, настолько критичны, что я призываю вас напрячь своё внимание.

*Смертность в России.*
За последние 20 лет в России вымерло более 7 млн. русских. По этому
показателю мы опережаем Бразилию и Турцию на 50%, а Европу - в
несколько раз.

Ежегодно Россия теряет по численности населения целую область, равную
Псковской, или крупный город, такой как Краснодар.

Количество самоубийств, отравлений, убийств и несчастных случаев в
России сравнимо с уровнем смертности в Анголе и Бурунди.

По продолжительности жизни мужчин Россия занимает примерно 160-е место
в мире, уступая Бангладешу.

Россия занимает 1 место в мире по абсолютной величине убыли населения.

По оценкам ООН, население России с нынешних 143 миллионов человек к
2025 г. сократится до 121-136 миллионов.

*Цифры, отражающие кризис семьи в России*, тоже ужасают: 8 из 10
стариков, проживающих в домах престарелых, имеют родственников,
способных их содержать.
Но, тем не менее, они отосланы в приюты! Родственники от них отказались.

У нас от 2 до 5 миллионов беспризорников (после Великой Отечественной
войны их было 700 тысяч).

В Китае на 1 миллиард 400 000 тысяч населения беспризорных только 200
тыс., - т.е. в 100 раз меньше, чем у нас!
Вот что значат дети для китайца! А ведь забота о стариках и детях -
это залог процветающей нации.

80% из 370 тысяч детей, находящихся в детских домах, имеют живых родителей.
Но их содержит государство! Я вообще считаю, что это - уголовщина.

Мы занимаем 1-е место в мире по числу детей, брошенных родителями.

Все эти цифры свидетельствуют об эрозии, распаде семейных ценностей у
нас в стране...

*Преступления против детей* - только послушайте.
По данным Следственного комитета РФ за 2010 год 100 тысяч
несовершеннолетних стали жертвами преступлений, - из них 1700 детей
изнасилованы и убиты (по этим цифрам мы опередили даже Южную Африку).
Это значит, что каждый день в России убивают 4-5 детей.

В 2010 году в России было совершено 9500 сексуальных преступлений
против несовершеннолетних - из них 2600 изнасилований, 3600
ненасильственных половых сношений (за 8 лет сексуальная преступность
выросла почти в 20 раз).
Нас в этих преступлениях опережает только Южная Африка.

*Наркомания и Алкоголизм.*
30 тысяч россиян ежегодно гибнет от наркотической передозировки
(население небольшого городка).

В год от водки погибают 70 000 человек.
В Афганистане во время войны погибло наших солдат 14 000!

По данным Всемирной Организации Здравоохранения на одного гражданина
РФ в год приходится 15 литров чистого спирта, притом, что если
потребление чистого алкоголя на человека больше 8 литров, то возникает
угроза выживанию нации.

*Коррупция*
Размер взяток в России удесятерился, ну а суды между собой наших
олигархов в Лондоне стали посмешищем для мирового бизнес-сообщества.

Безнаказанность в правовой сфере дошла до того, что против погибшего в
тюрьме юриста Магнитского возбуждено уголовное дело, - то есть решили
судить мёртвого человека, который, естественно, не может себя
защитить!
В Европе подобный инцидент последний раз случился в XVII веке, когда
выкопали из могилы Кромвеля и вздёрнули на виселице - так сказать,
правосудие, вдогонку!

В ежегодном исследовании Transparency International Россия по уровню
коррупции за 2011г. спустилась на 154-е место из 178 стран.
Мы соседствуем с Гвинеей-Бисау и Кенией.

Так что в свете приведённых цифр можно смело говорить об упадке
национальной нравственности - и, в конечном счёте, ответственность за
это несёт наша власть.

А теперь - знаете ли вы, что:

За последние 10лет в Сибири исчезло 11.000 деревень и 290 городов.
Средняя плотность Сибири и Дальнего Востока - 2 человека на 1 кв. км.
Средняя плотность Центральной части России - 46 чел./кв. км.
Средняя плотность населения Китая - 140 чел./кв. км.
Средняя плотность населения Японии - 338 чел./кв. км.

Для кого мы завоёвывали и развивали Сибирь и Курилы?
Для китайцев или японцев, так получается!

Для страны с таким богатством природных и водных ресурсов, позорно
иметь 50% населения бедняков.

На меня эти цифры наводят оторопь.
Надеюсь, что и на вас. Я уверен, что Путин знает все факты -
интересно, что он по этому поводу думает?

Как это ни трагично, я думаю, что, очевидно это ещё не предел, не
самое худшее, мы ещё не коснулись <<дна>>, и народ ещё не дозрел до
способности /ужаснуться себе самому/ и, наконец, обрести отвагу, чтобы
спросить, <<где мы живём?>>.
Мы принюхались к вони в подъездах и сортирах! Мы привыкли к тому, что
убивают вокруг нас. Мы привыкли к тому, что люди по российским городам
и весям буквально сражаются за свою жизнь.

Журналист, родившийся в Кущевской, Анатолий Ермолин так и написал:
<<Если в Кущевской убили бы не сразу 12 человек, а было совершено пять
убийств по два человека, этого бы никто и не заметил, как это обычно
происходит в нашей стране>>.
Ну кто в России не знает, что <<Кущевка>> не только в Краснодаре, - она
по всей стране! Что братки и цапки - это и есть реальная власть,
которую вы сами выбираете в депутаты местных собраний! Каждый у себя в
посёлке знает, кто <<крутой>>, - у кого связь с полицией и прокурором.

Кремль только и делает вид, что борется с коррупцией, увольняя
десятками генералов МВД, чиновников среднего звена, губернаторов.
Он великодушно заменяет им расстрел на <<заслуженный отдых>> в Дубаи и
на Лазурном берегу! Неужели власть всерьёз думает таким способом
покончить с коррупцией? Но, с другой стороны, по всей стране вы
выбираете в местную власть кандидата, у которого на лбу начертано <<я
вор>>, а потом удивляетесь, что власть коррумпирована!

И я думаю, неужели должна вымереть половина нации и русские должны
<<ужаться>> до Урала, чтобы народ проснулся (повторяю, народ, а не
крохотная группа думающих людей!) и потребовал от власти не приятных
успокаивающих новостей и очередных обещаний, а правды, и прежде всего
- признания того, как сейчас плохо!
Вспомните: в 1941 наступила катастрофа, - это был вынужден сделать
Сталин. В 1956 большевики почувствовали, что грозит расплата за
десятилетия террора, - и это был вынужден сделать Хрущёв. А сегодня
Россия приближается к демографической и моральной катастрофе, которой
никогда не испытывала!

Этот факт связан со многими обстоятельствами.
Главным из которых является безответственная экономическая политика
90-х, рухнувшая на людей с феодальным сознанием, никогда не знавших
частной собственности на землю и капитализма, людей, которые за 70 лет
навсегда потеряли зарождавшийся, такой едва-едва зарождавшийся, дух
предпринимательства.

Что делать?
Ну вот журналист Михаил Берг пишет в блоге: <<Мы живём в одной стране,
но у нас два народа. Крохотная кучка думающих, которым нужна большая
свобода и честные выборы, и огромная <<непродремавшаяся>> масса
российского обывателя. И между ними - пропасть из страха, самого
сильного и опасного страха, и социального недоверия... Можно бороться
с <<партией жуликов и воров>>, можно корить русское чиновничье семя,
испоганившее собой всю русскую историю, но невозможно отменить тот
факт, что непременное большинство русского населения практически не
меняется в своих фундаментальных характеристиках уже много веков!..>>.
Как ни грустно, вынужден с ним согласиться. Даже добавлю от себя -
ваши угнетатели выходят из ваших же рядов!

Поэтому я не знаю что делать, кроме как попытаться встряхнуть вас и
заставить ужаснуться самим себе.
Вот Юлия Латынина считает меня не только пессимистом, но
<<демотиватором>>, - мне же кажется, что мотивировать человека можно,
когда он в сознании и хочет спастись. А если он в обмороке или в
летаргическом сне? Иногда, чтобы привести человека в чувство, врач
бьёт его по щекам.

Я знаю, что я услышу в ответ, - уже слышал много раз, но понимаю, что,
если хотя бы треть читающих и слушающих меня сейчас была согласна со
мной, то РОССИЯ БЫЛА БЫ ДРУГОЙ СТРАНОЙ.

Я убеждён: России нужен лидер, который имел бы смелость Петра
Великого, чтобы сказать людям слова, которых они давно не слышали.
Эта будет горькая правда, ибо трудно признаться в том, что Россия не
может двигаться вперёд, потому что не хочет понять, как далеко она
отстала в своём цивилизационном развитии от Европы.

Я понимаю, что лидер нации, политик, несёт огромное бремя политической
ответственности и, как правило, не может говорить свободно.
Но сегодня только чёткое и воодушевляющее, пусть безжалостное, но
живое, искреннее слово может стать поводом для национального
пробуждения от феодальной спячки.

Только сделав это, можно надеяться, что нация, инстинктивною своею
мудростью поймёт и примет тот нелёгкий и, может быть, беспощадный
путь, который только и может выдернуть нашу страну из ямы, в которую
мы погрузились.
Я не знаю, способен ли на такой самоубийственный поступок Владимир
Владимирович Путин. Способен ли он взять <<стальную метлу>> и
провозгласить равенство ВСЕХ перед законом? Всех без исключения. Если
способен - ему суждено почётное место в Пантеоне Российской Истории.
Если нет... не знаю...

Я русский, скучаю по своей Родине, но я её <<не вижу>>!
Я не вижу страны, которой я хочу гордиться. Я вижу толпы недовольных
раздражённых лиц и чужих людей, которые боятся друг друга!

Я хочу гордиться своей Родиной, а мне за неё стыдно!
Когда я гордился Родиной последний раз? Не помню! Но я точно знаю, что
ПРАВДА о том, в каком состоянии находится наш народ, ПРАВДА, сказанная
громко на весь мир, вызвала бы у меня, и не только у меня, больше
гордости, чем победа наших хоккеистов на Олимпиаде.

Всего хорошего!
avatar
Beni
Почётный Форумчанин
Почётный Форумчанин

Возраст : 57 Мужчина
Страна : Израиль Город : Ashdod
Район проживания : Свердлова,Ново-Ивановская,Ленина
Дата регистрации : 2008-03-04 Количество сообщений : 420
Репутация : 201

Посмотреть профиль http://public.fotki.com/mich59/

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Kim в Вс 4 Мар - 11:17:04

Вениамин, смотри последнее сообщение в теме "Политика"
от 2.03.11 Ребята, читайте хоть посление сообщения.
Иначе. какой смысл их ставить, если никто не читает??? 592267.gif
avatar
Kim
Администратор
Администратор

Возраст : 60 Мужчина
Страна : Германия Район проживания : K-libknehta
Дата регистрации : 2008-01-24 Количество сообщений : 4996
Репутация : 3811

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Sem.V. в Вс 4 Мар - 22:02:03

УТРО ТУМАННОЕ…

Заведующая отделом Центральной
районной библиотеки
им. И.С. Тургенева г. Мценска
Елена Алехина,

В мае 1841 года Иван Тургенев гостил у родственников своего друга по Берлинскому университету Михаила Бакунина в имении Прямухино Тверской губернии. Там он познакомился с сестрой Михаила — Татьяной. Она была образованна, умна, немного сентиментальна и сразу почувствовала симпатию к молодому человеку. Чувство это развивалось в ней не без участия книжных идей и образов. Да и сам Тургенев был очарован Татьяной. И вскоре их отношения приобрели романтический оттенок.
В начале следующего года Татьяна упросила родителей позволить ей погостить у тетки в Москве. В одну из московских встреч она призналась Ивану в любви. Последовало тяжелое, мучительное для обоих объяснение. В сбивчивых, неясных выражениях Тургенев дал понять девушке, что, хотя она близка ему по духу и он испытывает к ней глубочайшую симпатию, ответить на ее чувство не может. Оскорбленная, Татьяна потребовала вернуть назад ее письма. Они решили, что им не следует больше видеться...
Но влюбленная девушка — вопреки всему — по-прежнему надеется. Она решается еще раз сказать о своих чувствах Тургеневу: «Расскажите кому хотите, что я люблю Вас, что я унизилась до того, что сама принесла к ногам Вашим мою непрошенную, мою ненужную любовь...» Тургеневу никто еще не объяснялся в любви. Он был смущен, чувствовал себя виноватым, хотел как-то смягчить боль Татьяны. И с юношеской наивностью надеялся сохранить их дружеские отношения, которые так ценил. Перед отъездом в Петербург, где ему предстояли магистерские экзамены, Иван передал для Татьяны письмо, в котором со всей искренностью пытался объяснить свое отношение к ней: «...послушайте, клянусь Вам богом: я говорю истину — говорю, что думаю, что знаю: я никогда ни одной женщины не любил более Вас, хотя не люблю и Вас полной и прочной любовью... Вам я читаю, что выльется из-под пера моего, — Вам, моя прекрасная сестра».
Татьяна увидела главное — Тургенев называл ее сестрой и единственной подругой, а на ее любовь отвечал лишь уверениями в симпатии. Но прошло время, и она стала находить в письме выражение совсем иных чувств, тем более что и Тургенев в письмах братьям Бакуниным постоянно справлялся о ней, посылал ей на суд свои стихи... Почти угасшее чувство вспыхнуло вновь.
Узнав, что часть лета 1842 года Тургенев собирается провести в Спасском-Лутовинове, Татьяна едет в Шашкино к своим друзьям Берам, чтобы быть ближе к любимому, чтобы увидеть его вновь.

Они гуляли много по лугам и в роще...
Читали Пушкина по вечерам,
Играли в шахматы перед обедом
Иль, волю дав лукавым языкам,
Смеялись потихоньку над соседом*...

А еще часто любовались закатом над рекой Зушей. И Тургенев читал ей свои стихи. Но Татьяна с отчаянием чувствовала, что они удаляются друг от друга, — и ничего не могла поделать. В конце концов, пережив сильнейшее нервное расстройство, она уехала в Прямухино. Больше они не встретились.
Полтора года спустя, идя по Петербургу, Тургенев вдруг вспомнил дорогу из Мценска на Спасское, печальное небо, пустынные зимние поля, услышал звон колокольчика под дугой.
— Да, да... утро с туманом, прощальное утро... — прошептал он.
Присел на ступеньку подъезда какого-то хмурого дома, вытащил из кармана сюртука старую записную книжку, карандаш и мелким, бисерным почерком стал записывать строки, так похожие на прощальное письмо:

Утро туманное, утро седое,
Нивы печальные, снегом покрытые,
Нехотя вспомнишь и время былое,
Вспомнишь и лица, давно позабытые.
Вспомнишь обильные страстные речи,
Взгляды, так жадно, так робко ловимые,
Первые встречи, последние встречи,
Тихого голоса звуки любимые.
Вспомнишь разлуку с улыбкою странной,
Многое вспомнишь родное, далекое,
Слушая рокот колес непрестанный,
Глядя задумчиво в небо широкое.

Pasted from : www.liveinternet.ru


avatar
Sem.V.
Почётный Бердичевлянин
Почётный Бердичевлянин

Возраст : 81 Мужчина
Страна : Израиль Город : г.Акко
Район проживания : Ул. К.Либкнехта, Маяковского, Н.Ивановская, Сестер Сломницких
Место учёбы, работы. : ж/д школа, маштехникум, институт, з-д Прогресс
Дата регистрации : 2008-09-06 Количество сообщений : 666
Репутация : 695

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Sem.V. в Вс 11 Мар - 20:49:07

ПИСЬМО ДОЧЕРИ.



Дорогая доченька! Наступит день, когда я состарюсь, и тогда прояви терпение и постарайся понять меня.
Если запачкаюсь за едой, если не смогу одеться без твоей помощи, будь терпелива. Вспомним, как много часов я потратила, когда учила этому тебя.
Если, разговаривая с тобой, буду тысячу раз повторять одно и то же, не перебивай, выслушай меня. Когда ты был маленькой, мне приходилось тысячу раз читать тебе одну и ту же сказку, чтобы ты уснула.
Когда ты увидишь, что я ничего не понимаю в новых технологиях, дай мне время и не смотри на меня с насмешливой улыбкой. Я так многому тебя научила: как правильно есть, как красиво одеваться, как бороться с жизненными невзгодами. Если в какой-то момент я что-то забуду или утрачу нить нашего разговора, дай мне время, чтобы вспомнить. А если у меня так и не получится, не переживай. Ведь самое важное: не то, что я говорю, а то, что могу быть с тобой, что ты меня слушаешь.
Если вдруг у меня пропадет аппетит, не заставляй меня есть. Я сама знаю, когда мне стоит поесть, а когда нет.
Если уставшие ноги откажутся служить мне опорой, дай мне руку, как и я давала тебе свою, когда ты делала первые шаги.
И если однажды я скажу тебе, что больше не хочу жить, что я хочу умереть, не злись на меня. Когда-нибудь ты меня поймешь. Видя мою старость, не грусти, не злись, не чувствуй себя бессильной. Ты должна быть рядом со мной, стараться меня понять и помочь мне, как я помогала тебе, когда ты только начинала свою жизнь.
Помоги мне идти дальше, помоги мне закончить свой путь с любовью и терпением. За это я награжу тебя своей улыбкой и безмерной любовью, которая никогда не угасала.
Я люблю тебя, моя дорогая доченька!
avatar
Sem.V.
Почётный Бердичевлянин
Почётный Бердичевлянин

Возраст : 81 Мужчина
Страна : Израиль Город : г.Акко
Район проживания : Ул. К.Либкнехта, Маяковского, Н.Ивановская, Сестер Сломницких
Место учёбы, работы. : ж/д школа, маштехникум, институт, з-д Прогресс
Дата регистрации : 2008-09-06 Количество сообщений : 666
Репутация : 695

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Borys в Ср 21 Мар - 14:57:23

Очерк о сумасшедшей еврейской судьбе...

http://berkovich-zametki.com/2012/Zametki/Nomer3/Ryskin1.php
avatar
Borys
Почётный Бердичевлянин
Почётный Бердичевлянин

Возраст : 70 Мужчина
Страна : Германия Город : Оберхаузен
Район проживания : Центральная поликлиника
Место учёбы, работы. : Школа №9, маштехникум, завод Комсомолец
Дата регистрации : 2010-02-24 Количество сообщений : 1936
Репутация : 2004

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Borys в Пт 23 Мар - 17:08:43

Загадочная фигура - Берия


http://www.newsland.ru/news/detail/id/914892/
avatar
Borys
Почётный Бердичевлянин
Почётный Бердичевлянин

Возраст : 70 Мужчина
Страна : Германия Город : Оберхаузен
Район проживания : Центральная поликлиника
Место учёбы, работы. : Школа №9, маштехникум, завод Комсомолец
Дата регистрации : 2010-02-24 Количество сообщений : 1936
Репутация : 2004

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Borys в Чт 5 Апр - 14:31:38

Всем, кто интересуется судьбой евреев в России и СССР, рекомендую фундаментальное блестящее исследование Аркадия Ваксберга "Из ада в рай и обратно"

http://www.belousenko.com/books/publicism/vaksberg_from_hell.htm
avatar
Borys
Почётный Бердичевлянин
Почётный Бердичевлянин

Возраст : 70 Мужчина
Страна : Германия Город : Оберхаузен
Район проживания : Центральная поликлиника
Место учёбы, работы. : Школа №9, маштехникум, завод Комсомолец
Дата регистрации : 2010-02-24 Количество сообщений : 1936
Репутация : 2004

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Beni в Ср 23 Май - 13:00:33

sorry
avatar
Beni
Почётный Форумчанин
Почётный Форумчанин

Возраст : 57 Мужчина
Страна : Израиль Город : Ashdod
Район проживания : Свердлова,Ново-Ивановская,Ленина
Дата регистрации : 2008-03-04 Количество сообщений : 420
Репутация : 201

Посмотреть профиль http://public.fotki.com/mich59/

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Borys в Вс 10 Июн - 19:28:48

Шафаревич - известный математик, но еще более известтен как один из теоретиков воинствующего антисемитизма.
==================================
Уважаемый Игорь Шафаревич!

Обращение «уважаемый» не формальное и не ёрническое, поскольку от друзей-математиков (мои личные степени и звания связаны с техническими науками) слышал, что Вы хороший математик и заслуженно стали академиком.
Что же касается Вашего многолетнего «хобби» исследовать истоки и проблемы антисемитизма, то почему бы нет. Меня это тоже очень сильно интересует. По этой причине я и решил написать Вам письмо. Я обращаюсь к Вам, как к русскому патриоту, хотя, честно признаюсь, Ваша фамилия вызывает у меня некоторое подозрение. Не может быть сомнения, что она происходит от слова «шафар», бараний рог, в который евреи трубят, встречая Новый год.
Бог бы с ней, с фамилией. Не в этом суть. Для начала я хотел бы рассказать о смешной истории, случившейся во время защиты моей докторской диссертации. В отзыве от Института математики СО АН был упомянут академик Виноградов, кажется, Иван Матвеевич, но не уверен. Помните, он возглавлял Отделение математики АН СССР, был признанным специалистом в области теории чисел и очень не любил евреев. И вправду, разве можно смириться с тем, что среди выдающихся математиков они сплошняком. Помню, как я был удивлён, когда на защите кандидатской диссертации мой друг, аспирант Сергея Львовича Соболева, математика первой величины, получил два чёрных шара, хотя Сергей Львович назвал его работу незаурядной. Тогда академик Соболев не выдержал, вскочил с места и сказал, что он знает, почему эти чёрные шары, но он всё равно будет гордиться тем, что его мама – еврейка.
Так вот, возвращаясь к Виноградову, тот как-то обмолвился, что теория чисел никогда не будет иметь практических приложений. Профессор, зачитывавший отзыв, отступил от текста и пошутил, что академик Виноградов, должно быть, перевернулся в гробу, поскольку мы видим, что системы сравнений в остаточных классах явились удачной моделью, позволившей решить физическую задачу расшифровки интерферограмм. Большего он прилюдно сказать не мог, а лично мне после защиты добавил: «Бедный Виноградов! И тут опять без еврея не обошлось».
Слово «жид» я услышал ещё в младенческом возрасте и понял, что это нехороший и жадный человек. Когда соседский мальчик не дал мне игрушку, я обозвал его жидом и отобрал. Он заплакал и пожаловался своей маме, а та пришла к моей и не без издёвки заявила: «Ваш-то моего жидом обозвал!» Тут моей матери пришлось объяснить, кто есть кто, и я сильно расстроился. Во дворе меня жидом не дразнили, но дали кличку Соломон не только за мою еврейскую наружность, но и за начитанность и все пятёрки в школе. Я тогда не ощущал почётность этой клички, переживал, но пришлось смириться.
Очень остро я почувствовал свою неполноценность во время известного Вам Дела врачей-убийц. Мне было 13 лет, я пришёл в школу и вдруг слышу, как двоечник Махов от имени якобы всех объявляет мне бойкот. Не прошло и пяти минут, один попросил списать домашнее задание по алгебре, другой – объяснить что-то по физике, и бойкот на этом закончился. Но на уроке географии я получил записку от рыжего Фролова: «Не обижайся, я сейчас задам вопрос».
И он спрашивает: «Людмила Николаевна, почему все евреи предатели?» Людмила Николаевна долго говорила про равенство наций и народов, но мне от этого не было легче. Я готов был, дай мне автомат, расстрелять всех этих врачей-предателей. Но я-то сам в чём провинился? Разве я выбирал, от кого мне родиться? Что, быть евреем уже преступление? Мама не пускала нас с братом гулять. Никто не знал, чем это закончится, но ничего хорошего не ждали. И мать, и отец в детстве пережили погромы.
Ещё вспоминается случай, когда я, уже будучи кандидатом наук, поступал на работу в Университет. Начальница отдела кадров пришла к ректору и напомнила ему, что несколько недель назад они с позором уволили еврея, уезжающего в Израиль, а теперь принимаем опять еврея. Обком этого не простит.
Ректор вызывает проректора по науке, который мне предложил работу, и говорит: «Только не объясняй мне, что он хороший парень, я его знаю давно. Но сегодня я подпишу приказ, завтра меня снимут с работы. Ты хочешь этого?»
И тогда хитрый проректор устроил спектакль. Ректор отправился в командировку, а вместо себя оставил не проректора по учебной работе, как это было всегда до и после, а проректора по науке. Тот подписал приказ о моём приёме, а вернувшийся ректор тотчас побежал в Обком доложить, что в его отсутствие проректор допустил такой промах, за который он просит прощения и впредь обещает евреев не принимать.
Я не был обрезан, не знал ни слова по-еврейски, не соблюдал никаких еврейских праздников и традиций, но мне не давали забыть, что я еврей, и сегодня я благодарен за это, поскольку у меня возник интерес к еврейской истории. Оказалось, что древнее еврейское государство было очень развитым и сильным, но, странное дело, в школьных учебниках по истории о нём ни слова. Были Урарту, Шумерское царство, что-то ещё, а Иудейского царства и след простыл. Тогда я впервые подумал, что полуправда страшнее вранья.
Еврейское государство, завоёванное Римом, исчезло. Но дальше начались чудеса, которые даже очень почитаемый мной русский философ Бердяев объяснить не может, в чём честно признаётся. Изгнанные евреи в большинстве своём оказались в Италии. Римляне не препятствовали этому. Они только запретили им иметь землю и заниматься ремёслами. Было только два выхода: или рабский труд, на что и рассчитывали победители, или придумать что-нибудь новенькое. И мои предки придумали. Они начали заниматься торговлей. Почти весь торговый флот в древнем Риме был еврейским, и пришлые евреи стали более зажиточными людьми, чем коренные жители. Как же это можно выдержать! Начались еврейские погромы, горели корабли. И побежали, кто куда, и многие оказались в Испании. Начался их вклад в Европейскую историю. Схема повторялась: переселение, усиление влияния, высокие должности и звания, погромы, переселение. Испания, Германия, Польша и дальше на восток – Украина, Белоруссия, Россия. Я родился в Сибири.
Прошу прощения за очень вульгарный и поверхностный экскурс в историю. В каких-то деталях что-то было, возможно, и не так. Прошлое ещё менее предсказуемо, чем будущее. Задумайтесь над этим парадоксом. Ясно одно – века гонений, издевательств, истреблений при 2000-летнем отсутствии государства не уничтожили народ и его веру в свою судьбу. Через 2000 лет (это ж подумать только!) вновь родился Израиль на земле обетованной и заговорил на иврите, который давно считали мёртвым языком. Изумитесь этому чуду и попробуйте, поскольку мы не верим в чудеса, объяснить его для себя. А если Вам не удастся найти достойного объяснения, то согласитесь с тем, что Вам не всё понятно, и продолжайте думать и искать ответ. Я поступил именно так.
Пути Господни неисповедимы. Я не могу с этим смириться. Но, почувствовав себя внутри еврейской истории, содрогнувшись от жертв, которые понёс мой народ, не могу не выразить признательность и благодарность антисемитам и палачам за то, что мы такие, какие мы есть. Пожалели бы нас и обласкали, и исчезли бы мы давно в волнах ассимиляции.

Вы же умный человек. Сколько можно способствовать совершенствованию евреев, обострять их ум и практическую смекалку.

Вы же любите математику, которая, несомненно, мать всех наук.
Идите к матери.
Бог с ними, с евреями. И будьте счастливы!
Ваш Юрий Солодкин.
avatar
Borys
Почётный Бердичевлянин
Почётный Бердичевлянин

Возраст : 70 Мужчина
Страна : Германия Город : Оберхаузен
Район проживания : Центральная поликлиника
Место учёбы, работы. : Школа №9, маштехникум, завод Комсомолец
Дата регистрации : 2010-02-24 Количество сообщений : 1936
Репутация : 2004

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Borys в Вт 12 Июн - 14:46:57

ВЛАДИМИР МОЛЧАНОВ: «Я ДУМАЛ О ВАС...»

http://www.lechaim.ru/ARHIV/213/LKL.htm
avatar
Borys
Почётный Бердичевлянин
Почётный Бердичевлянин

Возраст : 70 Мужчина
Страна : Германия Город : Оберхаузен
Район проживания : Центральная поликлиника
Место учёбы, работы. : Школа №9, маштехникум, завод Комсомолец
Дата регистрации : 2010-02-24 Количество сообщений : 1936
Репутация : 2004

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Lubov Krepis в Вт 12 Июн - 20:52:00

Интересно!
avatar
Lubov Krepis
Почётный Бердичевлянин
Почётный Бердичевлянин

Возраст : 63 Женщина
Страна : Германия Район проживания : Садовая 10
Место учёбы, работы. : Школа 2. Школа 13
Дата регистрации : 2008-02-11 Количество сообщений : 2025
Репутация : 1480

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Borys в Чт 14 Июн - 13:53:02

МОЛИТВА ПОЖИЛОГО ЧЕЛОВЕКА.

Эта молитва висит на стене в квартире Алексея Германа. Ему она досталась в наследство от отца. Юрию Герману, в свою очередь, её прислал писатель и учёный Даниил Данин, который нашёл эту молитву в одном из английских журналов.

"Господи, ты знаешь лучше меня, что я скоро состарюсь.

Удержи меня от рокового обыкновения думать, что я обязан по любому поводу что-то сказать.

Спаси меня от стремления вмешиваться в дела каждого, чтобы что- то улучшить.

Пусть я буду размышляющим, но не занудой. Полезным, но не деспотом.

Охрани меня от соблазна детально излагать бесконечные подробности.

Дай мне крылья, чтобы я в немощи достигал цели.

Опечатай мои уста, если я хочу повести речь о болезнях.

Их становится всё больше, а удовольствие без конца рассказывать о них - всё слаще.

Не осмеливаюсь просить тебя улучшить мою память, но приумножь мое человеколюбие,

Усмири мою самоуверенность, когда случится моей памятливости столкнуться с памятью других.

Об одном прошу, Господи, не щади меня, когда у тебя будет случай преподать мне блистательный урок, доказав, что и я могу ошибаться.

Если я умел бывать радушным, сбереги во мне эту способность.

Право, я не собираюсь превращаться в святого: иные у них невыносимы в близком общении.

Однако и люди кислого нрава - вершинные творения самого дьявола.

Научи меня открывать хорошее там, где его не ждут, и распознавать неожиданные таланты в других людях"...
avatar
Borys
Почётный Бердичевлянин
Почётный Бердичевлянин

Возраст : 70 Мужчина
Страна : Германия Город : Оберхаузен
Район проживания : Центральная поликлиника
Место учёбы, работы. : Школа №9, маштехникум, завод Комсомолец
Дата регистрации : 2010-02-24 Количество сообщений : 1936
Репутация : 2004

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Borys в Сб 16 Июн - 17:53:53

Всем смертям назло
Мститель Циля

Алан Слепой, Бельмонт, Калифорния

Летом 1936 года семья профессора Александра Соломоновича Ключника по договору между университетами городов Вены и Москвы переехала в австрийскую столицу. С Александром Соломоновичем прибыла его семья: жена Евгения и дочери - Циля, 14 лет, и девятилетняя Наташа. Профессору предстояло преподавать славянские языки и возглавить университетскую кафедру. Помимо нескольких славянских, Александр Соломонович в совершенстве, почти без акцента, владел немецким, чему обучил и свою семью. И хотя дети прекрасно говорили по-немецки и были приняты в школе учителями и учениками как друзья, они всё же чувствовали себя «не в своей тарелке». Только встречи в посольстве с детьми дипломатов были для них радостными, совершенно «домашними» событиями.

Семья любила в свободное время, которого было не так уж много, бродить по прекрасным улицам и бульварам Вены, посещать концерты, любоваться памятниками знаменитым австрийцам.

Неспокойное было время. В соседней Германии бушевал нацизм, Гитлер предъявлял претензии на территорию Австрии, как исторически немецкую, расширяли своё влияние австрийские фашистские группы, ежедневно проходили уличные демонстрации различного толка. И хотя среди новых друзей и соседей Ключников преобладали интеллигентные люди, нередко приходилось читать в газетах, слышать в университетете и на радио антисемитские фразы. В те времена Ключники не привыкли слышать нечто подобное в Советском Союзе. На периодических собраниях в советском посольстве слушателей предупреждали о необходимости избегать участия в подобных беседах. Сосед с пятого этажа в форменной чёрной рубахе с нацистским значком и характерной фамилией Шлехтер при каждой встрече в лифте с кривой улыбкой произносил «Хайль Гитлер!», слышал в ответ «Гуд морнинг» и вновь, криво улыбнувшись, исчезал.

И чернорубашечник дождался. 12 марта 1938 года Гитлер объявил «Аншлюс» (присоединение ). С утра по Вене грохотали фашистские танки и маршировали солдатские подразделения. Александр Соломонович, строго наказав домашним не открывать дверь, вместо обычной трамвайной поездки в университет, остановил первое же такси и приказал ехать в посольство. Его немедленно приняли и напомнили, что он является советским гражданином, находится под защитой законов своей страны и должен продолжать выполнять свои обязанности.

Уже через несколько недель все дипломатические представительства закрыли. Это означало только одно: самостоятельного государства Австрия больше не существует. Выезд евреев с территории Германии и Австрии резко сократился. И хотя Ключники оставались советскими гражданами, жаловаться было некому. Александра Соломоновича лишили должности на кафедре, сохранив только учительскую. 1 сентября 1939 года детям было запрещено посещать школу. Начались аресты евреев. Арестованные исчезали – их увозили в неизвестном направлении.

У Ключников отключили телефон. Спали они, не раздеваясь. Вздрагивали при каждом подозрительном звуке.

Александр Соломонович, наконец, решился вместе с Цилей отправиться в единственное из оставшихся иностранное представительство - румынское - просить о разрешении выехать в Румынию. Добрались туда на такси. На стук открылось небольшое окно рядом с широкой, но запертой дверью. На вопрос Ключников сотрудница учреждения коротко ответила, что данная организация эти вопросы не решает. Окошко закрылось.

Пришлось возвращаться домой. Уже в полуквартале от дома отец и дочь тревожно переглянулись. Им навстречу шла добрая старушка-соседка. Поравнявшись, даже не останавливаясь, она произнесла: « Не возвращайтесь домой. Уходите! Быстро».

«Жди меня здесь. Я схожу за нашими», - почему-то шепотом произнёс отец.

Дочь видела, как спустя несколько минут его подвели к грузовику, помогли забраться в кузов и опустили брезент. Циля не решалась уходить далеко от дома до самого вечера. Может, она увидит маму и сестру... Но с наступлением темноты арестовали и ее. В автобусе с занавешенными окнами Циля увидела в полумраке несколько, как она понимала, семей и несколько солдат. Девочка лет двух-трёх непрерывно плакала у матери на руках. Циле приказали сидеть на полу. Спустя двадцать-тридцать минут автобус, объехав здание, остановился у задней двери синагоги.

Один из охранников открыл дверь автобуса, затем громко скомандовал: «Шнель, шнель!», подталкивая пассажиров к выходу. Так для Цили, назвавшей себя Еленой, началась неволя.

Концлагерь Маутхаузен располагался в живописной долине Дуная на берегу реки у одноименного городка. Свой кровавый отсчёт лагерь начал с доставки двух тысяч австрийских евреев летом 1938 года. «Елену» бросили в лагерь в октябре 1939 года.

Женщинам, отделив их от детей и пожилых, приказаали укладываться на голые нары. Четыре дня заключённых лишали воды и пищи. Дни и ночи раздавались рыдания. После четырёх дней страданий с грохотом распахнулись двери, заключённым приказали построиться вдоль нар. Офицер в форме эсэсовца начал медленный обход женщин едва держащихся на ногах. Возле некоторых из них эсэсовец останавливался, пронзительно вглядываясь в лицо, иногда задавая один и тот же вопрос: «Юде?». Только трое или четверо ответили отрицательно. Циля, благодаря светлым волосам и голубым глазам, сохраняла славянскую внешность и потому, не задумываясь, ответила на чистом намецком: «Найн», на вопрос о национальности также, глядя немцу прямо в глаза, чётко сказала: «Русише» и на вопрос о имени - «Елена».

Пять с половиной лет «работала» Циля в одном из жесточайших концлагерей. Работала переводчицей, находясь под постоянным страхом узнавания кого-либо из знавших её по Вене. И если во времена гитлеровской оккупации находились добрейшие и благороднейшие из людей. спасшие множество еврейских семей, Циля была благороднейшей из евреев, которые спасли множество жизней русских людей. Это происходило как раз в то время, кода в лагерь поступали русские военнопленные, отказавшиеся «служить» в армии Власова. Рискуя собственной жизнью, она «переводила» таким образом, чтобы направить разговор в нужное русло. В период жестоких боёв на территории Австрии, пользуясь доверием комендатуры, Циля устроила несколько побегов русских военопленных. К этому времени она уже руководила подпольной организацией из более чем двадцати надёжных человек, вооружённых несколькими похищенными пистолетами и набором патронов.

Случилось так, что Циля в условиях концлагеря устроила и личную жизнь. Это произошло следующим образом. Зимой 1944 года в Маутнаузен пригнали несколько тысяч русских военопленных. Днём и ночью они копали траншеи, днем и ночью звучали автоматные очереди при расстрелах. Во время одного из расстрелов кто-то из приговорённых совершил побег и оказался в лазарете в то время, как там «по делам» находилась Циля. Циля мгновенно сориентировалась. Оглянувшись, она кивнула беглецу: «Следуй за мной» и заперла его в кладовой лазарета, замаскировав одеждой умерших. С наступлением темноты Циля вместе с доктором Кротовым, состоявшим в её организации, перевела беглеца в барак выздоравливающих. Циля узнала, что спасённого зовут Олег Зотов. Он отказался служить врагу и потому был приговорён к расстрелу. Олег занял нары умершего и получил его имя - Семён. Он оказался одного возраста с Цилей. Молодые люди встречались по возможности ежедневно. Олег был счастлив вступить в «организацию», готовился к решительному бою, иногда они пользовались редким случаем поговорить о своих родных, о которых они ничего не знали.

К концу апреля бои происходили вблизи Маутхаузена. Нацисты из охраны особенно бесчинствовали. И хотя эсэсовцы считали «Елену» своей, опасность возрастала. Бойцы из группы Цили ежедневно уничтожали одного-двух врагов. Комендант приказал Циле готовиться к отступлению. 3-го мая пришлось перейти на нелегальное положение. Циля пряталась в мужском бараке, доктор Кротов докладывал о событиях в лагере. На территории шли бои. 4-го Циля вышла из барака, отправилась на поиски коменданта Вернера. Нашла. И комендант получил пулю в висок до того, как произнёс первое слово.

Ранним утром 5 мая 1945 года 11-я танковая дивизия 3-й американской армии полностью овладела территорией концлагеря Маутхаузен. Циля и её товарищи занимались поиском и уничтожением врагов.

Я помню небольшую книгу о деятельности Цили и её группы, которая продолжалась в течение нескольких дней на территории лагеря. Командир 11-й дивизии приказал найти Цилю. Ему это, в конце концов, удалось, после чего последовал арест всей группы мстителей. После тщательного допроса группа была направлена в распоряжение советских властей, доставлена в Москву и оставалась под охраной более двух недель. По освобождении Циля и Олег отправились на квартиру, где Циля жила до 1936 года.

Она всё ещенадеялась встретиться с родными. К великой радости, она с рыданиями бросилась на шею отцу, очень постаревшему. Он тоже пережил пять с половиной лет в концлагерях. Женя и Наташа погибли.

Циля и Олег отпраздновали не очень радостную свадьбу вместе с боевыми друзьями и Александром Соломоновичем.Но в 1951 году Олег остался с четырёхлетним сыном. Циля была приговорена к десяти годам за службу в концлагере. В 1955 году она была освобождена и награждена правительственной наградой за активную подпольную деятельность на территории врага. В 1979 году Циля и Олег с двумя сыновьями переехали в США и, будучи в преклонном возрасте, проживают с детьми и внуками в Калифорнии.
avatar
Borys
Почётный Бердичевлянин
Почётный Бердичевлянин

Возраст : 70 Мужчина
Страна : Германия Город : Оберхаузен
Район проживания : Центральная поликлиника
Место учёбы, работы. : Школа №9, маштехникум, завод Комсомолец
Дата регистрации : 2010-02-24 Количество сообщений : 1936
Репутация : 2004

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Kim в Вс 17 Июн - 20:29:27

Список Геринга



Трудно представить себе более непохожих братьев, чем братья Геринг.

Герман, ближайший сподвижник фюрера, инициатор массовых убийств,

и антифашист Альберт на личном счету которого 34 спасенные жизни.

0н помогал покинуть Германию многим евреям и оказывал помощь

участникам чешского Сопротивления.

Громкая фамилия зачастую выручала Альберта Геринга, но она же cтaлa

его проклятием. Сегодня о нем почти никто не знает. Его история

слишком невероятна, чтобы быть правдой. Но исторические исследования

и собранные документы указывают на то, что это был необыкновенный и

незаурядный человек. Младший брат нацистского преступника Германа.

Геринга cпacaл евреев. В годы Второй мировой войны сотни евреев и

диссидентов выжили благодаря этому предприимчивому бизнесмену,

использовавшему для достижения своих целей как подкуп, так и свою

фамилию. А главное - родственные связи.

С детства два брата отличались друг от друга как день и ночь.

Родившийся в 189З году голубоглазый Герман был драчуном и задирой,

тихий и застенчивый кареглазый Альберт родился два года спустя, в

1895-м. Крестным отцом братьев стал барон Герман фон

Эпенштейн, немецкий еврей, принявший католичество. Глава семьи Генрих

Эрнст. Геринг занимал дипломатическую должность в немецких колониях в

Африке и нечасто бывал дома. Многие историки считают, что настоящим

отцом Альберта был Эпенштейн, чья связь с матерью братьев, Франциской

Геринг ни для кого не была секретом.

Герман пошел учиться в военную академию, а Альберт решил стать

инженером. Впоследствии Герман говорил: "Брат - моя полная

противоположность. Он никогда не интересовался ни политикой, ни

военным делом. Альберт всегда казался отшельником, я же любил шумные

компании. Он меланхолик и пессимист, а я верю в лучшее. И все же он

неплохой малый". Во время Первой мировой войны Герман снискал славу

бесстрашного летчика и начал восхождение к вершинам власти, Альберт же

получил несколько фронтовых ранений, после войны выучился в Мюнхене на

инженера, был трижды женат.

С приходом к власти Гитлера в 19ЗЗ году обстановка в Германии резко

изменилась. Альберт, всем сердцем ненавидя нацистов, переехал в Вену,

где получил работy на киностудии. В течение следующих шести лет

проведенных в австрийской столице, Геринг никогда не cкpывал своей

ненависти к Третьему рейху. Тем не менее после вторжения нацистов в

Австрию в 19З8 году он прожил в Вене еще целый год. Тогда же его брат

Герман стал правой рукой Гитлера, благодаря чему Альберт никогда не

испытывал прямой угрозы со стороны СС или гестапо. Но конфронтаций с

нацистами в его жизни было предостаточно, несколько раз он даже

попадал под арест.

В один из летних дней 1938 года Альберт стал свидетепем безобразной

сцены. Эсэсовцы потехи ради заставили евреек чистить мостовую зу6ными

щетками. Альберт опустился на колени рядом с женщинами и тоже начал

скрести улицу. Солдаты потребовали от него предъявить удостоверение

личности и, прочитав фамилию, быстро свернули свое развлечение.

Вскоре после этого на глазах у Альберта нацисты окружили пожилyю

еврейку и повесили ей на грудь табличку с надписью "Я - еврейская

свинья". Альберт не задумываясь оттолкнул солдат и освободил женщину.

Его забрали в гестапо, но благодаря заступничеству Германа быстро

выпyстили. Может показаться странным, что один из руководителей

рейха, убежденный нацист помогал братy-антифашисту, но факт остается

фактом: несмотря на серьезнейшие идеологические разногласия, братья

пронесли через всю жизнь теплую привязанность друг к другy, "Герман

сказал, что если я хочу защищать евреев и помогать им, это мое дело.

Но я должен быть максимально осторожным, потому что это могло создать

ему, учитывая занимаемое им положение, огромные проблемы", -

рассказывал Альберт, давая показания на допросах после окончания

войны.

По мнению историка Гуидо Кноппа, Герман Геринг на словах был ярым

антисемитом, и тем не менее его отношение к евреям отличалось

удивительной пластичностью, странной для человека, столь приближенного

к Гитлеру. Чего стоит фраза "Кто здесь еврей, решаю я", которую он

повторил вслед за известным венским бургомистром начала ХХ века Карлом

Люгером!

В верхах нацистской партии шла ожесточенная борьба за власть. Между

Германом Герингом и Генрихом Гиммлером, шефом СС и гестапо, главным

идеологом еврейского вопроса, была сильная неприязнь. Младший брат

Геринга был словно кpacная тряпка для людей Гиммлера, и, чтобы уберечь

Альберта, в мае 19З9 года Герман послал его в Праry на должность

управляющего по внешним продажам чехословацкого концерна "Шкода". В

течение следующих шести лет Альберт принимал активное участие в судьбе

как евреев из числа сотрудников завода, так и члeнoв чешского

Сопротивления. Директор завода еврей Ян Моравек и его семья выжили

только благодаря Альберту, который помог им бежать в Румынию по

фальшивым визам.

Карел Собота, помощник Альберта, вспоминает, что тот не позволил

повесить портрет Гитлера в cвoeм кабинете и никогда не вскидывал руку

в приветственном "хайль", а такие вольности в то вpeмя мало кому

сходили с рук. Когда высокий нацистский чин зашел к нему без стука,

его попросили выйти и подождать, пока хозяин кабинета освободится.

После этого Альберт еще с полчаса беседовал со своим помощником о

погоде и показывал ему альбом с семейными фотографиями. И только потом

сказал с улыбкой: "Благодарю вас, герр Собота, за приятную беседу. A

теперь можете пригласить этого господина". Истомившийся в ожидании чин

к тому моменту уже побагровел от еле сдерживаемого бешенства.

В 1942 году к Альберту обратился Франц Легар, автор оперетты "Веселая

вдова", с которым они подружились еще в Вене. Легару поставили

условие: или он разводится с женой, еврейкой Софией, или сам будет

считаться евреем со всеми вытекающими последствиями. Альберт помчался

в Берлин к Герману, тот позвонил Геббельсу. "Веселая вдова"

пользовалась у нацистских главарей бешеным успехом, в итоге Легара

оставили в покое, а Софии был предоставлен статус Ehrenarierin -

почетной арийки.

В 1942 году Альберт женился на Миланде Клазаровой. С точки зрения

нацистской идеологии, это была серьезная ошибка, почти преступление,

угрожавшее чистоте арийской расы, - Миланда была чешкой.

Тучи сгустились над самим Альбертом. Если раньше на него смотрели как

на досадное недоразумение, то теперь он стал настоящим врагом

режима,nи за ним было установлено тщательное наблюдение. Например,

какnследовало из отчетов, составленных гестаповцами в Праге, чехи

попавшие в беду, толпами устремлялись в его кабинет за помощью. В

1944 году в Бухаресте Альберта пригласили на банкет для дипломатов и

высокопоставленных нацистов, где присутствовал полномочный посоl

Германии Манфред фон Киллингер. В 20-е годы он состоял в

правоэкстремистских "эскадронах смерти" и, по мнению многих, был

причастен к убийству в 1922 году министра иностранных дел Вальтера

Ратенау, пламенного германского патриота еврейского происхождения.

Альберт Геринг категорически отказался "сидеть рядом с убийцей".

Разразился скандал, Альбертy припомнили, как однажды в веселой

компании он назвал Гиммлера маньяком-убийцей, а Гитлера - величайшим

преступником всех времен.

Альберт снова бып арестован СС - и снова Герман вызволил его.

Последний свой большой вклад в дело спасения евреев Альберт сделал,

приехав с несколькими грузовиками в концлагерь Терезин к северу от

Праги. Свидетель тех событий Жак Бенбассат позже рассказывал, как

Альберт заявил коменданту лагеря: "Я Альберт Геринг завод "Шкода".

Мне нужна рабочая сила". Коменданту не оставалось ничего иного, как

выполнить приказ. Грузовики выехали с территории лагеря, до отказа

забитые узниками. Отъехав на безопасное расстояние, машины

остановились у большого лесного массива, и несколько сотен узников

получили свободу.

24 августа 1944 года шеф СС и полиции Праги Карл Германн Франк

настойчиво запросил у Гиммлера разрешение на арест Альберта за

пораженческие настроения и анти-нацистскую деятельность. Берлин дал

добро.

Герману и на этот раз удалось вызволить брата, но он откровенно

признался, что его позиции сильно пошатнулись, и попросил, чтобы

Альберт не высовывался и сидел тихо, пока не развеется нависшая над

ним угроза. Рейхсмаршал отправил неугомонного смутьяна в Австрию, в

Зальцбург. Третий рейх был на грани краха, ждать оставалось недолго.

Последний раз братья виделись в мае 1945 года, когда союзники

арестовали обоих, Им разрешили свидание. Герман со слезами в голосе

навсегда попрощался с младшим братом: "Мне так жаль, что тебе

придетсяnстрадать из-за мeня". Через год Нюрнбергский сyд приговорил

Германа Геринга к смертной казни через повешение.

Сидя в камере, Альберт составил список спасенных им людей. В июне 1945

года, когда его вызвали на допрос, следователь с изумлением уставился

на З4 фамилии, среди которых были австрийский эрцгерцог Иосиф

Фердинанд IV, киносценарист Эрнст Нойбах, канцлер Австрии Курт фон

Шушнигг, инженер Оскар Пильцер, кинорежиссер Вильгельм Шекели. Список

сочли фальшивкой: тогда многие военные преступники всячески старались

себя обелить.

Спас Альберта случай. Прошел год, список Геринга попал в руки

очередного следователя, им оказался офицер разведки Виктор Паркер,

племянник Франца Легара. Он знал, чем семья обязана братy "нациста

номер два". Паркер подтвердил слова Апьберта. И все равно союзники не

осмелились освободить Геринга, они передали его Чехословакии. Новый

следователь собрал показания работников "Шкоды", получил письменные

свидетельства тех, кому он помог. Одновременно американцы обнаружили

дело, заведенное на Альберта Геринга в гестапо, где были перечислены

все его "преступления" против Третьего рейха. В 1947 году его.

выпустили на свободу.

Альберт вернулся в Зальцбург но, услышав фамилию, все шарахались от

него как от прокаженного. Никто не хотел брать его на работy. Он стал

пить, заводил бесконечные случайные связи на стороне. Его жена Мила не

выдержала, забрала их дочь Элизабет и уехала в Перу. Больше они

никогда не виделись. Альберт даже не отвечал на письма, которые

Элизабет регулярно писала ему в течение долгих лет.

Альберт пережил послевоенные годы только благодаря поддержке спасенных

им людей. В последние годы жизни он работал переводчиком и инженером в

строительной фирме в Мюнхене. Незадолго до смерти он женился на своей

экономке в благодарность за ее заботy о нем и для того, чтобы она

могла получать государственную вдовью пенсию.

Герингy-младшему не суждено было получить, как Оскару Шиндлеру,

звание "Праведник мира".

Он умер в декабре 1966 году от панкреатита в одиночестве и забвении

http://notsaint.dreamwidth.org/67464.html.

avatar
Kim
Администратор
Администратор

Возраст : 60 Мужчина
Страна : Германия Район проживания : K-libknehta
Дата регистрации : 2008-01-24 Количество сообщений : 4996
Репутация : 3811

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Borys в Пн 25 Июн - 9:55:24

ГУЛАГ ВЫПУСКАЕТ БЫВШИХ

Для тех из нас, кто живет ныне вне России, прочесть любопытно.
Для живущих в России (на территории СССР) - тревожно.
Если анализ, проведенный в статье, соответствует действительности.

Интересно знать!

Очень любопытный анализ.

ГУЛАГ ВЫПУСКАЕТ БЫВШИХ

Грядет новый передел собственности… Жестокий и кровавый.

Сотни лагерей, тюрем, следственных изоляторов и поселков разбросаны по гигантским просторам России, от Мурманска до Сахалина раскинулся огромный и неповоротливый медведь ГуЛАГа, которого ныне скромно переименовали во ФСИН – Федеральную службу исполнения наказания. В настоящее время в системе ФСИН России отбывают наказание более 1 миллиона осужденных (включая подследственных, находящихся в следственных изоляторах). Это реально существующее государство в государстве, со своими королями и наследными принцами, легендами и сказками, устоями и традициями, складывавшимися десятилетиями , с своим собственным бюджетом, именуемым «общаком», речь идет о десятках миллионов долларов. Но это все является всего лишь фоном, общепринятой картинкой, позволяющей всевозможным моим коллегам, не видавшим и не знавшим «Новый ГуЛАГ» изнутри, порассуждать о его устройстве, законах и принципах существования. Но на самом деле все совсем иначе. В принципе.
В действительности сейчас в новорусском ГуЛАГе происходят глубинные, внутренние изменения, которые по своей сути изнутри уже переломили саму систему отбывания наказания и в самое ближайшее время плавно выльются в нашу повседневную, вольную жизнь. И перевернут сложившиеся за последние десятилетия взаимоотношения между властью, бизнесом и криминалом. Грядет новый и страшный передел сфер влияния и собственности. Кровавый и беспредельно жестокий. По сравнению с ним «лихие девяностые» будут казаться маленькой разборкой провинциальных бандитов. Придут новые люди, сильные, умные, злые, беспринципные, прошедшие через ад, потерявшие все и поэтому ничего не боящиеся. И эти события могут начаться уже в ближайшие годы.
Дело в том, что за последнее десятилетие в лагерях оказались десятки тысяч бывших бизнесменов, «закрытых» конкурентами, властью, ментами, отжавшими у них заводы, газеты, пароходы. Бывшие, в большинстве своем, оказались за решеткой без денег и какой-либо помощи, брошенные семьями и друзьями. Я не говорю о некоторых пиар-знаменах, вокруг которых угодливо суетятся правозащитники, журналисты и дорогие адвокаты. Их единицы. Я говорю о тех бывших, малоизвестных, затерявшихся в мрачных северных зонах и поселениях, на «лесных командировках» и дальних пересылках. И этих «потерянных людей» сейчас уже более 50 тысяч. А сроки у них в среднем от 8 до 14 лет, в основном строгого режима. Я их видел. Я говорил с многими из них и наблюдал, что происходило и происходит в это страшное для них десятилетие. И я с холодком в душе ощутил грядущие перемены, идущие от их глаз и слов, от их поступков и действий. А также от того, как легла карта времени и определенных событий. Бывших бизнесменов, оказавшихся в лагерях (в дальнейшем назовем их просто «бывшими»), потерявших все и прошедших через круги ада за решеткой, в последующие годы естественный отбор четко разделил на две категории – назовем их условно «Слабые» и «Сильные».
Слабые сразу же, в первые же месяцы (а некоторые продержались даже по пару лет) , как говорят в лагерях, поплыли – плакали после приговора, пытались вешаться, умоляли близких не бросать их. Потом унижались перед «блатными», пытаясь купить себе какие-то блага в виде удобной шконки и возможности не мыть дальняк (туалет). Или просто, чтобы не били. А впоследствии эти люди переместились в лагеря уже в качестве либо «шнырей» (прислуги) у блатных, либо в «козлятники» , став всевозможными завхозами и дневальными на службе у лагерного начальства. И опять-таки с одной целью - выжить. Хоть как-нибудь. Без принципов и правил. Лишь бы дотянуть огромный срок и в последствии тихо и безвестно раствориться на просторах России. Но такие «слабые» оказались в меньшинстве. Их процент очень невелик. Этого и следовало ожидать, так как люди, сумевшие до попадания за решетку, поднять бизнес и заработать миллионы, изначально не могут быть слабыми. Но, а те, о ком я сейчас рассказывал, скорее исключение из правил.
С ильные. Они выдержали все, что им было уготовано судьбой и заказчиками их уголовных дел. Прошли тюрьмы, суды, конфликты с блатным миром и сумели поставить себя в качестве лидеров в уголовной среде. За последние годы произошли события, которые невозможно было представить, скажем, в 90-е годы. В ряде колоний строгого режима для впервые судимых даже «смотрящими» стали выходцы из бизнеса, ранее не имевшие никакого отношения к уголовному сообществу, а сейчас ставшие в его главе. Многие из них допущены и даже управляют «общаками» в зонах – у «коммерсов» это лучше получается, прошлый вольный опыт дал результат и за решеткой .
То есть, сильные опытные люди, которые прошли все круги ада, которым нечего терять и некого бояться, постепенно возглавляют преступные структуры, находящиеся внутри системы «нового ГУЛАГа». Случилось то, чего никак не могли ожидать и предвидеть правоохранители и бывшие партнеры сидельцев, отправившие их на нары, - произошло сращивание бывших бизнесменов, умных и грамотных, с широкими массами преступного мира, менее развитыми, но живущими преступным образом жизни и готовыми идти на любые действия. При этом лидирующее положение в этом тандеме занимают именно «сильные» бизнесмены, так как они знают, куда надо идти и что делать.
Приведу несколько конкретных примеров. Бывший бизнесмен и даже одно время госчиновник Денис М. в 2006 году получил семь лет строгого режима. Сейчас отбывает в одном из лагерей Р…кой области. За прошедшие годы он неоднократно общался с лидерами уголовного мира и зарекомендовал себя, как сильный, умный и решительный человек, который ничего не боится и которому терять нечего. И вскоре Дэн уже пользовался непререкаемым авторитетом в криминальной среде. Он прошел лагеря, этапы, карцеры. В 2009 году Денис М. «смотрел за крышей», то есть отвечал за нормальные условия содержания зеков, сидящих в карцерах, СУСе (строгие условия содержания) и в ПКТ (помещения камерного типа), обеспечивал «грев» и т.д. А дальше – больше.
Или крупный бизнесмен Александр П. Получил девять лет строгого за вымогательство, а точнее за то, что попытался получить назад у ментов свой бизнес и недвижимость. Сидит уже давно – прошел несколько лет в тюрьме, где находился в одной камере с известными криминальными авторитетами, а потом самые жестокие этапы, включая и легендарный «Черный лебедь». Не сломался, перенес все, что ему было уготовано системой. Благодаря своему интеллекту и силе воли пользуется непререкаемым авторитетом, как среди уголовного окружения в лагерях, так и среди тех, кто уже на воле. Прирожденный лидер, идеолог и организатор.
А еще сидельцы от «ЮКОСа» … Разумеется, я не говорю о Ходорковском и Лебедеве, которые фигуры публичные и обласканные правозащитниками и журналистами. Не о них речь. А речь идет о тех, кто сел по «делам «ЮКОСа» на огромные сроки (от 6 до 15 лет), потеряв все. О тех, кто был моментально забыт крикливыми правозащитниками и моими коллегами. О тех, кто невинно (в большинстве своем) пострадал из-за своего места работы. О них никто не вспоминает, их имен нет ни в одной публикации. Потерянные и забытые люди. Они сами борются за выживание и большинство из экс-юкосовцев заняли весомые места в преступной иерархии, места достойные их интеллекта и духовной силы. Это еще порядка 600 человек. Только в их внутренние костры еще добавлен бензин забвения, в отличие от бывших шефов Ходорковского и Лебедева. А такие костры горят сильнее. Хотя «юкосовцы» составляют лишь небольшой процент от общего числа «бывших». А «бывшие» - это и банкиры, и нефтяники, и финансисты, и специалисты по недвижимости, и знатоки наукоемких технологий.
Этих сильных людей я лично знаю сотни. А по всем лагерям страны их уже десятки тысяч. И все они рвутся к свободе, а свобода в понимании этих людей – это восстановление того, что было отобрано, обладание властью и воздаяние тем, кто в свое время сломал им жизнь. То есть, передел. Новый и страшный. Сроки лишения свободы у большинства «Бывших» заканчиваются в 2012 – 2014 годах. Представители же «классического» преступного мира выходят на свободу постоянно. Возвращаются в лагеря и снова выходят, являясь определенным связующим звеном между «бывшими» за решеткой и на воле. И третью составную часть слияния бизнесменов-уголовников и уголовников профессиональных являют собой примкнувшие к ним люди из ОПГ 90-х (Медведковские, Долгопрудненские, Таганские , Люберецкие и т.д.), у которых к этому же времени (2012-2014 г.г.) заканчиваются гигантские сроки, данные им в период первого передела, то есть в 1995-98 годах. В среднем наиболее серьезная публика получала тогда по 16-18 лет строго режима. То есть, в ближайшие годы будут освобождены тысячи лидеров преступных сообществ 90-х . И не только лидеры, но и рядовые торпеды - бойцы и киллеры.
Итак, в ближайшие годы мы получаем на воле устойчивый и страшный треугольник. Во главе которого стоят бывшие бизнесмены, ранее выброшенные из нормальной жизни и возглавившие преступное движение в местах лишения свободы. В другом углу этой фигуры располагается исторически сложившееся уголовное сообщество профессиональных преступников с их иерархией, деньгами, связями и готовностью на деяния. Третий угол занимают бывшие участники организованных преступных сообществ 90-х годов, отсидевшие огромные сроки за убийства, разборки, оружие и участие в бандгруппах. Эти люди, прошли все и ничего не боятся, большинством из них движет жажда возмездия и восстановления статус-кво (опять таки, в их понимании. А понимание у них очень жесткое и весьма иезуитское, которое просчитать, практически, невозможно). Тройственная сила готова к войне.
И ОНИ тут же начнут борьбу за власть, за деньги и за восстановление справедливости в их нынешнем понимании. Причем, пути этой борьбы людям вольным , сытым и якобы охраняемым силовыми ведомствами, будут казаться непостижимыми и запредельными. Но пути будут именно такими – с жестокостью, не знающей границ, Для вернувшихся в вольный мир цель оправдывает любые средства. Я думаю, что тем, кто своими действиями (отжимом капиталов, имущества, заказными приговорами и т.д.) невольно создали эту «Армию Бывших», уже спится неспокойно, так как сроки возврата можно легко высчитать и они не за горами. И очень скоро, в ближайшие два года, они побегут… Из страны начнется вывод еще большего количества миллиардов, а население Лондона увеличится на много тысяч новых беглецов из России. Но на этот раз побегут не от ментов и власти, а от своих же бывших партнеров, которых когда-то отправили за решетку. А на их место придут новые «бывшие». В самое ближайшее время грядет новый, самый мощный и жестокий передел собственности и влияния, а значит и власти. И этот передел начнется с конца нынешнего года и достигнет своего апогея в 2014 году. Готовьтесь…

До скорых и радостных встреч. Аркадий.
avatar
Borys
Почётный Бердичевлянин
Почётный Бердичевлянин

Возраст : 70 Мужчина
Страна : Германия Город : Оберхаузен
Район проживания : Центральная поликлиника
Место учёбы, работы. : Школа №9, маштехникум, завод Комсомолец
Дата регистрации : 2010-02-24 Количество сообщений : 1936
Репутация : 2004

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Sem.V. в Пн 25 Июн - 12:05:06

Если этим "бывшим" дадут выйти, даже страшно, что будет.

А то-ли ещё будет!
avatar
Sem.V.
Почётный Бердичевлянин
Почётный Бердичевлянин

Возраст : 81 Мужчина
Страна : Израиль Город : г.Акко
Район проживания : Ул. К.Либкнехта, Маяковского, Н.Ивановская, Сестер Сломницких
Место учёбы, работы. : ж/д школа, маштехникум, институт, з-д Прогресс
Дата регистрации : 2008-09-06 Количество сообщений : 666
Репутация : 695

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Kim в Пн 25 Июн - 18:03:18

Хаим и Адам
Алан Слепой, Бельмонт, Калифорния

Никогда ранее в истории не происходило войн против детей. Впервые это произошло во время долгого периода Второй мировой войны, когда взрослые дяди, в большинстве - сами отцы, специально вооружённые для уничтожения мирного населения, встретились лицом к лицу с полутора миллионами детей – чтобы убивать.

Армия уничтожения состояла из людей разных национальностей: литовцев, украинцев, мадьяр, румын, поляков, но почти исключала итальянцев, датчан, финнов, албанцев, испанцев... Почему такая разница? Не знаю, но кто-то, возможно, сумеет ответить.

Существовали разные способы уничтожения детей, созданные нацистами. Известно только, что дети были столь же «виновны», сколько и их родители. Мальчиков и девочек загоняли в газовые камеры, расстреливали, сжигали живьём, морили голодом, засыпали во рвах... Особенно бесчеловечными были опыты над детьми, использование детской крови для лечения раненых в немецих военных госпиталях.

Когда читаешь об убийствах детей, кровь стынет в жилах. Я рассказываю своим внукам о пытках, которыми подвергали их сверстников. Очень тяжело рассказывать такое, но молчать нельзя. Если мы будем молчать, всё это может повториться. Поэтому мы читаем о зверствах нацистов и рассказываем о них детям и внукам.

Мой сегодняшний рассказ - о шестистах мальчиках и девочках (триста пар), специально отобранных для «медицинских» опытов в самом жестоком из фашистских концлагерей – в Освенциме. Лагерь начал функционировать в 1939 году, был освобожден 27 января 1945 года частями Красной армии. Именно в этом лагере по специальному приказу Гитлера было создано самое бесчеловечное «учреждение экспериментальной хирургии» под руководством Йозефа Менгеле, прозванного заключёнными «ангелом смерти». Всего через головорезов Менгеле прошли волее трёх тысяч человек. Особенно дефицитным «сырьём» считали детей-близнецов.

Менгеле должен был доказать, что представители «низшей расы» не могут обладать голубыми глазами и светлыми волосами. В глаза подопытных вводили специальный краситель, тем самым лишая многих из узников зрения. Подопытных охлаждали до самой низкой температуры, которую они могли выдержать. Многие не выдерживали, после чего трупы сжигали. Для получения обратного эффекта людей буквально кипятили. На людях испытывали различные яды, производили «хирургические» операции, различные по своему характеру, детей заражали инфекционными вирусами, чтобы создать медикаменты для их лечения, производили опыты на внутренних органах, включая мозг. Многие «эксперименты» были направлены на то, чтобы доказать превосходство арийской расы.

В середине 1943 года на поезде, загруженном после ликвидации Познанского гетто, прибыли двое семилетних близнецов - Хаим и Адам. Их немедленно отделили от родителей, которые только и успели, плача, махнуть детям руками. Больше мальчики никогда не видели своих родителей.

Близнецов поместили в мужской барак «хозяйства Менгеле», выдали по матрацу, набитому соломой, и по одеялу. Надо сказать, что до начала экспериментов подопытных содержали в получеловеческих условиях - «на случай», если это потребуется для очередного эксперимента.

На протяжении нескольких первых дней ребятам запрещали покидать барак. Им всё казалось, что они скоро встретятся с родителями. Они не могли понять, отчего так часто уводят взрослых ипи детей и в тот же или на следующий день приносят того же человека обратно в бессознательном состоянии на носилках. Но они прекрасно понимали, что спрашивать кого-либо о родителях бесполезно. Через несколько дней после прибытия увели Адама. Ни в тот же, ни на следующий день брат не вернулся. Хаим робко спросил по-польски женщину, которая приходила в барак чаще других, чтобы что-то записать, не видела ли она брата. Женщина даже не повернула голову, что-то записала в блокнот и ушла. Хаим заплакал от обиды и беспомощности.

Проходили дни, Адам не возвращался.

В один из дней пришли за Хаимом. В тот день его не кормили. Поздним вечером пришла та же женщина, показала жестом: «Следуй за мной». Перед мальчиком открыли дверь, мужчина в гражданском показал на кушетку, сказал по-польски: «Ложись сюда». Хаим вздрогнул, заплакал, но выполнил приказ. Зарыдал вслух, когда ему приказали снять рубашку и он увидел в руках мужчины шприц.

Очнулся мальчик на своём матраце. Очень хотелось есть. От слабости он закрыл глаза и вновь уснул. Проснулся от чьего-то прикосновения. Пожилой человек посадил его, нажатием пальцев открыл веки, долго смотрел в глаза, поставил перед ним тарелку с бутербродом и чашку кофе. Хаим с аппетитом съел всё. Этот день он запомнил хорошо. Затем тянулась длинная череда дней, похожих на все другие.

В один из дней ему принесли две книжки с детскими картинками. Женщина, говорящая по-польски, спрашивала что-то о картинках и что-то записывала, пробовала говорить с ним о брате и родителях, но Хаим её не понимал. Отец, мать, брат были начисто вычеркнуты из памяти.

Наступила зима 1944 года. В бараке было очень холодно. Хаим подружился с Матеем, молодым учителем. Для того, чтобы согреться в холодные ночи, Матей приглашал Хаима под своё одеяло. Теперь подопытные, уходя, редко возвращались в барак. «Население» барака сокращалось, и даже дети понимали, что это всё означает.

В январе 1945 года всё реже и реже приносили еду, подоопытные заметили, что обречённых перестали уводить. Всё ближе слышались громкие разрывы снарядов и авиационных бомб. 26-го января на территории Освенцима шли бои, горели бараки. «Медперсонал», в спешке загрузив несколько автобусов, присоединился к отступающим немецким войскам и разрозненным группам их союзников.

Утром 27-го громко распахнулись двери барака для подопытных. На пороге стояла большая и шумная группа солдат и офицеров Красной армии, многие из них в шлемах танкистов.

- Выходите, - провозгласил, видимо, старший из них, - кто может, постройтесь у барака, мы запишем ваши имена.

Удивительно, но его все поняли и, опираясь друг на друга, поспешили выполнять команду.

Дальше в судьбе Хаима произошли благоприятные изменения. Переводчик, капитан Гуревич, говорящий на немецком и польском языках и потерявший во Львове всю свою семью, заинтересовался судьбой мальчика, много времени проводил в беседах с ним, проникся любовью к доброму ребёнку и понял, что никого у Хаима на этом свете не осталось.

Так совпало, что в распоряжение командования прибыли два новых переводчика и Лев Гуревич, до того дважды тяжело раненый, получил разрешение на демобилизацию и добился усыновления Хаима. Мальчик стал Ефимом Львовичем Гуревичем. Вместе с сыном вернулся Лев в свою прежнюю опустевшую квартиру, спустя два года женился на Раисе, вернулся на свою работу учителем. Я был хорошо знаком с Гуревичами, был их соседом.

Хаим-Ефим успешно лечился у невропатолога доктора Горбенко. Память постепенно возвращалась к нему. Теперь он хорошо помнил и брата Адама, и даже, с помощью фотографии, полученной из Польши, - родителей. Он окончил политехнический институт, работал на Львовском велозаводе. В 1979 году семья переехала в Канаду.

На этом можно было бы закончить тяжкую историю близнецов, если бы не её удивительное окончание. В 1983 году, завершая туристическую поездку по нескольким латиноамериканским странам, Хаим посетил в Аргентине, как общественник, местную еврейскую общину. Во время беседы Хаима с активистами общины один из них заметил: «А вы удивительно похожи на покойного дирижёра нашего театра».

Так Хаим самым неожиданным образом познакомился с семьёй своего покойного брата, в том числе со своими племянниками. Оказывается, Адам тоже находился в Освенциме до самого дня освобождения, только в другом бараке. Аргентинская еврейская община приняла нескольких еврейских ребят-сирот, освобождённых из лагеря. Адам всегда считал брата погибшим.

Жаль, так и не встретились.
avatar
Kim
Администратор
Администратор

Возраст : 60 Мужчина
Страна : Германия Район проживания : K-libknehta
Дата регистрации : 2008-01-24 Количество сообщений : 4996
Репутация : 3811

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Kim в Ср 27 Июн - 11:06:52

Предлагаю вам ещё один очень интересный рассказ того же автора,но
сначала о самом авторе:


Алан Слепой родился 21 апреля 1936 года в Красилове, бывшей Винницкой области. Школу окончил в Луцке, Винницкой области. В Одессе окончил политехнический институт, а уже потом, работая начальником цеха, - факультет украинской филологии Одесского госуниверситета. Печатал свои материалы во «Львовской правде», во всех одесских газетах на русском и украинском языках. В США прибыл в 1979 году. И опять, работая начальником ремонтного цеха, писал для русских газет Лос-Анджелесе, Сан-Франциско, Чикаго, Сакраменто, Мюнхена и др. Излюбленные темы - Холокост, война, еврейство, авиация (мечта детства). Жена - инженер (ныне пенсионерка), сын – учёный, дочь - адвокат, восемь внуков, много друзей, есть родственники в Израиле, Лос-Анджелесе, Флориде. В «МЗ» публикуется впервые.

Сын трех народов

Алан Слепой, Бельмонт, Калифорния

Его зовут Гюнтер Тюрнер. Обычное немецкое имя, обычная немецкая внешность. По-немецки аккуратен, организован, подтянут. Несмотря на немолодой возраст, у него фигура тренированного спортсмена. В молодости Гюнтер был рыж, сейчас – седой, с глубокими залысинами. По профессии - инженер-химик, неоднократный участник международных соревнований по биатлону, участвовал в Олимпийских играх. Он был единственным в команде, кто всегда приезжал на сборы или соревнования с женой.

Однажды они побывали в Подмосковье, откуда он вернулся с непонятной грустью. Очень эмоциальными были их встречи под Ленинградом, но об этом позднее... Гюнтер очень любит свой язык, народ и культуру.У него преданная, счастливая семья, двое детей. Сыну Гансу около сорока, он талантливый учёный, физик, преподаёт в Мюнхенском университете. Жену Ганса зовут Магда. Она пишет диссертацию по истории кино. У них трое детей, внуков Гюнтера. У дочери Эльзы тоже трое детей.

Жена Гюнтера Марта - его первая и единственная любовь. Они познакомились, когда Гюнтеру было тринадцать, а Марте - двенадцать, учились в одной школе...За всю жизнь расстались только дважды, оба раза - по две недели, когда Гюнтер уезжал на Украину... Вся дальнейшая и особенно предыдущая история Гюнтера невероятна. В начале всё напоминает «Мцыри» Лермонтова.

* * *

Август 1941 года. По всей Западной Украине, в лесах, хлебах, оврагах, заброшенных и разрушенных домах, амбарах идут поиски скрывающихся голодных и замученных еврейских семей, пытающихся уйти на восток, подальше от взрывов и преследующего их врага. Ещё нет лагерей уничтожения, но выловленных бросают в «сборные пункты», где их содержат под палящим солнцем без еды и воды. Всё, что у них было с собой, отнимают. Здесь люди умирают сотнями - каждый день. Трупы никто не убирает и не хоронит. Ещё не налажены фабрики смерти, ещё не используют евреев, как рабов, ещё не собирают человеческие волосы, не консервируют кожу, не перемалывают для удобрений человеческие кости. Задача - просто схватить и загнать в огороженный колючей проволокой овраг, там пусть и подыхают.

Людвиг Тюрнер, капитан-интендант, ответственный за своевременную доставку продуктов питания передовым частям, ушедшим далеко вперёд в преследовании остатков русских подразделений, расположился на сидении первого грузовика, за ним следовало ещё полтора-два десятка машин с набитыми под тентом консервами, картошкой, хлебом, овощами... Унылая трясучая дорога... Людвиг подрёмывал...

«Жалкий народ, - подумал он, когда грузовик в очередной раз подпрыгнул на ухабе и разбудил его, - им действительно нужен хозяин». Колонна проезжала мимо одного из описанных нами «сборных пунктов» для умирающих евреев.

Глаза Людвига остановились на детском трупе... И вдруг он увидел, что ребёнок не мёртв. Его голое грязное тело лежало на обочине, а голова - на дороге. Людвиг подумал, что возьми его водитель немного в сторону, и они проедут по голове ребёнка. Этого Людвигу не хотелось.

«Хальт!» - скомандовал он шофёру, когда они находились уже в двух метрах от головы ребёнка. Грузовик, подпрыгнув в очередной раз, остановился. Остановилась вся колонна. Долгие годы Людвиг не мог понять, зачем он делал в эти минуты то, что он делал. Наверное, сработала природная порядочность.

Он потребовал у шофёра флягу воды и влил несколько капель в рот ребёнка. Рыжий мальчишка лет шести открыл глаза и что-то едва слышно произнёс по-русски. Людвиг подумал, что ребёнок обладает удивительно типичной немецкой внешностью и понял, что он его не бросит. Он приказал положить мальчика под тент машины, рядом положил флягу, укрыл ребёнка куском брезента и движением руки приказал колонне двигаться.

Людвиг больше не дремал, надо было решить, что делать с ребенком. Он взвешивал все «за» и «против». Конечно, можно будет использовать нацистскую самоуверенность, которая гласит, что еврей обладает только еврейской и никак не арийской внешностью, мальчик не обрезан, что во времена Советского Союза не было неожиданностью. Это тоже может помочь. Но мальчик, конечно, не говорит по-немецки, да и как немецкий ребёнок мог оказаться голым и умирающим на украинской дороге? Ему нужны одежда и, возможно, врач...

Мозг лихорадочно работал.. Мелькали варианты - все, кроме одного. Людвиг твёрдо знал, что он не оставит ребёнка.

Колонна находилась в дороге почти сутки. Людвиг мог остановить её на ночлег и передать по рации своё местонахождение. Вскоре показались высокие ворота, на которых всё ещё, по иронии судьбы, сохранялась вывеска «Колхоз имени Кагановича». Капитан не знал, кто такой Каганович, но он видел деревню.. План дальнейших действий созрел быстро. Став на подножку, он показал направлением руки: «Поворачивай!». Первая машина въехала в ворота, за ней потянулись остальные.

Темнело. Людвиг, оглядываясь, прикинул, достаточно ли в деревне домов, чтобы разместить всю его команду. В сумерках он заметил ещё несколько домов, поднимающихся по склону недалёкого оврага. Пока радист налаживал своё хозяйство, Людвиг направился к ближайшему дому. Ему казалось, что в деревне никого нет, кроме кошки, перебежавшей ему дорогу. Подойдя к двери, он по привычке хорошо воспитанного бургера постучал. В глазах молодой женщины, открывшей дверь, он увидел страх перед стоявшим на пороге немецким офицером.

«Я ничого не маю, пан офицер, - быстро говорила женщина, отступая и косясь на офицерскую кобуру. - Мы тут удвох з маленькою дочкою... Руськи солдаты все побрали, коли тикалы...».

Подхватив ребёнка, она продолжала отступать в глубину комнаты.
- Как тебя зовут? - спросил по-немецки Людвиг.
Она со страхом смотрела на него, не понимая ни слова.
- Мое имя Людвиг... А твое?..
Увы, и на этот его вопрос ответа не было...

Нужно было выйти и проверить, что происходит с найдёнышем. Людвиг открыл дверь. К нему бежал его шофёр. Остановившись перед офицером и показывая всем видом, что он в заговоре с ним, спросил: «Что делать с мальчиком, герр гауптман?».
«Занеси сюда...», - понизив голос, приказал Людвиг.

Когда они вносили невесомое тело ребёнка, больше походившее на трупик, женщина, кажется, поняла, что немцы пришли не грабить. Схватив что-то вроде старенького одеяла, она накрыла мальчика, когда шофёр укладывал его на кровать - единственную кровать в единственной комнате. Ребёнок был в забытьи...

«Кушать...», - Людвиг показал пальцем на рот. Женщина поняла. Пока она возилась, доставая из печи какое-то варево в крошечном казанке, умница-шофёр уже побывал у машины и возвращался с вещмешком с продуктами. Оставив шофёра с женщиной и детьми, Людвиг отправился к своей интендантской команде руководить размещением.

Надо сказать, что Людвиг к тому времени командовал интендантской командой уже почти две недели, и солдаты привязались к нему. Он лично отбирал в команду каждого из них, что означало освобождение от боёв и от тяжёлой солдатской участи.

Двухлетняя девочка подошла к кровати понаблюдать за кормлением мальчика, да и с Ольги (так звали женщину), кажется, сошло первое напряжение. Она хлопотливо завешивала окно, а шофёр продолжал кормление. Но что это было за кормление?.. Ребёнок едва был в состоянии слизывать суп и почти не мог глотать. И всё-таки шофёру удалось влить в него несколько ложек варева. В какой-то момент мальчик приоткрыл глаза и увидел перед собой человека в немецкой форме. Он что-то сказал по-русски и отвернул голову от очередной ложки. Ольга поняла. Она взяла ложку из рук шофёра и продолжила «кормление».

Вернулся Людвиг. Он подошёл к кровати, отметил про себя, что ребёнок выглядит немного бодрее и попытался, было, с ним поговорить, но, увидев человека в немецкой форме, ребёнок закрыл глаза и отказывался открыть их даже в ответ на призыв Ольги на понятном ему языке.

В это время прибыл фельдфебель с докладом о том, что люди размещены и посты расставлены. Людвиг кивнул и отпустил его на ночлег, но вдруг вспомнил, что фельдфебель и есть та единственная возможность объясниться с Ольгой, возможность, которая, может, больше никогда не представится.

Но привлечь ещё одного свидетеля спасения еврейского ребёнка...
Людвиг решился. Он знал, что фельдфебель мог объясняться по-русски.
«Гохнер!» - открыв дверь, крикнул ему вслед Людвиг.
Гохнер подбежал и щёлкнул каблуками.
«Зайдите в дом...».
«Слушайте, Генрих, - Людвиг намеренно назвал его по имени, - нужна ваша помощь в переводе».
«Яволь!» - всё ещё официально ответил фельдфебель.
«Генрих, объясните этой женщине, что я хочу оставить у неё ребёнка. Объясните, что я никогда не забуду, что оставил его здесь. Он из семьи русских немцев, его зовут Гюнтер. Я ему даю свою фамилию - Тюрнер. Я неженат, у меня нет детей, и, если я буду жив, обязательно вернусь за ним».

Фельдфебель, конечно, видел сцену спасения ребёнка у дороги и прекрасно понимал степень риска, которому подвергал себя Людвиг. Он начал объясняться с Ольгой и выяснил, что её мужа арестовали большевики перед самой войной, и где он теперь - неизвестно. Ольга тяжело работала в колхозе, забирая ребёнка с собой на целый день. Потом - война. Русские спешно отступали, стало совсем голодно, зимой придётся умирать с голоду. Если ей оставят ребёнка, его нечем кормить, для него нет одежды, обуви...

«Генрих, переведите: я оставлю ей все деньги, которые у меня есть, в марках, конечно... Я оставлю несколько ящиков продуктов. Пусть купит ему какую-то одежду и обувь. Я обязательно вернусь и... я рассчитываю на вас, Генрих...».
«Можете не сомневаться, герр гауптман».

В пять тридцать утра колонна отправилась в путь. За несколько часов отдыха интендантов боевые части ушли далеко вперёд, надо было спешить. По рации приходили требования доставки продуктов питания, а как их доставить, да ещё побыстрее? Один из грузовиков перевернулся на ухабе, пришлось задержаться для перегрузки... Несмотря на дорожные передряги, мысли о маленьком Гюнтере (так его уже называл Людвиг) не уходили. Что с ним будет? Сумеет ли Людвиг вернуться к нему? Сумеет ли привезти приёмного сына в Мюнхен и, если сумеет, то когда?

Воспитанный в атмосфере безусловного подчинения и оставаясь офицером вермахта, Людвиг в долгие часы дороги размышлял о том, что он, чистокровный ариец, конечно, нарушает присягу, спасая еврейского ребёнка, но чувствовал, что иначе поступить не мог... И, конечно, он уже полюбил Гюнтера.

«Интересно, какое у него еврейское имя?» - задавал себе вопрос Людвиг. Ребёнок был настолько слаб, что и поговорить не пришлось... «Господи, помоги ему выжить», - молился Людвиг.

А пока Людвига подбрасывает на просёлочной дороге в кабине тяжело груженной машины, вернёмся в деревню Орехово, где в доме Ольги остался маленький Гюнтер. Уже через пару дней мальчик, хотя и с трудом, встал на ноги, даже в состоянии был сделать несколько шагов. Небольшой погреб был забит едой, оставленной немцами и тщательно замаскированной нарубленными дровами. Оставалась опасность того, что кто-то поймёт, кто такой на самом деле Гюнтер. Узнав от мальчика, что его настоящее имя Самуил, Ольга пришла в ужас при мысли, что это может его выдать, и строго наказала называться Петром. Так ребёнок получил ещё одно имя.

Слухами земля полнится. Узнав, что в доме Ольги посторонний ребёнок, пришёл полицай Стецько, назначенная неизвестно кем единственная власть в деревне. Получив разъяснение, что ребёнок - немец, оставлен отцом-офицером и болен такой болезнью, что не может говорить, Стецько ушёл удовлетворённый. А Гюнтер-Петро подружился с Ольгой и маленькой Оксаной и рассказывал им по памяти сказки своей мамы. Спали они втроём в одной кровати, и по ночам, разбуженная всхлипыванием Петра, Ольга прижимала его к себе и долго успокаивала, пока они все втроём засыпали.

Холодной и дождливой октябрьской ночью их разбудил рёв моторов и громкие крики команд. Западная Украина уже давно была глубоким тылом немецких войск, Ольга привыкла к тишине, иногда прерываемой звуками пролетающих немецких самолётов, направляющихся к линии фронта.

На этот раз кто-то громко стучал в дверь. Ольга отодвинула засов. В дом быстро ворвались двое в эсэсовской форме. Заглянув под кровать, один из них затем поднял крышку погреба. Его заинтересовало то, что там находилось. Спустившись, он, однако, удовлетворился тем, что обнаружил продукты питания, это было явно не то, что он искал. Утром Стецько объяснил, что немцы искали партизан.

Всё это имело некоторые последствия. Узнав, что у Ольги есть продукты, он зачастил в гости и каждый раз уходил с «добычей». Теперь Ольге надо было кормить две семьи, запасы быстро иссякали.

А Горохов стал местом расположения нескольких немецких автоматчиков – видимо, партизаны всё-таки были невдалеке. И Ольга решилась. Она попросила Стецько купить у них на марки немного продуктов и очень обрадовалась, когда он принёс несколько банок сгущённого молока, мясные консервы и крупу. Появилась надежда, что зиму они протянут.

А Людвиг, получив повышение по службе и званию, был переведен в боевые офицеры, получил два тяжёлых ранения в голову и в спину, два с половиной месяца лежал в госпитале под Киевом, перенёс четыре операции, был, наконец, выписан, и хромым, с искривленным позвоночником, списан со службы с предписанием вернуться в Мюнхен. В феврале 1942 года воинскими эшелонами и попутными машинами он добирался до Горохова. По пути понемногу изучал русский язык по старому школьному учебнику, когда-то подобранному у сгоревшей школы. После ранения голова часто болела, спина - тоже, пришлось по пути на несколько дней попроситься в какой-то госпиталь, где его с трудом приняли, да и то лишь потому, что врач госпиталя оказался его земляком- баварцем, да ещё с соседней улицы. Этот врач-земляк впервые объяснил Людвигу, что тот стал в свои двадцать восемь лет калекой – и, кажется, навсегда.

Наконец Людвиг добрался до Владимир-Волынска, уже совсем недалеко от Горохова. Там ему рассказали, что местность вокруг Горохова кишит партизанами, и при его ограниченной подвижности он станет их лёгкой добычей. К тому же, у него нет никаких документов, разрешающих перевозку мальчика-«фольксдойче» в Германию.

Людвиг решил не сдаваться. Он попросил аудиенции у военного коменданта Владимир- Волынска полковника Лемке. Полковник в эти дни был озабочен непрекращающимися партизанскими диверсиями, и прошло четыре дня, прежде чем он согласился принять Людвига.
«Не более пятнадцати минут», - предупредил адъютант. Людвиг, опираясь на трость, тем не менее, пытался щёлкнуть каблуками и вытянул руку в нацистском приветствии.
«Хайль...», - неохотно ответил толстый, розовощёкий, с расстёгнутым воротом, комендант, кивком показал, что он готов слушать и даже не предложил присесть.

«Герр комендант, мне очень нужна ваша поддержка. Пять месяцев назад, ещё до моего ранения, я оставил моего приёмного сына-фольксдойче у крестьянки в деревне Горохов. Сейчас, направляясь домой, я бы хотел его забрать, но Горохов, я понимаю, - партизанская зона...».

«Послушайте, Тюрнер, - перебил толстяк, - мне непонятны причины, по которым офицер Рейха, даже отставной, и ариец по происхождению возится с этим фольксдойче...».

Людвиг перевёл дыхание. Комендант поверил в легенду о фольксдойче... Это хорошо. Нужно было обязательно продолжать:
«Герр полковник, партизаны убили его семью. Он остался один и, кроме меня, у него никого нет. До Горохова – менее сорока километров. Я бы хотел попросить у вас автомобиль, но я сейчас не могу водить машину и вряд ли смогу защитить себя и ребёнка... в моём состоянии. Если у вас есть семья и сострадание, помогите мне, герр комендант».

Напоминание о семье заметно смягчило настрой Лемке.
«Курт, - вызвал он адъютанта, - направьте машину с двумя солдатами, чтобы доставить сюда из Горохова мальчишку по имени Гюнтер».
«Разрешите мне поехать с ними, герр комендант. Знаете, чужие люди... Он ведь ребёнок».
Лемке махнул рукой, показывая, что у него и так много забот, пусть делает, что хочет...

Через полтора часа Людвиг был в домике Ольги.
На этот раз он не стучал. Слишком велико было нетерпение. Открыв дверь, Лювиг шагнул в полумрак. Тишина... Он сорвал занавеску. Слабый свет высветил заброшенную комнату. Было понятно, что здесь давно никто не жил. Сквозь оставшуюся открытой дверь проникал холодный ветер.

За Людвигом стояли два солдата. Все трое молчали... Видимо, солдаты ожидали его команды. Надо было срочно что-то предпринять... Людвиг решил пройти к соседнему дому. Возможно, соседи располагают какой-то информацией. Однако и в соседнем доме его ожидали та же давящая тишина и запустение. Очень болела голова... Людвиг с автоматчиками переходил от дома к дому. Деревня была безлюдна...

И вдруг Тюрнер заметил признаки жизни. У самого большого дома на расстоянии около ста метров стоял часовой. Людвиг и его конвой быстро направились к дому. После ранения он ещё так быстро ни разу не шагал.

Часовой окриком остановил группу. Людвиг прокричал, что он разыскивает крестьянку по имени Ольга. Часовой выстрелил в воздух, вызывая старшего. Выбежавший офицер на ходу расстегивал кобуру, однако увидев офицера старше себя по званию, остановился, поприветствовал по-нацистски Людвига и спросил, чем может быть полезен.

Людвиг повторил вопрос о том, где он может разыскать крестьянку Ольгу.
«В деревне нет жителей, герр майор, все были изгнаны, а часть из них расстреляна за связь с партизанами. Здесь находится мой небольшой гарнизон. Живём, как на вулкане...».

«Куда угнали жителей?».
«Не знаю, но, думаю, многие из них сейчас во Владимир-Волынске. Ближе почти нет никакого жилья, кроме лесов. И, герр майор, если вы здесь не по службе, лучше возвращайтесь во Владимир-Волынск. Я здесь по службе, а вам безопасней будет в городе».

... Автомобиль мчался по ухабам на предельной скорости. Людвиг почти терял сознание. И всё-таки одна мысль сверлила мозг: если Ольга в городе, как её разыскать?

Солдаты отвезли полумёртвого офицера прямо в госпиталь, где до войны располагалась районная больница.

Прошло несколько дней, прежде чем Людвиг открыл глаза и понял, что находится в госпитале. Ещё через несколько минут ему показалось, что он опять бредит. Возле кровати, специально оборудованной для него в одном из кабинетов, стояла... Ольга. Грустная, постаревшая, похудевшая Ольга...

Людвиг пытался подняться. Ему казалось, что он кричал, но на самом деле его вопрос прозвучал едва слышно: «Где Гюнтер?».
«Петро? - переспросила Ольга. - Та вин тутечка, в ликарни. Тильки слабый дуже».

Людвиг ничего не понял... Через минуту к нему привели двух врачей - русского и немца. Русский переводил. Людвиг узнал, что из-за связей с партизанами и помощь им немецкое оккупационное командование издало приказ о сожжении Горохова с его жителями. Однако приказ был милостиво заменён расстрелом подозреваемых и высылкой остальных. В Горохове оставили небольшой немецкий гарнизон, с командиром которого Людвиг уже был знаком.

Разговор с врачами временами прерывался из-за слабости Людвига, впадающего время от времени в забытьё.

Людвиг оставался в госпитале на излечении ещё около двух недель, встречаясь с посещающим его Гюнтером. Постепенно отец и сын начали понимать друг друга. Гюнтер, Ольга и Оксанка были поставлены на довольствие и все понемногу поправлялись.
Ольга понимала, что ей предстоит ещё одно испытание - расставание с «Петром».
По мере того, как Людвиг поправлялся, Ольга всё чаще плакала.Она понимала, что Гюнтеру будет лучше и всё-таки не могла представить себе жизни без этого умного, доброго, ласкового ребёнка.

Людвиг добился для неё и Оксанки полного содержания в госпитале, но успокоить её не мог. И при первой возможности попросил немецкого врача устроить ему ещё одну аудиенцию у военного коменданта. К своему удивлению, он довольно легко получил разрешение на вывоз усыновлённого им ребёнка-фольксдойче, родителей которого якобы убили партизаны.

Настал день расставания Гюнтера со своей приёмной мамой. Людвиг не хотел затягивать сцену прощания, а Гюнтер не мог оторваться «вид мамки». К тому же, они опаздывали. «Опель-капитан» ожидал у входа в госпиталь. Через полтора часа отправлялся поезд с тяжелораненными, в котором им предстояло провести несколько суток. С помощью того же русского доктора Людвиг обещал Гюнтеру и Ольге, что он обязательно разыщет её после войны и привезёт вместе с Оксанкой в Германию, где они смогут встречаться так часто, как они того захотят. Не мог знать Людвиг, как много лет пройдёт прежде, чем такая встреча состоится...

Оставив Ольгу в слезах и с деньгами, Людвиг и Гюнтер втиснулись в «Опель». Машина тронула, а Гюнтер, став коленями на заднее сидение, долго смотрел на дорогу, остающуюся позади, туда, где стояла Ольга, пока её фигура не растаяла в отдалении. Так в течение всего нескольких месяцев мальчик потерял вторую семью...

Дорога была очень тяжёлой. Людвиг мог получить только половину пассажирской скамьи для своего искалеченного тела и для Гюнтера. Спали с перерывами, сидя и крепко обнявшись. Так продолжалось три дня, пока поезд несколько разгрузился уже на территории Австрии и Германии. Питались той же едой, что и другие раненные пассажиры. После трёх дней они могли занять всю полку. Раненый солдат, их сосед, после громкого бреда, в одну из ночей умер. Стало тише и просторней. Да и поезд, оставив позади Украину и Чехословакию, побежал побыстрее, не стало многочасовых стоянок для разгрузки умерших и приема новых раненых. Состояние Людвига оставляло желать лучшего, а Гюнтер, едва научившись произносить несколько немецких слов, уже завоевал симпатии персонала и по нескольку раз в день приводил врача или медсестру к постели Людвига. Удивительно, но Людвиг и Гюнтер подолгу разговаривали, когда каждый учил другого своему языку.

Людвиг рассказал сыну, что у них большая семья в Германии. Все очень дружны и живут вместе в большом поместье, что у Гюнтера будет своя лошадь для верховой езды. Иногда на глаза Гюнтера набегала слеза, он вспоминал умерших за колючей проволокой папу, маму, сестрёнку, дедушку... Людвиг отвлекал мальчика от грустных мыслей, да и опасался, что кто-то может подслушать и понять... Но зато они много говорили об Ольге и маленькой Оксанке.

Ещё два дня пути, и им пришлось пересаживаться на пригородный поезд, который должен привезти их на Мюнхенский вокзал. При входе в электричку дежурный офицер тщательно просмотрел их документы, чтобы убедиться, что перед ним не английский шпион, а проливший кровь за фюрера боевой офицер. Затем он помог внести чемодан и усадил Людвига и Гюнтера на их места.

Окна в электричке к ночи были тщательно зашторены: немцы опасались налётов британской авиации. Было душно, Людвиг с трудом дышал.

Поезд тащился долго, но аккуратный и мирный пейзаж за окном вагона успокаивал и обещал, что трудности, через которые прошли взрослый и ребёнок, позади. Оба, не отрываясь, рассматривали прекрасную картину ещё не покрывшейся зеленью земли, разделённой на квадраты, на чистые и ухоженные дома и церквушки... Всё это было так необычно и непонятно для Гюнтера.

Наступали сумерки. На вопрос Людвига, как скоро поезд прибывает в Мюнхен, служащий ответил, что, если не будет воздушной тревоги, менее чем через полтора часа. Заметив состояние офицера, проводник предложил ему сердечные капли. Это всё, чем он располагал...

Уже в темноте миновав едва заметные постройки, поезд медленно вполз под стеклянные своды вокзала. Людвиг вздохнул: «Дома...».



Последний раз редактировалось: Kim (Ср 27 Июн - 11:12:59), всего редактировалось 1 раз(а)
avatar
Kim
Администратор
Администратор

Возраст : 60 Мужчина
Страна : Германия Район проживания : K-libknehta
Дата регистрации : 2008-01-24 Количество сообщений : 4996
Репутация : 3811

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Kim в Ср 27 Июн - 11:09:42

Сын трех народов
Алан Слепой, Бельмонт, Калифорния

(Окончание. начало см. выше)

Проводник подхватил чемодан, за ним, едва переступая ногами, двигался по проходу Людвиг, держа в одной руке трость, в другой - руку Гюнтера.

Родные всё-таки получили телеграмму. Здесь были все. Пришли даже две одноклассницы Людвига, но торжественности момента не получилось, Людвиг морщился от боли и с большим трудом передвигался. Встречавшие ожидали и Гюнтера. Людвиг отправил несколько писем родителям. Никто, однако, не знал, кем был Гюнтер на самом деле. Отец и сын ещё в пути, подолгу беседуя, обещали друг другу хранить тайну.

Надо помнить, что мы говорим о глубинке Германии 1942 года, где большинство населения ещё было опьянено гитлеровскими победами, лжепатриотизмом, ненавистью к мировому еврейству. Ещё не наступило отрезвление, немцы еще не знали, в какую трясину завёл их Гитлер, ещё не было проклято немецким народом его имя...

Людвиг понимал, что ребёнку надо будет поступить в школу, может быть, стать членом гитлерюгенда, вскидывать руку в нацистском приветствии, почитать тех, кто мыслили так, как и те, кто убили родных этого мальчика, слушать нацистские расовые теории...

Нужно было научить сына лицемерить, чтобы он мог остаться честным...

Людвиг страдал от физической боли, проводил много времени в постели, а Гюнтер всегда был возле него. Оставаясь очень ласковым, добрым и милым ребёнком, он вскоре завоевал любовь всей семьи. Было решено, что в школу он отправится со следующего года, а пока будет учить немецкий.

Спустя годы, уже после смерти Людвига, Гюнтер с большой благодарностью вспоминал, как Людвиг, настоящий ариец и немецкий аристократ по рождению, продолжавший верить в конечную победу Германии, оставался честным по отношению к сыну и просил Гюнтера повторять имена его погибших родных, чтобы он никогда не забыл их. Это имело свои последствия, но об этом - позже...

По воскресеньям Гюнтер посещал лютеранскую церковь вместе с бабушкой и дедушкой. Тучка пробежала между отцом и сыном, когда в их доме чаще стала появляться Эльза, с которой Людвиг встречался ещё до войны. А потом Людвиг начал уходить к ней, и привязавшийся к нему Гюнтер скучал и ревновал. Гюнтер был знаком с несколькими cоседскими мальчишками, но его лучшим другом оставался отец.

Наступила осень. Гюнтер в первый раз отправился в школу, в доме был подготовлен праздник встречи первоклассника. Мальчик рассеянно принимал подарки, было заметно, что он не обрадован. А вечером, когда Людвиг и Гюнтер остались вдвоём, на вопрос Людвига о том, чем озабочен мальчик, тот ответил, что он хотел бы, чтобы мама, папа, Рива и дедушка были с ним, встречали его после школы и чтобы вместе с ними были Ольга и Оксанка. Беседа была долгой, и Людвигу пришлось отвечать на вопрос, почему в школе нужно изучать гимн гитлерюгенда, который ему совсем не нравится. Глубокие чувства и проницательный ум ребёнка обрадовали и в то же время встревожили Людвига. Его сын, выходец из человеческих отбросов, недочеловек (по убеждениям гитлеровских идеологов) заставил его, взрослого человека, впервые всерьёз задуматься, как жить дальше. В ту ночь Людвиг так и не заснул...

Железнодорожный вокзал в Мюнхене в 1945-м
Фото: Joe Jägerhuber («Мünchen Hauptbahnhof 1952»)

Эльза стала первой, кому он рассказал о тайне Гюнтера. Она была из семьи хорошего врача, сама училась и готовилась стать врачом, не раз говорила Людвигу о недовольстве решением отца стать членом нацистской партии, выключала радиоприёмник, когда транслировались речи руководителей Рейха или бравурные фашистские марши. Людвигу показалось, что девушка отнеслась к новости о происхождении Гюнтера даже с радостью, и с этого дня Эльза и Гюнтер стали неразлучны.

Шла зима 1943 года. Здоровье Людвига шло на поправку, хотя он всё ещё заметно припадал на ногу и страдал от внезапных головных болей.

Настроение среди немецкой интеллигенции упало. Хотя радиоприёмники всё ещё разрывались от бравурных маршей, а слухи о сталинградском поражении темпераментно маскировались резко звучащими речами гитлеровских вождей, обещающих скорую победу, скрыть налёты британской авиации и не замечать эшелоны прибывающих в нарастающем количестве искалеченных немецких солдат и офицеров, было невозможно. Возвращающиеся с фронта калеки рассказывали о курском, смоленском, киевском, сталинградском аде, перемоловшем сотни тысяч молодых жизней. Всё чаще прибывали извещения о гибели отцов, братьев, сыновей. С наступлением темноты горожане тщательно завешивали окна, по улицам бродили ночные патрули. Интеллигенты, каким-то образом избежавшие призыва (обычно по возрасту или болезни) старались не собираться большими группами, а, встречаясь, с оглядкой спрашивали друг друга: «Где же обещанная лёгкая «прогулка» по России?». Даже в глубинке заметно не хватало продуктов питания, была введена карточная система. Любимый учитель Гюнтера со знаменитым именем Рихард Вагнер был мобилизован и отправлен на фронт. Его заменила низкорослая и некрасивая Гертруда Генкель, подозревающая всех в измене, активистка местной организации нацистской партии. Уроки стали неинтересными. Гюнтер, понимая, что ничего изменить нельзя, тем не менее, находил утешение в том, что мог об этом поговорить и всегда встретить понимание Людвига и Эльзы.

Молодые люди, проводя вместе много времени, продолжали откладывать свадьбу до лучших времён. При мрачных временах, охвативших Германию, торжественная церемония была бы неуместной. И всё-таки свадьба состоялась. Она не была торжественной, но прошла вполне приятно. После непродолжительной церемонии в «своей» церквушке самые близкие собрались в квартире Эльзы, снятой перед самым событием. Здесь собирались жить Эльза, Людвиг и Гюнтер. Пили шампанское, читали стихи, но ничего - из гитлеровской пропаганды. В те времена это всё ещё было рискованно. На лицах присутствующих застыла тень нелёгких времён для них и для их страны. И всё же молодые были счастливы. Очень доволен был и Гюнтер, который с этого вечера звал Эльзу мамой. Эта перемена означала для него и перемену школы, а, значит, и учителя.

А спустя месяц Гюнтер узнал о потере ещё одного друга. Его любимый учитель Вагнер даже не добрался до фронта. Эшелон был уничтожен в пути при налёте союзной авиации.

Зимой 1943-го Гюнтер впервые встал на лыжи, и с тех пор лыжные гонки стали его страстью на всю жизнь. Право, в окрестностях Мюнхена, в горах - великолепные лыжные трассы. Гюнтер ездил в течение зимы несколько раз на прогулки с Эльзой. Людвиг не мог их сопровождать из-за болезни позвоночника, наступившей в результате фронтовых ранений. А выздоровление казалось уже столь близким...

Чувствуя перемену в ходе военных действий, гитлеровские власти всё чаще привлекали школьников, даже младших, к военно-прикладным видам спорта, особенно к стрелковому. Гюнтер очень быстро стал лучшим стрелком среди младшеклассников. Будучи хорошим учеником, спортсменом, проявляя большие способности в математике, мальчик, тем не менее, ощущал презрение детей высокопоставленных родителей к себе как «фольксдойче».

А в безрадостном для Германии августе 1944 года у Гюнтера появился маленький брат Дитрих. Считалось, что Гюнтер родился тоже в августе, 5-го числа. Это был день, когда Людвиг нашёл своего сына. Разница в возрасте между братьями составляла десять лет. Смешно, но знакомые говорили, что братья очень похожи между собой.

К рождению сына Эльза, ещё будучи беременной, успела защитить диплом и готова была работать врачом. Это было важно. Германия, стремительно идущая к поражению, была в экономических тисках. Пытаясь спасти своего фюрера, страна бросала на два фронта всё - молодых людей, продовольствие, вооружение, горючее, боеприпасы во всё возрастающих количествах. У магазинов, чтобы получить что-то по карточной норме, приходилось выстаивать часами.

Кормящей Эльзе надо было отправиться на работу в военный госпиталь. Прожить на пенсию офицера-инвалида, даже с родительской помощью, было невозможно. К тому же она, как врач военного госпиталя, могла получать некоторые продукты питания.

В душе Людвига, под влиянием Эльзы, работающей по 12 часов в день, и услышанных ею в госпитале рассказов калек, чтения фронтовых писем и собственной физической боли, исчезали последние остатки веры в превосходство арийской расы и возможность победы. С тростью он уже не расставался никогда.

Людвиг и Гюнтер вместе составляли маленький коллектив, работающий в домашнем хозяйстве и заботливо нянчивший маленького Дитриха.

Вечером 12 марта 1945 года в дверь квартиры настойчиво постучали. Так не стучали приятели, родители или соседи. До того, как Эльза подошла к двери, стук повторился. На вопрос «Кто там?» мужской голос ответил: «Гестапо...», и стук повторился опять. Все молчали, а Эльза начала медленно отодвигать цепочку. Быстро вошли трое, только один был в форме офицера гестапо, двое - в гражданском.

«Людвиг Тюрнер?» - спросил офицер.
«Да».
«Вы служили интендантом армейской группы «Юг» в сорок первом году?».
«Да».
«Собирайтесь, поедете с нами».

Заметив движение Эльзы по направлению к Людвигу, гестаповец остановил её жестом и повторил, обращаясь к Людвигу: «Собирайтесь».

В это время заплакал Дитрих, которого пора было кормить. Людвиг направился к шкафу за одеждой, по пути напомнив: «Покорми ребёнка». Его спокойствие, кажется, передалось Эльзе и Гюнтеру.

«Есть ли в квартире оружие?» - резко, но тихо спросил офицер.
«Нет», - ответил Людвиг, взял в руку трость, поцеловал подошедших обнять его Эльзу и Гюнтера и, будто речь шла о вечерней прогулке, спокойно произнёс: «Я скоро вернусь».

Последним вышёл один из гестаповцев, медленно и осторожно затворив дверь.

Эльза с детьми поспешила к старичку-соседу, у которого был телефон, чтобы позвонить отцу. Отец в молодости несколько лет служил в таможенной полиции и хорошо знал повадки полиции и гестапо. Эльза, сдерживая слёзы, объснила что произошло.

«Я немедленно приеду», - ответил отец.

Выслушав подробности происшедшего, он особенно подробно расспрашивал дочь о мелочах поведения гестаповцев.

«Эльза, нам не следует беспокоиться. Никто из гестапо не несёт исправную службу, поражение в войне близко. Гитлер ждет спасения в окончании испытаний какого-то нового оружия. Ни один маразматик больше в это не верит.
Возможно, гестапо, действительно, получило какую-то информацию о Людвиге и о факте спасения Гюнтера. Кто-то хочет за счет Людвига спасти собственную шкуру. Гестаповцы бегут, как крысы с тонущего корабля...
С рассветом я отправлюсь в гестапо и попытаюсь что-то узнать. Это нетрудно, они очень подобрели в последнее время».

Трамваи почти не ходили. Утром немолодому Генкелю пришлось прошагать несколько километров прежде, чем он достиг ещё недавно грозного здания мюнхенского гестапо. «Они» действительно подобрели. Почти не видно было сотрудников в форме. Переодетые гестаповцы суетились, пробегая мимо Генкеля, которого ещё месяц назад просто задержали бы за пребывание в этом здании. Никто не остановился, чтобы ответить на вопрос старика. И, о небо! По лестнице, с трудом опираясь на трость, спускался Людвиг, а с ним, поддерживая его, шёл какой-то господин в изрядно помятой одежде. Людвиг представил его как Ганса, а Ганс, узнав, что у них нет машины, побежал ловить такси.

Уже дома Людвиг, после горячих объятий семьи, мог что-то объяснить: «Те из них, кто не могут сбежать из страны, ищут свидетелей своей порядочности, которую они «проявляли» во времена Гитлера. Ганс случайно наткнулся на чей-то донос о том, что я, находясь на фронте, спас еврея. Видимо, кто-то из моих подчинённых...Ну, а гестаповец решил пронюхать, может, я окажусь благодарным за то, что он меня отпустил и, при случае, буду свидетелем его порядочности. А пока я могу ему звонить, если мне понадобится его защита».

Жителям Мюнхена повезло. В конце апреля, когда другие города Германии подвергались безжалостным бомбардировкам союзной авиации, Мюнхен не представлял из себя мишени, достойной внимания. Только на окраинах города, особенно в месте расположения концлагеря Дахау, проходили бои «местного значения» со значительным превосходством американских войск.

А вскоре по городу прогуливались солдаты в чужой военной форме и медленно проезжали танки, останавливаясь и поворачивая башни с пушкой, как будто принюхивались к чему то. На столбах и афишных тумбах, рядом с ещё не снятыми приказами германских властей появились распоряжения американского военного коменданта города на английском и немецком языках.

Эльза продолжала работу в том же госпитале, где в палатах рядом лежали бывшие враги - немцы, получившие ранения, и американцы. Зарплату продолжали платить в марках, а немногие работающие магазинчики отказывались продавать за германские марки. На чёрном рынке торговали всем, но нужны были доллары.

Нехватка продуктов сказывалась на здоровье Людвига. То немногое, что удавалось раздобыть, отдавали детям. Заметно ослабевшая Эльза не бросала работу, администрация больницы во главе с американским врачом-офицером обещала начать выдачу продуктов врачам и медсёстрам. И вправду, вскоре такое произошло. Слабая и счастливая Эльза несла домой сумку с бесценным грузом - американскими мясными консервами, галетами, мукой, сахаром и прочей снедью.

На половине пути её догнала машина, принадлежавшая госпиталю, а шофёр помог доктору Эльзе занести драгоценную сумку на второй этаж. Это был большой праздник для семьи, о котором они потом долгие годы вспоминали.

По ночам иногда слышались автоматные очереди. На работе рассказывали, что всё ещё сражается гитлеровское сопротивление. В госпиталь доставили двух раненых американских солдат, подвергшихся нападению. Они рассказали, что из их конвоя были убиты несколько человек.

Людвиг узнал, что американцы прнимают на работу немцев, не замешанных в военных преступлениях. Он прихромал к зданию магистрата, благо, недалеко, где с утра, за два-три часа до открытия выстроилась длинная очередь.

С ним беседовал американец в гражданском, ответственный за набор инженеров. Выслушав, американец записал адрес и обещал прислать за Людвигом, как только тот понадобится. И понадобился. Американцы восстанавливали станцию химводоочистки, и Людвиг был приглашён на работу помощником руководителя станции, американца, ещё в военной форме, хорошо говорившего по-немецки.

Первого сентября Гюнтер пришёл в свою школу. Пришли и все его школьные товарищи. Большинство учителей были знакомы и знали его по прошлому году. Уже через несколько дней школьники занимались гимнастикой в знакомом спортивном зале. Ребята изучали арифметику, английский язык, естествознание, немецкую грамматику и чистописание. Гюнтер был очень силён в занятиях спортом, опережая всех остальных в классе. С середины года были введены объязательные занятия музыкой, но, скорее, это были уроки пения. Песни стали другими, чаще - на фольклорные темы.

В городе и школе административные функции уверенно переходили в руки немецкой администрации. К зиме ребят отвозили на экскурсии в музеи и библиотеки, а к Рождеству - в лес, на лыжные прогулки. К тому времени лыжи стали одним из двух любимых занятий Гюнтера.

Родители никогда не пытались выветрить из памяти Гюнтера тайну его происхождения. Людвиг намеренно запомнил имена членов его семьи и фамилию Альпер. Зачем он это делал, ведь Гюнтер давно стал его любимым ребёнком? Может, лучше для него и для сына забыть о страшном времени гибели семьи Гюнтера? Но Людвиг и Эльза, будучи людьми глубоко порядочными, никогда не верили в «вину» евреев перед немецким народом и всем миром. Позднее Людвиг рассказывал, что он никогда не мог бы себе простить, если бы врал Гюнтеру.

Кроме того, в начале сорок шестого Тюрнеры предприняли первую попытку разыскать «мамцю» Ольгу и Оксанку. Людвиг отправил два письма на русском и немецком по адресу, который он сохранил. Прошли месяцы, никакого ответа...

Гюнтер оказался очень способным учеником. Когда Людвиг предложил учить его музыке, Эльза воспротивилась. Не слишком ли большая перегрузка для двенадцатилетнего мальчика? Гюнтер регулярно посещал стрелковый тир, открытый предприимчивым американцем, изучал родной русский и английский языки, писал стихи,был хорошим другом товарищей по учёбе, возился с маленьким братиком. Умный ребёнок уже давно принял тот факт, что вся его семья погибла. Но Ольга и Оксанка... Он запомнил слово, которым его называла Ольга - «дитина» и часто так называл маленького Дитриха.

В сентябре 1948 года Людвиг, к тому времени возглавлявший службу очистки воды и водоснабжения Мюнхена и окрестных городков, отправил письмо в Министерство иностранных дел ФРГ с просьбой помочь в розыске Ольги Передун и её дочери, во время войны проживавших в городе Владимир-Волынске в Западной Украине. Только через долгих восемь месяцев пришёл ответ, что Ольга и в настоящее время проживает во Владимир-Волынске и работает в районной больнице. И, какая радость, ниже был приведен её адрес!

Уже на следующий день Людвиг разыскал человека, который мог написать письмо по- русски, где Гюнтер, тоже по-русски, дописал: «Я тебя люблю».

Началось долгое ожидание, очень долгое... Людвиг и Гюнтер не знали, что начавшаяся «холодная война» ещё на долгие годы разделит Гюнтера с его украинской мамой. Ольга знала, что сам факт получения письма из ФРГ может иметь для нее тяжёлые последствия. Она всё-таки отправила ответ с другим обратным адресом, но простой крестьянке, пишущей только на украинском языке, было нелегко рассказать в зашифрованном виде, всё, что хотелось. Пришлось писать, что живётся ей хорошо, она ни в чём не нуждается и любит Петра, за которым очень скучает. А ещё она просила ей не писать, а ждать, пока она напишет сама. Вот и всё. Не только Гюнтеру, но и Людвигу было нелегко понять, почему люди не могут переписываться. Прошёл ещё год, была создана ГДР, разыгралась не на шутку холодная война, и многое стало понятным.

Через тот же МИД Людвиг пытался получить информацию о еврейской семье Альперов, проживавшей в одном из западноукраинских городков и погибшей летом 1941 года. Хорошо изучив карту, Людвиг мог назвать Волынскую или Ровенскую области. Семья состояла из супругов, глава семьи был рыжим, работал «в конторе». С ним погибли жена, четырёхлетняя дочь Рива и отец. Отец Гюнтера носил усы, дед - бороду. Отца звали Мойше. Имени деда и мамы он не помнил, просто дед и мама. С такой скудной информацмей Людвиг, Эльза и Гюнтер приступили к поискам.

Ответные письма от советского МВД приходили своевременно, но не приносили напряжённо ожидаемого результата.

В 1950 году произошли два события. Пришло такое же сдержанное, но несколько более подробное письмо от Ольги. Она повторила, что живёт хорошо, муж с войны не вернулся, она вышла замуж «за Федька» почему-то по суду, у мужа нет ноги, потерял на войне, Оксанка не слушается и убегает купаться в речке без разрешения, да и учится не очень хорошо.

В том же году Гюнтера включили запасным членом команды Мюнхена на всегерманских соревнованиях по лыжным гонкам на пять километров. Будучи запасным, он не надеялся принять участие в соревнованиях, хотя очень хотелось...

Судьба была милостивой к нему. Один из участников заболел гриппом, и Гюнтер побежал, а поскольку он пришёл вторым и с довольно высоким результатом, его тут же поставили вторым и в эстафетной гонке, которую его команда выиграла.

Надо добавить, что Гюнтер был включён во взрослую команду в виде исключения. По возрасту он ещё не мог участвовать в соревнованиях мужчин, но, по предыдущим и предварительным результатам получил специальное разрешение.

Со дня разгрома Гитлера семья перестала скрывать еврейское происхождение Гюнтера. С глаз многих немцев очень медленно сползала пелена ненависти к евреям. Гюнтер иногда слышал за спиной «юде», но воспринимал это спокойно.

Людвиг объяснил ему, что наилучший способ протеста - это проявление своих способностей, позволяющих быть на две головы выше других. И Гюнтер был на две головы выше. Он хотел, как и отец, быть химиком, очень любил этот предмет и в 1952 году, на год раньше положенного окончив школу, поступил на отделение химии Мюнхенского университета. Гюнтер пошутил с родителями, что он, кажется, первый еврей-студент университета в Германии за последние двадцать лет. Это было правдой.

У него не было трудностей при поступлении. Его заметные успехи в учёбе и спорте, о которых давно знали в университете, говорили сами за себя.

В том же году Дитрих, который тоже впервые отправился в школу, к удивлению родителей заявил, что он, как и его брат, тоже еврей. Людвиг и Эльза только внимательно посмотрели друг на друга. Объяснить семилетнему что-либо было почти невозможно, и они отложили это до лучших времён.

Гюнтер был всегда очень занят и, к досаде родителей, мало спал. Чередуя тренировки и соревнования по стрельбе с занятиями лыжным спортом в самое напряжённое время зимней учёбы, он находил время для Марты, с которой подружился ещё в школе. Родители Марты вначале не одобряли её дружбу с евреем. Где пропадал её отец в течение двух последних лет войны, никто не знал, кто-то говорил - в Италии, работая в издании по выпуску гитлеровских пропагандистских плакатов. Может быть... Но времена были другие, и родители Марты благоразумно примирились с происхождением Гюнтера и даже принимали его у себя дома.

Марта училась в консерватории, не мечтая стать знаменитой, неплохо играла на рояле, а пела только на семейных и дружеских вечерах. Приезжала в качестве болельщицы на все соревнования Гюнтера. Студенческие подруги завидовали популярности её друга. Поженились они рано, а медовый месяц провели на соревнованиях по биатлону во Франции. Заметно уставший Гюнтер на этот раз выступил ниже своих возможностей, подвела стрельба...

Наверное, это была единственная заминка в его спортивной карьере. Марта не пыталась успокаивать его, она знала упорство мужа. Его успехи ещё впереди. Даже её мать однажды сказала о зяте: «Если все евреи такие, как Гюнтер, то почему мы с ними воевали? Надо признать, что Гитлер был идиот».

Шёл 1957 год. Холодная война становилась как будто менее ожесточённой. Осенью пришло письмо от Ольги и Оксанки на адрес родителей. На этот раз Ольга была довольно откровенной, описывала подробности своей нелёгкой жизни с мужем-инвалидом и непутёвой Оксаной. Прочесть письмо на украинском языке было нелегко, помог преподаватель русского языка университета, сам русский по национальности. Целую неделю Гюнтер и Марта собирали огромную посылку, пытаясь угадать размеры одежды и вкусы адресатов. С тех пор посылки стали частью их жизни, а письма с благодарностями - праздником.

В 1960 году Гюнтер, после серии убедительных побед, личных и командных, был включён в состав олимпийской сборной ФРГ, где в биатлоне оказался лучшим в команде, но команда выиграла лишь «серебро». В следующем году, к счастью и радости супругов должен был состояться чемпионат мира и Европы в Ленинграде. На тренировочных сборах они были вместе, и Марта, немного ревнуя, наблюдала, с каким вдохновением Гюнтер тренировался в ожидании предстоящей встречи с Ольгой и Оксанкой, которых он называл мамой и сестрой.

И встреча произошла. Это было в марте 1961 года в небольшом фойе только что отстроенной специально для чемпионата мира и Европы гостинице «Молодёжная». Здесь разместились команды ФРГ, Норвегии и Великобритании.

Было холодное утро ленинградского пригорода и день, свободный от тренировок. Гюнтер и Марта, не присаживаясь, прохаживались по холлу гостиницы, время от времени поглядывая на входные двери. Наконец сквозь стекло они увидели подкативший к «Молодежной» автобус и выходящих через переднюю дверь двух женщин, а с ними... Кто- то ещё был с ними, но Гюнтер их не видел...

Два швейцара отворили двери... Ольга бежала к Гюнтеру, раскинув руки, она видела только его, а он, оторвав её от пола, крепко прижал к себе и... заплакал.

Плакали все. Ольга, не переставая, повторяла: «Дитинко, дитинко...».

Гюнтер пытался объяснить мужчине и девушке - «переводчикам», что их услуги не нужны, что он, хоть и не в совершенстве, но владеет русским языком. Не помогло. Конечно, «переводчики» должны были присутствовать...

Оксанка, хоть и взрослая и далеко не застенчивая девушка, явно не знала, как себя вести с братом-иностранцем, да ещё из капиталистической страны.

А потом они все прошли в ресторан пообедать. С ними, конечно, пошли и «переводчики», но они не испортили настроение радости и восторга воссоединившейся семьи.

Женщины получили билеты на все события чемпионата, который должен был начаться через два дня.

В последний день перед началом соревнований Гюнтер, который никогда не болел, вдруг почуствовал себя неважно. Заменить его было некем. Врач команды заставил его принять быстродействующие лекарства и это, кажется, помогло.

Чемпионат проходил, как писали советские газеты, «в упорной борьбе». Победила команда СССР, вторыми были норвежцы и только на третьем месте - команда Гюнтера. А уже на следующий день, опять в слезах, Гюнтер и Марта прощались со вновь обретённой семьёй. Они даже не планировали следующую встречу. Кто знает?.. «Переводчики» ни на минуту не спускали с них глаз.

По возвращению домой Марта, смущаясь, объявила о своей беременности. Гюнтер прыгал от восторга. Подумать только - он будет отцом! Узнав, прыгал и постаревший хромой Людвиг, а вместе с ним - и вся семья.

Всё было бы хорошо в нелёгкой, но полной радостных событий жизни Гюнтера, если бы не тоска по уничтоженной фашистами еврейской семье. Теперь уже в поисках участвовала и Ольга.

В 1970 году к местам массовых расстрелов евреев в Ровенской области приехал и Гюнтер. Они проехали с Ольгой все места, где она уже бывала, но чутье и мудрость простой крестьянки подсказали ей, что присутствие Гюнтера не просто желательно, но крайне необходимо. Не может такого быть, чтобы Гюнтер, объезжая вновь те же места, в которых он когда-то побывал, ничего не вспомнил... И Ольга не ошиблась. Гюнтер уверял её и какого-то сотрудника партийных органов, сопровождающего их, что он почти наверняка узнаёт место временного лагеря, из которого он каким-то образом выбрался и был подобран Людвигом. Он вспомнил имя своей мамы, которую звали Голда и которая работала в школе. Сужая поиски, они нашли школу в Клевани и старушку Клавдию Григорьевну, которая когда-то работала в школе с Голдой Яковлевной Альпер, учительницей начальных классов. Клавдия Григорьевна рассказала им обо всём ужасе уничтожения евреев, а потом вспомнила, что у Голды был брат, он воевал на фронте, после войны приезжал, чтобы тоже что-то узнать о погибших родных, жил не то в Москве, не то в Киеве. Больше ничего... Это был родной дядя, но Гюнтер его не помнил.

Время отпуска подходило к концу. Но Ольга, активно продолжая поиск информации о судьбе Альперов, всё больше втягивалась в благородное дело увековечения памяти евреев, погибших от рук фашистов. Она стала заместителем председателя комитета по проведению траурных мероприятий в городке Сосонки, где в 1991 году, к пятидесятилетию зверского уничтожения более двухсот тысяч евреев города Ровно и окрестностей, была проведена траурная церемония памяти погибших от рук фашистов - местных и пришлых.

Об этих событиях рассказывает старенькая Наталия Балацкая:
«Утро 6-го ноября 1941 года было хмурым и холодным. Дул порывистый ветер, падал мокрый снег. На центральную площадь по приказу оккупационных властей сходились люди. Заметно было, что среди них много старых и калек. Этих вели под руки. Плакали дети. Матери несли грудных на руках, те, что постарше держались за подолы. Пациентов привезли из больниц на колясках. Среди них была молодая мать, которая в последнюю ночь родила ребёнка. Площадь была плотно окружена украинскими полицаями, жандармами, работниками СД и гестапо, литовскими фашистами. Было приказано двигаться по центральной улице. Вещи приказали оставить на площади. Человеческий поток двинулся к Сосонкам. Среди идущих я видела хирурга Когана. Видимо, его взяли прямо из операционной, он был в белом халате - как жил, так и умер врачом. Я видела также врачей Натанзона, Песле, Орловского... Когда обречённые прибыли к Сосонкам, там уже были вырыты огромныё и глубокие траншеи, дежурили пулемётчики. Всех заставили раздеться. Профессиональные убийцы косили людей. Далеко были слышны крики, пулемётные очереди, разрывы гранат...».

Наталия Никифоровна больше не могла говорить...
На траурных церемониях присутствовал Гюнтер, во второй раз приехавший в эти скорбные места.

А собранная неутомимой Ольгой информация позволила узнать, что Мойше Альпер был служащим «Заготсырья», его отца, дедушку Гюнтера, звали Шломо. Шломо был участником гражданской войны. Маленькую сестрёнку Гюнтера звали Ривелэ. Они все погибли – видимо, от голода за колючей проволокой возле того места, где был найден Гюнтер. До сегодняшнего дня не известно, как Гюнтер оказался за пределами «сборного пункта».

В 1999 году неожиданно умер Людвиг, но не от фронтовых ран, а от сердечного приступа. Умер глубоко порядочный человек, который всегда считал себя оптимистом. Его смерть стала предметом большой скорби и печали для его многочисленной семьи. Кроме памятника от семьи, Гюнтер установил свой собственный с простыми словами: «Здесь похоронен Человек и Отец».

Ольга, активистка организаций, деятельность которых направлена на сохранение памяти жертв Катастрофы, несмотря на преклонный возраст, иногда посещает в Германии семью сына, которого всё ещё называет «дытына» и который сам уже пожилой человек. В Иерусалиме специальным решением комиссии мемориального комплекса «Яд ва-шем» ей присвоено звание праведника народов мира.

Так и живёт в Мюнхене достойный и заслуженный человек, Самуил Альпер, Петро Передун, Гюнтер Тюрнер - один и тот же учёный, тренер, сын, отец, дедушка, спасённый мужеством и честью своего немецкого отца и украинской матери. Живёт сын трёх народов. Да хранит его Бог...
avatar
Kim
Администратор
Администратор

Возраст : 60 Мужчина
Страна : Германия Район проживания : K-libknehta
Дата регистрации : 2008-01-24 Количество сообщений : 4996
Репутация : 3811

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Borys в Сб 30 Июн - 19:24:53

Дина Рубина
По материалам "Новой газеты"
ПРОВОДЫ ДОЧЕРИ
В АРМИЮ...


Вчера моя дочь, барышня томная, нравная, сочиняющая стихи, музицирующая на гитаре, любящая, наконец, поваляться в постели часиков до 12 утра... пошла в армию.
Понимаю, что окончание этой фразы для российского читателя может показаться диким. Ну сначала, конечно, она пошла в армию до пятницы -- новобранцев, как правило, на первую же субботу отпускают по домам: возможно, показать, что жизнь не кончилась и мамино крыло по-прежнему рядом.
Время нервное: весь наш двенадцатый класс постепенно -- по мере персональных дат рождения -- подгребает военная машина. Чуть ли не каждый день гудят отвальные -- то у Иры, то у Шломо, то у Марка, то у Шимона.
Поздно вечером звонит уже с базы "забритый" утром Шимон и диктует моей дочери: "Значит, так: в палатках холодно, бери все теплое, что есть в доме, -- вязаную шапку, перчатки, свитера!"
Честно говоря, матерью солдата я уже однажды была, лет двенадцать назад, но как выяснилось, многое забыла. Например, то, что новобранцы в израильской армии собираются на службу примерно так, как бравый Портос в романе Дюма экипировался перед военной кампанией во славу короля и Франции. То есть заботы о некоторых деталях экипировки лежат на плечах семьи. И за две недели до призыва мы, высунув языки, скупали по магазинам теплые мужские кальсоны (да-да, с ширинкой, неважно, декабрьская ночь в палатке слезам не верит), мужские майки с начесом, теплые носки, ботинки, наконец.
-- Как -- ботинки?! Армия не выдает ботинок?! -- восклицаю я возмущенно.
Нет, армия потом возвращает расходы, но ботинки ребенку надо выбирать отдельно, подбирать тщательно, по ноге, пробовать, менять, требовать другие, затем топать, прыгать и опять примерять. Мамин глаз надежнее.
Опять же, простыню и подушку изволь тащить в армию тоже.
-- Что-о?! -- кричу я. -- У Армии обороны Израиля нет денег на подушки для солдат?!
Да есть, конечно, есть... Но пусть-ка этот изнеженный "мами" поспит в холодной палатке, подложив под голову свою армейскую куртку. Такая вот первая трезвящая плюха, как в той песенке из трофейного американского фильма времен Второй мировой, которую всю жизнь напевает другой солдат в семье -- мой отец: "Здесь вы в казарме, мистер Грин! Здесь нет подушек и перин! Завтрак в постели и в кухне газ -- эти блага теперь не для вас!"...
Накануне призыва и у нас дома гуляли по-человечески: выпили, как взрослые, блевали, как взрослые, уронили на балкон соседей внизу цветочный горшок и три пары разных ключей. Наутро хмурый сосед Давид стучит в дверь и молча протягивает эти ключи моей дочери. В глазах его -- осуждение. Та рассыпается в извинениях: это была вечеринка перед призывом, и ребята...
-- Ты идешь в армию? -- его лицо расплывается в улыбке. -- Какие войска?.. Молодец. А я был в морском десанте... Ну, счастливой службы, солдат!
В этом обществе все -- солдаты. Даже те, кто не успел послужить по возрасту или по здоровью. Все солдаты -- мамы, папы, бабушки и дедушки, братья, сестры. По пятницам вся страна ожидает своих солдат на побывку, все автобусы приобретают изнутри густо зеленый, бежевый, серый колер военной формы разных родов войск. Никто не жалуется, что в тесноте его пихнули дулом винтовки.
Вчера утром, в день призыва, мы отвезли свою нежную девочку на сборный пункт. А там -- зрелище посильнее, чем "Фауст" Гете, причем значительно сильнее: целый цветник рыжих, темноволосых, каштановых кудрей... День призыва такой -- девчачий. А вокруг, у двух автобусов, сопровождающие -- их сверстники с винтовками. И уже стреляют глазами направо-налево представители обоих полов.
-- Господи! -- бормочет мой муж. -- Что за жизнь фронтовая...
Да, жизнь такая, что множество молодых пар в этой стране изначально -- боевые товарищи.
Дают команду -- по автобусам. Заплаканные мамы кричат последние указания -- не забывай наполнять мобильник! Надень на ночь две пары кальсон!!!
Ребята с автоматами влезают последними в обе двери, автобусы разворачиваются и выезжают со двора на шоссе. Мы же плетемся к своей машине и сразу -- рука сама тянется -- включаем радио. Новости наших будней: из густонаселенных кварталов арабского Хан-Юниса палестинские боевики продолжают обстрелы еврейского района Гуш-Катиф. Ответный огонь открыл наш батальон бригады "Голани".
-- Ты не помнишь, -- спрашивает меня муж, -- она взяла синий свитер?



РУЖЬЕ ДЛЯ ЕВЫ
А все-таки лучше бы глазками стреляли

Кончена жизнь -- в моем доме появилось ружье. Не в том смысле, что оно должно непременно выстрелить в четвертом акте, а в том смысле, что покоя от него нет, как от недельного младенца.
Ружье выдано солдату Армии обороны Израиля, а именно моей дочери Еве в порядке прохождения курса молодого бойца. Она звонит нам с базы, захлебываясь от восторга и гордости:
-- Ма, я классно стреляю! Меня командир похвалил! Я знаешь, сколько выбиваю!
(Вообще-то странным образом у нас в семье все неплохие стрелки. А сын так вообще был лучшим ночным стрелком в роте. Так что я не особо удивляюсь.)
-- Нас учили сегодня разбирать и собирать ружье, и я классно это делаю!
И вот это самое ружье (между прочим, хорошеньких несколько кило) должно находиться при солдате днем, ночью, в ванной, в туалете -- куда бы солдат ни подался. Если он в форме. Устав такой.
Мы, предки то есть, -- безнадежные лапти -- все время обнаруживаем свое невежество и отсталость. Вот на автобусной станции в Иерусалиме мы встречаем ее, отпущенную в увольнительную на субботу. Вот она появляется с огромным солдатским баулом на плече и с немалым рюкзаком за плечами. Ружье тоже на плече, и этих хрупких плеч явно не хватает для всего багажа, где бы еще взять парочку?
-- Дай подержу, -- я протягиваю к ружью руку. В ответ -- округлившиеся от возмущения глаза:
-- Ты с ума сошла?!
Вообще-то, что мы с отцом сошли с ума, мы узнаем теперь с перерывом в несколько минут. Например, вечером в субботу она собралась встретиться с друзьями в баре в Иерусалиме.
-- Господи, неужели я сниму наконец эту зеленую робу и надену человеческую юбку! Но куда спрятать ружье?
-- Пусть лежит себе в шкафу, -- неосторожно предлагаю я.
-- Ты с ума сошла?! А если в дом ворвутся враги?!
-- Ну запри в комнате, а ключ проглоти, -- советует отец.
-- Папа!!! Ты с ума сошел?! Дверь в комнату выбивается ударом ноги!
Отец вздыхает и замечает, что его служба в Перми среди снегов и морозов в казарме на 200 человек была гораздо проще...
Наконец за Евой заезжает прямо со своей военной базы ее друг Шнеур, или попросту Шнурик, и наш дом благословляется еще одним ружьем. Сейчас мы уже можем держать против врагов круговую оборону. Сначала оба ответственных стойких солдата, сидя на ковре, осматривают свои ружья (идиллия по-израильски), потом бродят по квартире, раскрывают шкафы и кладовки, придумывают тайники, пытаются просчитать логику врага. Ура, выход найден! Оба ружья-близнеца укладываются на бочок на дно ящика Евиного дивана, заваливаются одеялами и подушками, дверь в комнату запирается на ключ, который прячется в тайнике в кладовке.
И вот уже два радостных штатских обалдуя выскакивают из дому, чтобы успеть на автобус... Через час я слышу в кладовке копошение. Это муж что-то ищет.
-- ... куда они запропастили ключ от ее комнаты, не знаешь? Я забыл там фломастеры, а мне до завтра...
-- Ты с ума сошел?! -- кричу я.
Последним автобусом ребята возвращаются из Иерусалима. Из своей комнаты мы слышим, как закипает на кухне чайник...
Потом долго разыскивается тот самый ключ в кладовке, при этом роняется с полок все, что спокойно стояло там месяцами... Наконец каждый укладывается, потому что подниматься завтра в половине пятого и тремя автобусами добираться до базы -- на другой конец страны, вернее, каждому -- в свой конец своей небольшой страны, ибо курс молодого бойца они проходят на разных базах.
Утром гром будильника поднимает меня, отца, нашу собаку, соседей в квартирах под и над нашей...
И только два солдата, два защитника родины спят по своим углам в обнимку со своими ружьями -- сладко, надежно, беспробудно... Как дети.





Присяга
Воинская присяга в Армии обороны Израиля -- дело серьезное, торжественное и даже волнующее. Но... все-таки и эта церемония, как почти все церемонии в стране, напоминает выезд на пикник большого шумного семейства. На присягу любимого отпрыска едут родители, братья-сестры, бабушки-дедушки с домашними животными, а также соседи-друзья с рукописными плакатами -- как болельщики на спортивные состязания.
С утра огромный пустырь перед военной базой начинает заполняться машинами разных марок, а на обочине вдоль огромного плаца солдатики выставляют для родных ряды пластиковых стульев.
Мы приехали едва ли не первыми и сразу заняли места в нужном ряду -- повезло! -- уже через час публика рассаживается на земле, сидит на корточках, с любопытством бродит с фотоаппаратами и видеокамерами по той части плаца, куда их пускают, потому что поодаль на столах выложены ружья и высокими стопками лежат Пятикнижия в синих тисненных обложках. И вот туда-то подходить нельзя -- столы охраняют девушки в форме...
-- Боже, -- замечает мой муж меланхолично, -- посмотри на этих бравых солдат: как они воюют с этими попами, с этими цицами?!
Он вообще настроен критически и, кажется, продолжает оставаться патриотом Советской армии времен его службы в Перми, какие бы тяжелые воспоминания та ни оставила.
А девочки действительно как на подбор, "у теле"... Как говорила моя бабушка, "нивроку, маешь вешч"...
Туда-сюда по плацу бегает лохматая рыжая собака. Наверняка кто-то привез с собой и сейчас не может удержать на месте...
Между тем напряжение возрастает, солдатская родня в возбуждении привстает и даже привскакивает с мест; наконец со стороны далеких, едва видимых отсюда армейских палаток раздается слаженный гул команд и топот ног: на плац повзводно выводят подразделения.
Наглая рыжая собака по-прежнему свободно бегает по плацу, сопровождая каждый вновь появившийся взвод. Да что ж это, в самом деле, почему хозяева не отзовут ее, и как армейское командование позволяет псу болтаться под ногами марширующих солдат?!
-- Это разве строевой шаг! -- замечает мой муж. -- Вот у нас был настоящий прусский строевой шаг!
Мне хочется попросить его заткнуться, но, увы, не могу не согласиться: советские солдаты на парадах шагали как-то... четче! Отрезанней! Их, выходит, гоняли тщательнее?! Недоработочка наша!
А уже там и тут вспыхивают радостные вопли мам и бабушек: кто-то уже узнал своего... свою... Какие же все они одинаковые!
-- Ты ее видишь? -- тревожно спрашивает меня муж с мечущимся по плацу взглядом...
Я ни черта не вижу! В беретах, в форме -- все девочки похожи одна на другую. Сердце колотится, как будто всех их сейчас погрузят на грузовики и отошлют на фронт...
Но вот все выстроились -- все четыре подразделения. С огромным трудом отыскиваем свою -- с бледным серьезным лицом, вторую справа в третьем ряду в первом подразделении. У всех очень бледные и очень суровые лица.
Наконец играют гимн и -- по команде -- солдаты с победными криками подбрасывают в воздух береты... Этим заканчивается церемония присяги, и мгновенно толпа штатских с воплями и объятиями смешивается с "зеленью". Вот тут и начинается настоящий пикник. Мамаши и бабушки торопливо разверзают необъятные сумки со "вкусненьким" и "домашненьким"...
Мы в панике бросаемся на поиски своей и с трудом ее отыскиваем -- незнакомую, с собранными по уставу на затылке волосами.
Она стоит в окружении солдат и треплет по загривку рыжего пса!
-- Что это за пес, в конце концов?! -- кричу я. -- Где хозяева?! Оштрафовать, к едрене фене!
-- Мы -- хозяева... -- улыбаясь, отвечают солдатики. -- Он здешний... всех знает, всех встречает-провожает... Это наш солдатский пес...
...Вот такая у нас была торжественная воинская присяга...


КАРТОШКА ДЛЯ МУНДИРА
Дочка голодает в израильской армии

Каждую пятницу, ближе к полудню, у меня дома раздается звонок. Я снимаю трубку и слышу страстный голос дочери: "Ставь жарить картошку, я уже в Иерусалиме!!!".
Я хватаю самую большую сковороду, раскаляю масло и вываливаю на нее целую миску чищенной с утра и нарезанной картошки.
Когда в первую свою побывку из армии она позвонила с воплем: "Го-о-оло-о-одна-ая-я-я как соба-а-ака-а!!!" -- отец философски мне сказал: "А что ты думала? В любой армии всегда голодно... У нас в Перми, помню, плеснут тебе щей в миску, а там три синих пленочки плавают вместо мяса...".
Ну, вваливается ребенок и, едва сполоснув руки, набрасывается на картошку...
-- Что ж ты голую картошку-то... -- пытаюсь я сердобольно встрять, представляя, как же оголодала девочка, если ей одной лишь картошки довольно... -- Вот, возьми баклажаны.
Она с полным ртом:
-- Какие баклажаны?! Я их уже видеть не могу! У нас каждый день пять видов закусок с баклажанами...
-- Ну, рыбку возьми...
Она вытаращивает глаза:
-- У меня рыба уже из ушей лезет! То тунец, то форель, то карп, то копченая, то соленая...
Я несколько оторопела.
-- А курицу будешь?
-- Мам, ну сколько можно эту курицу есть! Каждый день курица?!
-- Минутку, ты сказала, что голодная... Я поняла, что вас плохо кормят.
-- Ужасно! Ужасно кормят!
Тут я взялась за допрос серьезно.
-- Так. Давай с самого начала. Молоко дают?
Она удивилась:
-- Молоко? А зачем? Оно на столах стоит, конечно, но только для кофе. Зачем его пить? Есть же йогурты, творог разный, кефир, ряженка, то-се...
-- А именно что -- то-се?
-- Ну, сыры там всякие, какие-то каши дурацкие... Салаты... Яйца... омлеты в основном. Глазунью сделать как следует не умеют. Я говорю: "Дуду, не зажаривай слишком, я так не люблю!". А он, как назло, зажаривает и зажаривает! Когда с луком, так еще ничего, а когда с грибами -- тут он вообще не умеет...
-- Понятно... -- ледяным тоном сказала я. -- А выпечка?
-- А что выпечка? Кому нужны эти круассаны и пироги -- килограммы набирать? Это вообще еда нездоровая. И гарниры все эти... Я вместо них просто овощи и фрукты ем.
-- Знаешь что, -- сказал мне отец. -- Гони ты отсюда в три шеи эту зажравшуюся буржуйку! Дай сюда ее картошку, я доем!
-- Не-е-ет! -- заорала дочь, обнимая тарелку. -- Картошечка моя любимая, такую только мама готовит!
...Помню, в самом нашем начале здешнем, лет пятнадцать назад, когда мы только обосновались на съемной квартире, когда я железно знала, что могу потратить на продукты в супермаркете только 20 шекелей в день и ни копейкой больше, к нам в гости приехал из Тверии (не из Твери) мой старый друг. К тому времени он жил в Израиле уже год и даже успел прослужить полгода в армии. И вот тогда он с возмущением рассказывал нам о здешних армейских "порядочках".
-- Ужас! -- говорил он, -- нет сил смотреть, душа болит: то, что не съедается за завтраком, выбрасывается мгновенно. Не дай бог выставить банку йогурта в обед -- накажут самым жестким образом. И главное -- запечатанные, далеко не просроченные йогурты -- все сметается в помойный бак!
Мы ахали, качали головами, приговаривали: "Как же так, почему бы не раздать неимущим?! Какое попустительство, какое разбазаривание добра!". И нам казалось, что только бывшесоветский разум может навести в этой стране надлежащий порядок. А без нас пропадут, захлянут, выкинут, разбазарят...
-- Как тебе не стыдно, -- говорю я дочери. -- Помнишь, на Малой Полянке нас остановил солдатик, попросил 5 рублей, у него в авоське болтались булка и баночка кефира? Вот ему бы выпечку, которую ты не съедаешь! Или йогурты, которые вы сметаете в помойный бак.
-- Мама! -- строго отвечает она. -- Ты с ума сошла? Это запрещено! В армии продукты должны быть наисвежайшими! У нас и так проблем выше макушки. Еще не хватает, чтоб от тухлятины на марше весь полк обосрался!
Мне нечего ей ответить.
-- Но почему именно картошка? -- только спрашиваю я.
-- А это у кого что мамино любимое... Ирка по пельменям тоскует, Юдит ждет субботы из-за "пэсто"... Кто чего, словом...
И я лишь плечами пожимаю. Но с утра в пятницу первым делом становлюсь в свой кухонный наряд. Сковорода наготове.
Жду: вот-вот зазвонит телефон, и голос дочери пропоет нетерпеливо:
-- Еду-еду! Кар-то-о-ошечку-у-у!!!


avatar
Borys
Почётный Бердичевлянин
Почётный Бердичевлянин

Возраст : 70 Мужчина
Страна : Германия Город : Оберхаузен
Район проживания : Центральная поликлиника
Место учёбы, работы. : Школа №9, маштехникум, завод Комсомолец
Дата регистрации : 2010-02-24 Количество сообщений : 1936
Репутация : 2004

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Что читаешь, Бердичевлянин ?

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Страница 4 из 10 Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения