Количество посещений
бесплатный счетчик посещений

 

Последние темы
» Послушать музыку
Вчера в 13:12:54 автор Kim

» Анекдоты, Афоризмы
Вчера в 13:07:04 автор Kim

» Выдуманные или правдивые истории
Вчера в 13:02:22 автор Kim

» Фильмы,которые мы смотрим
Вчера в 12:57:49 автор Kim

» Выдающиеся люди
Вчера в 8:45:58 автор Алексей

» Израиль и Израильтяне
Вт 25 Апр - 9:40:37 автор Borys

» Видео и фото приколы
Пн 24 Апр - 18:36:09 автор Алексей

» Интересные факты
Вс 23 Апр - 8:02:31 автор Borys

» Последователи и потомки Авраама
Пт 21 Апр - 7:51:40 автор Borys

» Снято в Бердичеве более 30 лет тому
Ср 19 Апр - 13:17:11 автор Mihael

» Поздравляем Наших Форумчан!
Вт 18 Апр - 12:26:19 автор Kim

» Преступность
Пн 17 Апр - 12:40:02 автор Borys

»  Мы родом из СССР
Вс 16 Апр - 14:53:26 автор Borys

» Хроника государственного антисемитизма Сталинской эпохи и после Сталина
Вт 11 Апр - 18:34:47 автор Алексей

» Еврейские праздники
Пн 10 Апр - 13:10:42 автор Kim

Вход

Забыли пароль?

Поиск
 
 

Результаты :
 


Rechercher Расширенный поиск

Реклама
Социальные закладки

Социальные закладки Digg  Социальные закладки Delicious  Социальные закладки Reddit  Социальные закладки Stumbleupon  Социальные закладки Slashdot  Социальные закладки Yahoo  Социальные закладки Google  Социальные закладки Blinklist  Социальные закладки Blogmarks  Социальные закладки Technorati  

Поместите адрес форума БЕРДИЧЕВЛЯНЕ ЗА РУБЕЖОМ на вашем сайте социальных закладок (social bookmarking)

RSS-каналы


Yahoo! 
MSN 
AOL 
Netvibes 
Bloglines 


Посетители
Locations of visitors to this page

Хроника государственного антисемитизма Сталинской эпохи и после Сталина

Страница 3 из 3 Предыдущий  1, 2, 3

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Re: Хроника государственного антисемитизма Сталинской эпохи и после Сталина

Сообщение автор Borys в Пт 25 Дек - 15:28:59

"Бухенвальдский набат" и советский антисемитизм.

http://grimnir74.livejournal.com/5467501.html
avatar
Borys
Почётный Бердичевлянин
Почётный Бердичевлянин

Возраст : 70 Мужчина
Страна : Германия Город : Оберхаузен
Район проживания : Центральная поликлиника
Место учёбы, работы. : Школа №9, маштехникум, завод Комсомолец
Дата регистрации : 2010-02-24 Количество сообщений : 1837
Репутация : 1891

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Хроника государственного антисемитизма Сталинской эпохи и после Сталина

Сообщение автор Kim в Сб 5 Ноя - 13:43:06

Последний еврейский погром в СССР

http://russian7.ru/wp-content/uploads/2016/10/1-93-768x511.jpg


7 сентября 1945 года в столице Украинской ССР произошел последний еврейский погром, факт которого замалчивался в прессе в те годы и мало известен сейчас. Точное количество жертв этого события не установлено. В одних источниках указывается, что были сильно избиты 3 человека. В других называется гораздо большее число жертв: 36 человек были госпитализированы, пятеро погибли в результате беспорядков.
Предпосылки для еврейского погрома 1945-года

До начала ВОВ в Киеве проживало около 230 тысяч евреев, что составляло четверть его населения. За годы оккупации города фашистский режим не только физически уничтожил сотни тысяч киевских евреев, но насадил новую мораль. Ежедневная пропаганда и публичные расправы над евреями посеяли настроения вседозволенности по отношению к этой нации. Местное население само нередко участвовало в антисемитских казнях.

После освобождения от нацизма угнанные на принудительные работы в Германию и несмотря ни на что выжившие евреи стали понемногу возвращаться в родной город. Бедственное экономическое положение в послевоенные годы – голод, разруха, острый жилищный кризис - и гитлеровская антисемитская пропаганда сделали свое дело. Евреев, которые по царившим в обществе представлениям умели наживаться в любое время, стали винить во всех бедах.
Недовольство назревает

Они действительно богато жили до войны и владели, среди прочего, большими квартирами в Киеве. После разгрома врага эти громадные жилплощади были отданы под коммуналки. Только так можно было решить жилищный вопрос в полуразрушенном городе. Люди ютились в подвалах, на чердаках. В коммунальных квартирах жило по несколько семей. Многие из них были бывшими соседями владельцев этих квартир.

В таких условиях претензии евреев на свою собственность – не только квартиры, но и мебель, и другое имущество - воспринимались населением в штыки. Власти Киева по возможности старались возвращать бывшим владельцам их квартиры, но не более того. Отбирать мебель, посуду и другое имущество у новых владельцев не стали, чтобы не спровоцировать недовольство населения.
Выселение жильцов из бывших еврейских квартир

В начале сентября на улице Китаевской вспыхнул конфликт на почве выселения семьи Грабарь из незаконно занятой ими квартиры, которая принадлежала раньше евреям Рыбчинским. Мать выселяемого семейства обратилась за помощью к сыну-красногвардейцу. Тот с товарищемМельниковым вступился за семью, но ожидаемого результата это не принесло, после чего и произошли дальнейшие беспорядки.
Расправа

В докладе НКГБ говорится по этому поводу, что пьяные Грабарь И. З. и Мельников Н. А. поздно вечером того же дня «в отместку» за выселение тяжело избили первого попавшегося еврея - Розенштейна И. Д. Тот был военнослужащим и владел табельным оружием. За антисемитский выпад и тяжкие оскорбления он убил Мельникова и Грабаря. Возмущенные свидетели стали нападать на жену сбежавшего с места преступления Розенштейна. Через 3 дня, в день похорон убитых красноармейцев и произошли массовые еврейские погромы, разорение Галицкого базара, принадлежащих евреям магазинов и пр.

За время акции были избиты около сотни евреев. 36 оказались в больнице. Остановила бесчинства киевская милиция. Еще во время похоронной процессии прошел слух о готовящемся гораздо более масштабном антисемитском выступлении, поэтому властям пришлось действовать быстро и решительно. Была выставлена охрана синагоги и других объектов, принадлежавших евреям. Только благодаря такой оперативности были предупреждены массовые убийства. Розенштейн по постановлению суда был расстрелян, но имущество у его семьи конфисковано не было.

Источник: http://russian7.ru
avatar
Kim
Администратор
Администратор

Возраст : 60 Мужчина
Страна : Германия Район проживания : K-libknehta
Дата регистрации : 2008-01-24 Количество сообщений : 4961
Репутация : 3776

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Хроника государственного антисемитизма Сталинской эпохи и после Сталина

Сообщение автор Kim в Вт 15 Ноя - 22:02:30

Никита Хрущев

При «кукурузнике» окончательно сформировался государственный антисемитизм в СССР, который вошел в плоть и кровь Страны Советов

Иосиф ТЕЛЬМАН, кандидат исторических наук (Нешер)

Интересно: если бы Никита Сергеевич знал о том, что Фидель Кастро Рус — потомок маранов (во всяком случае, версия о еврейских корнях пламенного Фиделя выглядит правдоподобной), то бишь лиц еврейской национальности, — он бы столь крепко прижимался к груди пламенного революционера? Фото из архивов ЦК КПСС

В истории бывшего Советского Союза заметное место принадлежит Никите Хрущеву. С его именем, как правило, связывают решения ХХ съезда КПСС, разоблачившего страшные преступления Сталина и сталинизма. Открылись двери бесчисленных лагерей, в которых томились сотни тысяч ни в чем не повинных людей. Вместе с тем нельзя забыть и о том, что Хрущев сам был повинен в репрессиях и усердно помогал Сталину крутить маховик большого террора. Многие годы, вплоть до смерти Иосифа Виссарионовича, Хрущев был верным сталинцем и входил в небольшую группу наиболее приближенных к диктатору лиц.

Историки часто упрекают Хрущева в том, что его политика была непоследовательной и весьма противоречивой. Однако как раз в еврейском вопросе политика Никиты Сергеевича отличалась четкостью и постоянством. Эта политика была антисемитской на протяжении всех десяти лет, когда он находился у кормила власти. При этом следует заметить, что свой антисемитизм Никита Хрущев и не очень-то скрывал. Факты свидетельствуют, что этот реформатор, а именно таким его считают многие, был злобным и жестоким юдофобом. В этом мы постараемся убедить читателя, приведя факты, только факты.

* * *

Никита Хрущев был послушным исполнителем, и прежде всего за это его ценил Сталин. Он активно помогал «вождю народов» в проведении различных акций против евреев, в осуществлении политики государственного антисемитизма. В годы Второй мировой войны юдофобия в СССР расцвела буйным цветом. Особенно на Украине положение евреев было незавидным.

После освобождения территории республики от немецких оккупантов Никита Сергеевич возглавлял Совет министров и ЦК Компартии Украины. Он всячески препятствовал возвращению евреев, эвакуированных в восточные регионы страны. На одном из заседаний Совета министров республики прямо сказал: «Евреям Украины, которые спаслись от попыток уничтожить их, лучше всего оставаться там, где сейчас живут. Они тут нам не нужны. И так забот хватает. Возвращаются из эвакуации, начинаются сражения за квартиры, где живут уже другие люди, за отнятые вещи. Все это усложняет обстановку и без того сложную. Я не хочу, чтобы украинский народ воспринимал победу Красной армии и возвращение советской власти как возвращение евреев. Если кому-то из них сильно хочется ехать, пусть едут в Биробиджан, там область большая, места хватит».

Хрущев был главным дирижером на Украине антисемитской кампании, названной «борьба с космополитизмом». На Украине она приобрела особый размах. Были арестованы жившие в Киеве поэт Давид Гофштейн и другие деятели еврейской культуры.

В 1949 году Хрущева забрал поближе к себе Сталин, он снова первый секретарь Московского комитета партии и одновременно секретарь ЦК. Никита Сергеевич внес солидный вклад в проведение политики государственного антисемитизма, которую проводил «вождь народов». Примеров его участия в антиеврейских акциях можно привести великое множество. Вот «дело ЗИСа». На Московском автозаводе работало много евреев, которые не были безучастны к своей культуре, традициям, часто посещали спектакли еврейского театра. МГБ при активном участии Хрущева слепило «дело о еврейских националистах». Было арестовано и предано суду 48 человек, девять из них приговорили к расстрелу. По так называемому «делу ЗИСа» была создана специальная комиссия ЦК под председательством Хрущева, которая «чинила суд и расправу» над работниками завода.

Никита Сергеевич был инициатором многих гонений на евреев. По его указаниям проводились кадровые чистки на предприятиях Москвы и области, во многих учреждениях и учебных заведениях. Тысячи евреев потеряли работу, остались без средств к существованию.

* * *

Сталин в последние годы своего кровавого правления предпринял тотальное наступление на евреев. Убийство Михоэлса, сфабрикованное дело Еврейского антифашистского комитета и, наконец, «дело врачей» — все это были звенья одной цепи провокаций. Конечной их целью являлась депортация евреев. Однако диктатор умер, и вместе с ним пришлось похоронить некоторые его планы. У евреев появилась надежда на изменения к лучшему. Кое-какие изменения произошли, но система государственного антисемитизма осталась. И для ее сохранения немало потрудился Никита Хрущев.

После смерти «великого вождя народов» в ходе ожесточенной борьбы за власть Хрущеву удалось оттеснить своих соперников.

Как бы мы ни относились к Берии, который несет ответственность за многие преступления, он, а не Хрущев был инициатором прекращения «дела врачей». После смерти Сталина Берия был назначен первым заместителем председателя Совета министров и министром внутренних дел. По его предложению президиум ЦК КПСС 3 апреля 1953 года принял постановление о полной реабилитации арестованных по «делу врачей-вредителей» и о привлечении к уголовной ответственности работников бывшего МГБ СССР, сфабриковавших это дело.

Хрущев, Суслов и некоторые другие партийные деятели всячески затягивали реабилитацию осужденных по делу Еврейского антифашистского комитета. Но даже после реабилитации Хрущев пытался доказывать их вину.

В архивных материалах бывшего ЦК КПСС есть документ о встрече Никиты Сергеевича с делегацией Рабочей прогрессивной партии Канады. Она состоялась в августе 1956 года, вскоре после ХХ съезда КПСС. Выступая перед канадцами с речью, первый секретарь ЦК КПСС говорил: «Когда из Крыма выселили татар, некоторые евреи начали развивать идею о переселении туда евреев, чтобы создать в Крыму еврейское государство. Это был бы американский плацдарм на юге нашей страны. Я был против этой идеи и полностью соглашался в этом вопросе со Сталиным». Верность сталинскому знамени антисемитизма Никита Сергеевич сохранял.

А вот другой характерный факт, который приводит Д.Волкогонов. 10 июля 1956 года Хрущев встретился с делегацией итальянской компартии: Джанкарло Пайетой, Челесте Негарвиле и Джакомо Пеллегрини. Беседа, а скорее монолог Никиты Сергеевича продолжался шесть с половиной часов. Хрущев говорил о решениях ХХ съезда КПСС, но также коснулся и многих других вопросов. Затронул он и проблему антисемитизма. «Из наших тюрем, — сказал Хрущев, — было освобождено и направлено в Польшу много польских коммунистов-евреев… Эти люди ведут себя в Польше отвратительно и усиленно продвигают своих людей в руководящие органы партии и государства». Ведут они себя, подчеркнул Хрущев, «нахально».

Первый секретарь ЦК КПСС не скрыл, что когда стали избирать вместо умершего Б.Берута первого секретаря ПОРП, а Хрущев присутствовал на пленуме в Варшаве, то склонялись к кандидатуре Замбровского. Хрущев, однако, прямо заявил, что «хотя тов. Замбровский хороший и способный товарищ, однако в интересах Польши надо выдвинуть поляка…» Мол, иначе на основные руководящие посты будут назначены евреи.

Итальянцы, слушая Хрущева, подавленно молчали. Они имели возможность увидеть и услышать, как стереотипы сталинского мышления по-прежнему держали в своих тисках нового «вождя» КПСС.

Известный журналист Солсбери присутствовал на нескольких встречах Хрущева с зарубежными коммунистами, на которых речь шла и о еврейском вопросе. Он дал подробное описание этих встреч и высказываний первого секретаря ЦК КПСС в своей книге. Хрущев считал, что «самое прогрессивное развитие еврейского народа лежит в направлении к ассимиляции, что еврейское образование не нужно, а еврейским детям лучше в общих школах. Солсбери рассказывал, что Никита Сергеевич много рассуждал «о хороших и дурных чертах» евреев, о главном их недостатке — политической неблагонадежности. И вообще, «где только еврей поселится, он тотчас создает синагогу». Вот так рассуждал тогдашний лидер советских коммунистов. Но вершиной его антисемитских высказываний Солсбери считает утверждение о том, что проживание евреев в СССР создает для страны военный риск — из-за них Гитлер напал на Советский Союз (?!). Советская власть рискует, разрешая евреям жить в СССР. Да, по части антисемитизма Никита Сергеевич был крепко подкован.

В марте 1958 года Хрущев принимал французского журналиста Сержа Груссара. Зашла речь об освоении евреями Биробиджана. Хрущев признал этот опыт неудачным, но обвинил евреев. Они, мол, не любят коллективного труда, дисциплины. Советский лидер вновь и вновь говорил о плохом характере евреев. «Они, — философствовал Хрущев, — интеллигенты, все и всегда стремятся в университеты».

Никита Сергеевич не ограничивался разговорами, он активно действовал. В конце 50-х годов ЦК КПСС принял решение об усилении атеистической пропаганды. Наступление начали прежде всего на иудаизм. Его преследовали не только как религию, но и как классово враждебное явление. Развернулась кампания по закрытию синагог. В 1953 году, когда умер Сталин, в СССР еще существовало примерно 400 синагог. Через десять лет, к концу правления Хрущева, их осталось менее ста. Эти данные приводит Ш.Эттингер в книге «История еврейского народа» (Иерусалим-Москва, 2002).

…Тимофей Кичко до Отечественной войны работал в аппарате ЦК Компартии Украины. Оставшись на оккупированной территории, сотрудничал с немецкими властями. Перед приходом Красной армии подсуетился и стал изображать из себя активного подпольщика. Это ему не помогло, его исключили из партии коммунистов как коллаборациониста. Однако Кичко не растерялся. Он предложил свои услуги партаппарату и КГБ в качестве эксперта по иудаизму и вообще по еврейским делам.

В 1963 году Тимофей Кичко издал в Киеве книгу «Иудаизм без прикрас». В ней под видом антирелигиозной пропаганды он возродил самые нелепые вымыслы о евреях, широко использовал «творчество» фашистских идеологов расизма. Что касается иллюстраций, которых в книге было великое множество, то они были скопированы с нацистского журнала «Штюрмер», который издавал Ю.Штрейхер. Тот самый, который за подстрекательство к убийствам евреев был приговорен к смертной казни Международным трибуналом в Нюрнберге. Выход этой книги вызвал скандал. Посыпались запросы руководства зарубежных компартий. Скандал замяли, а ходатайство Кичко о восстановлении в КПСС удовлетворили… Его и в дальнейшем использовали в качестве «эксперта по еврейским делам».

Справедливость требует отметить, что свои «труды» Кичко несколько раз пытался представить в качестве докторской диссертации, но уровень их был так низок, что они были отклонены даже теми учеными советами, где заседало немало антисемитов.

Но вернемся к Хрущеву. После смерти Сталина и особенно после ХХ съезда появилась надежда возродить издание книг на идише, еврейский театр и другие учреждения культуры. По этому вопросу многие обращались в ЦК КПСС. Вначале казалось, что вопрос будет решен, однако быстро выяснилось, что никакого продвижения не будет, ибо первый секретарь ЦК против подобных предложений.

Еврейская культура существует тысячелетия. Одной из политических целей Сталина было стремление отсечь от нее советских евреев, лишить их исторической памяти. Эту же линию продолжал Никита Хрущев. В национально-культурном отношении дискриминация евреев носила особенно грубый и жестокий характер.

* * *

Неудивительно, что в докладе на ХХ съезде, где речь шла о преступлениях Сталина, даже не были упомянуты «дело ЕАК», убийство Михоэлса и пр. Умолчание — вот характерная черта политики Хрущева в еврейском вопросе. В период его правления, да и после, убийства евреев немецкими фашистами и их пособниками всячески замалчивались. Подвиги воинов-евреев в период Отечественной войны, в том числе Героев Советского Союза, тоже не вспоминали. А если о ком-то писали, то старались скрыть его национальность. О евреях — честных и самоотверженных тружениках нельзя было встретить не только статьи, но даже маленькой заметки в районной газете. Что уж говорить о центральных и республиканских газетах.

Вместе с тем евреи, составлявшие один процент населения страны, часто изображались советской прессой как сплошь расхитители социалистической собственности, живущие за счет трудового народа. Ну, а чтобы не сомневались, что это именно евреи, подбирались для негативного изображения люди со специфическими именами, отчествами и фамилиями.

Начавшаяся при Сталине дискриминация евреев была закреплена как политика государственного антисемитизма Хрущевым, а затем проводилась его преемниками. Как известно, в Бабьем Яре на месте массового расстрела немецкими оккупантами и их пособниками еврейского населения Киева отсутствовал какой-либо памятник погибшим жертвам. Любые попытки решить этот вопрос тогдашние руководители Украины пресекали. Писатель Виктор Некрасов напечатал в «Литературной газете» письмо, в котором выразил возмущение таким позорным фактом. Широкий общественный резонанс вызвало стихотворение Евгения Евтушенко «Бабий Яр», в котором поэт заклеймил антисемитов. Против него ополчились многие «деятели культуры», науськиваемые партийными бюрократами. Евтушенко приклеили ярлык прислужника сионистов. На Украину после публикации этого стихотворения въезд поэту был вообще закрыт. Он смог посетить республику только уже во времена Горбачева.

* * *

Антисемитские выпады Хрущев допускал и во время своих встреч с творческой интеллигенцией. Например, на одной из таких встреч в марте 1963 года он обрушился на Эренбурга и Евтушенко, заявил, что «они поют с чужого голоса». Здесь же он пустил в ход байку о еврее, который якобы служил в штабе Паулюса. Ее придумал или сам Никита Сергеевич, или кто-то из его помощников. Этот вымысел имел целью доказать, что и среди евреев были люди, которые сотрудничали с фашистскими властями. Конечно, эта клевета была на руку всякого рода коллаборационистам и юдофобам.

Антисемитские акции в период правления Хрущева приобретали все больший размах. В 1961 году по инициативе первого секретаря ЦК КПСС были приняты указы об усилении ответственности за экономические преступления, вплоть до применения смертной казни. Гнусное лицемерие тогдашнего руководителя партии и советского правительства проявились в том, что эти указы были приняты вскоре после отмены в СССР смертной казни и обращения к правительствам других стран мира последовать этому примеру.

Но не привык жить ученик и соратник Сталина Никита Хрущев в условиях, когда нет смертной казни. Прошло совсем немного времени после этого лживого обращения правительства СССР, как началась волна судебных процессов по экономическим преступлениям, на которых выносились смертные приговоры. Киевский писатель, в прошлом корреспондент «Комсомольской правды», Михаил Канюка подсчитал только на основании сообщений в прессе, что с июля 1961 года по 5 января 1963 года в СССР состоялся 51 судебный процесс по экономическим делам. На них было вынесено 104 смертных приговора, в том числе 60 евреям.

С самого начала всем было ясно, что чрезвычайные указы имеют четкую направленность — против евреев. Средства массовой информации изо дня в день убеждали население СССР, что евреи почти сплошь спекулянты и взяточники. При этом само слово «еврей» упоминалось редко, зато шли списки фамилий и имен, которые не вызывали ни у кого сомнений, к какой национальности принадлежат эти люди. Вся схема была отработана еще во времена «великого вождя партии и народа». При этом евреи не имели возможности защитить себя от клеветы. Когда один из адвокатов сказал, что его подзащитный — жертва антисемитизма, судья заявил, что у нас такого нет, потому что не может быть. А за подобную клевету на социалистический строй адвоката следует самого привлечь к уголовной ответственности.

…Ян Рокотов и Владислав Файбишенко спекулировали валютой. Масштабы их «коммерции» были довольно ограничены, а по теперешним временам просто смехотворны. Их арестовали и собирались судить. Следствие вел КГБ СССР. Никита Сергеевич считал, что в СССР «черной биржи» нет, ибо она никому не нужна. Случайно узнал, что есть, и был очень удивлен. Вот как раз сейчас доложили ему: арестовали и будут судить евреев — спекулянтов долларами. «Ах, опять евреи!» — закричал Никита Хрущев. За две недели до суда над незадачливыми бизнесменами принимается указ, который увеличивает срок наказания за незаконные валютные операции до 15 лет. Ранее этот срок составлял 8 лет. Общеизвестно: закон обратной силы не имеет. Но принимается специальный указ, по которому закону давалась обратная сила. Рокотова и Файбишенко осудили на 15 лет. Когда о приговоре узнал Хрущев, он был взбешен. «Всего 15 лет вместо расстрела», — бушевал советский лидер. И никак не мог втолковать ему Генеральный прокурор Руденко, что закон предусматривает максимальный срок 15 лет, раньше за такое давали только 8 лет.

На следующий день после вынесения приговора Хрущев улетел в Алма-Ату. Здесь, выступая на митинге, он сказал: «Вы читали, какую банду выловили в Москве. И за все эти вещи главарям дали всего 15 лет. Да за такие приговоры самих судей судить надо». Председателя Московского горсуда Л.Громова тут же снимают с работы. Срочно принимается новый указ, который допускает применение смертной казни за спекуляцию валютными ценностями. Указ принимался специально для Рокотова и Файбишенко. Их дело теперь уже рассматривает Верховный суд РСФСР и приговаривает к расстрелу. Это дело наглядно показывает, что из себя представляла «социалистическая законность» уже после Сталина, при Никите Хрущеве. Рост антисемитизма в СССР при явном поощрении властей, громкие судебные процессы, смертные приговоры евреям вызвали волну возмущения во многих странах. Выдающийся английский философ, лауреат Нобелевской премии, Бертран Рассел послал Хрущеву телеграмму, в которой выразил возмущение в связи с преследованием евреев и открытым поощрением антисемитизма со стороны властей. Долго он ждал ответа, но так и не получил его. Через год Рассел опять обратился к советскому лидеру в связи с тем же еврейским вопросом. Никита Сергеевич вынужден был дать ответ. Авторитет Рассела в мире был очень велик, к тому же его считали другом СССР.

1 марта 1963 года «Правда», «Известия» и другие газеты опубликовали ответ Хрущева. В нем он пытался «навести тень на плетень», нагло отрицал всему миру известные факты, которые приводил Рассел. 8 марта 1963 года на встрече с деятелями литературы и искусства Хрущев заявил, что враги подняли в зарубежной прессе шумиху по поводу преследований евреев в СССР. «У нас не существует еврейского вопроса, а те, кто выдумывает его, подпевают империалистической пропаганде», — сказал первый секретарь ЦК КПСС. Итак, евреи есть, а еврейского вопроса нет.

Проводившаяся Сталиным, а затем Хрущевым политика государственного антисемитизма ограничивала евреев даже в самых элементарных правах, в том числе в праве на труд. Юдофобия способствовала пробуждению национального самосознания евреев. Они убедились в том, что и после осуждения культа личности Сталина антисемитизм не только жив, но даже набирает новые обороны. Надежд на лучшие времена советские лидеры им не сулят. И развернулась борьба за выезд советских евреев из СССР. Еще до Гагарина они бросили клич: «Поехали!»

* * *

Отношение к евреям неразрывно связано с отношением любого политика к Государству Израиль. Десять лет Никита Хрущев руководил Советским Союзом. За это время в своих многочисленных выступлениях он не сказал о нашей стране ни одного доброго слова. Если говорил об Израиле, то только с неприязнью, не скрывая ее. Тесную дружбу с арабами поддерживал не столько из-за любви и уважения к ним, сколько из-за неприязни к евреям. Конечно, не будем упрощать были и другие факторы этой дружбы, за которую СССР много заплатил и ничего не получил. Ну, а скандальное присвоение Насеру звания Героя Советского Союза. Оно шокировало даже приближенных первого секретаря ЦК. Ведь Насер уничтожил сотни коммунистов, а тех, кто уцелел, пытали и держали в тюрьмах. Но для лидера КПСС важнее было то, что он, как и сам Никита Сергеевич, не любил евреев и с ними боролся изо всех имевшихся у него сил.

Говорят, у каждого антисемита есть свой еврей. У Хрущева и такого не было. Его сын Сергей живет и работает в США. На вопрос американского журналиста: «Были ли евреи в близком окружении Хрущева?» — сумел назвать только одного, Леву Римского, с которым якобы его отец дружил с дореволюционных времен. Но хорошо известно, что не только в ближнем, но и в «дальнем» окружении Хрущева евреи отсутствовали. Никита Сергеевич их не любил и близко к себе не подпускал.

«Оттепель» — так Илья Эренбург назвал период после смерти Сталина. Появились надежды на то, что исчезнет чудовищная дискриминация. Однако надежды быстро испарились. Да была ли оттепель? Сам Никита Сергеевич в своих воспоминаниях признавал: «Решаясь на приход оттепели, руководство СССР, в том числе и я, одновременно побаивались ее, как бы не наступило половодье, которое захлестнет нас».

Надежда на лучшие времена у евреев пропала. Никита Хрущев и его соратники быстро дали понять, что государственный антисемитизм — это всерьез и надолго. Даже у очень наивных людей иллюзии исчезли.

Свыше десяти лет вершителем судеб народов СССР был Никита Хрущев. Тот самый, который на попойках у Сталина играл роль дурачка и бросался в пляс по команде вождя. Тот самый, кто усердно выполнял любой его приказ, кто участвовал в «тройках» — его подписи стоят под тысячами смертных приговоров. И именно этот человек на ХХ съезде выступил с докладом о преступлениях Сталина.

Бывший председатель КГБ В.Семичастный говорил, что чекисты могли бы выпустить много томов с анекдотами про Никиту Сергеевича. Когда речь заходит о Никите Хрущеве, часто люди начинают смеяться, вспоминая его выходки. Однако не так уж он был прост. Хрущев был малообразованным, но хитрым политиком. Его отличала жестокость и мстительность. По отношению к евреям он был наполнен предрассудками. Хрущев был достойным учеником Сталина и по многим вопросам продолжал его политику, особенно по части юдофобии. Именно при Хрущеве окончательно сформировался государственный антисемитизм в СССР, который вошел в плоть и кровь Страны Советов.

Источник: http://www.isrageo.com/
avatar
Kim
Администратор
Администратор

Возраст : 60 Мужчина
Страна : Германия Район проживания : K-libknehta
Дата регистрации : 2008-01-24 Количество сообщений : 4961
Репутация : 3776

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Хроника государственного антисемитизма Сталинской эпохи и после Сталина

Сообщение автор Borys в Пн 10 Апр - 19:29:18

Еврейская сага

Предисловие и послесловие Артура Штильмана













Предисловие

Геннадий Рождественский и его «Еврейская сага»

В 1974 году музыкальный мир Москвы был взбудоражен событием из ряда вон выходящим. Стало известным, что главный дирижёр Большого Симфонического Оркестра Всесоюзного радио и телевидения (БСО) Геннадий Рождественский подал заявление об уходе с работы на радио. Этому предшествовал ряд событий, главным из которых была начавшаяся «третья волна» эмиграции из Советского Союза. После первых настоящих сионистов, годами добивавшихся права на выезд в Израиль, довольно скоро одной из заметных составляющих эмиграционный поток стали музыканты. Всё это теперь часть истории нашего поколения.

Мой многолетний друг Анатолий Агамиров-Сац с 1965-го по 1971 годы работал музыкальным журналистом на радио и на Центральном телевидении, закончив свою работу в 1971 году по приказу председателя Комитета при совете министров (по радио и телевидению) С.Г.Лапина. Естественно, что став одним из ведущих музыкальных тележурналистов, Агамиров часто интервьюировал таких выдающихся артистов, как Д.Ойстрах, С.Рихтер. Как-то С.Г.Лапин высказал вслух мысль, вероятно часто его беспокоившую: «Агамиров-Сац смотрится в кадре некорректно». В одно мгновение Агамирова уволили. Подходящий повод отдел кадров всегда имел наготове – и не только, понятно, на одного Агамирова.

О многом, происходившем на радио в те времена, мой друг рассказывал всегда остроумно и захватывающе интересно. Каждый отдел радио был переполнен информацией, которая своими волнами иногда поднималась и на более высокие этажи здания на Пятницкой улице. Как и в любом учреждении, большинство служащих знало многое как о своём начальстве, так и друг о друге. В это же время, начала 70-х, начала набирать силу одна из пока мало известных телеведущих музыкальных программ – Ольга Доброхотова.

Часто бывая заграницей, она привозила оттуда входившие уже тогда в обиход видео кассеты с записями опер с такими певцами, как Доминго, Паваротти, дирижёром Клаудио Аббадо, певицей Монсеррат Кабалье (которую, естественно, Доброхотова называла Кабáлле, делая ударение на «А»), демонстрируя частично эти видео для советских телезрителей. Но всё это было только предисловием к главному – её муж Владимир Федосеев много лет дирижировал оркестром русских народных инструментов Всесоюзного радио, и, конечно же, очень даже хотел выйти из своей роли постоянного дирижёра этого оркестра. Для работавших тогда на радио не было секретом, что его жена - Ольга Доброхотова была весьма приближённой особой к самому С.Г.Лапину, способствуя успехам мужа всеми возможными способами.

Забегая много вперёд, сегодня, когда читаешь интервью Владимира Федосеева от 2007 года «православному обозрению «Радонеж», диву даёшься, как человек, считающий себя христианином, совершенно бессовестно нарушает одну из главнейших заповедей – «Не лжесвидетельствуй». Вот его слова:

«Когда приходишь в сложившийся коллектив (имеется в виду, что Федосеев получил БСО после ухода Рождественского – А.Ш.), да ещё с грандиозной историей, проблем достаточно. Я решился на прослушивание всех музыкантов – звёздных и рядовых. Кое-кто не захотел, решил уйти. Поднялся скандал. И тогда Рождественский в своём интервью сообщил, что якобы, его вызвал руководитель Госкомитета радио и телевидения Лапин и потребовал уволить из оркестра всех музыкантов еврейской национальности. Он, Рождественский, конечно, отказался и потому ушёл. Но его слова и интервью – абсолютная ложь. Лапин был умный человек, да если бы и захотел, одним росчерком пера мог бы закрыть оркестр: тогда на радио их было два. Ну, и конечно же, я по утверждению Рождественского, был назначен на роль «антисемитского городового». Вы можете себе представить, чего мне стоило пережить и работать первые десять лет в России и за рубежом, из-за этой фальшивой легенды» (Наталья Ларина. «Радонеж». Православное обозрение №8, 2007 г. 18/10/2007).

Всё в этом пассаже – нагромождение лжи. «Я решился на прослушивание музыкантов...». Дело было проще – это был приказ Лапина, выполнить который должен был его подчинённый. Вот свидетельство одной из скрипачек, о которой говорится в рассказе Геннадия Рождественского – Инны Двоскиной, поведанное автору этих строк в 1981 году (она после иммиграции в США была скрипачкой таких оркестров, как Балтимор Симфони и Хьюстон Симфони):

«Перед началом второй половины репетиции, когда уже все сели, ко мне подошёл какой-то незнакомый человек и попросил предъявить удостоверение. Я нашла его в сумке. Он положил моё удостоверение в карман и предложил идти с ним. Я сложила скрипку и пошла за ним к выходу. Он взял меня за руку и вывел на улицу. Это было концом моей работы в БСО». Инна Двоскина вскоре подала заявление на выезд из СССР.

Так же был позднее уволен концертмейстер оркестра М.Черняховский, а отказавшиеся играть личное прослушивание Федосееву ушли сами. Самая сильная часть скрипичной группы оркестра, куда входили не только евреи, решила уйти, справедливо полагая, что у Федосеева в то время вообще не было представления о звучании струнных инструментов, так как он много лет работал со щипковым оркестром народных инструментов.

К чести Юрия Симонова, бывшего тогда главным дирижёром Большого театра, он пригласил в оркестр этих лучших струнников, ушедших из БСО с целью не работать под руководством Федосеева. Это были скрипачи: Р.Степанян, Л.Игнатьева, В.Рора, М.Штейнберг, В.Башкирова, супруги Филатовы. Был также приглашён один из лучших контрабасистов Москвы Леопольд Андреев (ветеран войны). Это только те, кого я помню.

В.Федосеев обвиняет во лжи одного из самых прославленных дирижёров мира, безусловно рисковавшего в ту пору очень многим, отказавшись от выполнения приказа в виде «пожелания» Лапина. Откуда же Федосеев мог знать, что Рождественский не получал такого «пожелания»-приказа? Только от Лапина. А почему Лапин именно так изложил суть дела Федосееву, читателю будет понятно по прочтении «Еврейской саги» Г.Н.Рождественского.

В своей автобиографической книге «Треугольники» Рождественский выразил пожелание рассказать как-нибудь в будущем эту историю. Получив от автора в подарок эту уникальную книгу (как и вторую – «Мозаики»), я во время не очень частых контактов с Геннадием Николаевичем постарался его убедить написать, наконец, истинную историю происшедшего тогда. Иначе это останется только в «фольклоре», то есть в устных сказаниях музыкантов и едва ли кто-нибудь из них может рассказать о том, что было в реальной жизни. Я счастлив, что мне удалось убедить Маэстро это сделать. Теперь – его собственное слово.

Артур Штильман



ГЕННАДИЙ РОЖДЕСТВЕНСКИЙ

ЕВРЕЙСКАЯ САГА

(ИЗ ДАЛЁКОГО ПРОШЛОГО)

В Пушкинском «Пире во время чумы» Председатель обращается в своей знаменитой «Песне» к пирующим с вопросом – «Что делать нам? И чем помочь?»

Собственно говоря, точно такой же вопрос задал мне Председатель Государственного Комитета по Радиовещанию и Телевидению при Совете министров СССР Сергей Георгиевич Лапин, пригласив в один прекрасный день в свой служебный кабинет на Пятницкой улице в городе Москве. Это произошло вскоре после знаменитой Косыгинской «рекомендации» о взимании с желающих покинуть СССР «лиц еврейской национальности» суммы, затраченной советским государством на их образование, что было тогда воспринято этими «лицами» (при всей тяжести «оброка») своеобразным открытием дверей на пути в Землю Обетованную, сиречь государство - Израиль.

В это время я, будучи Главным дирижёром и художественным руководителем Большого Симфонического оркестра Всесоюзного Радио и Телевидения (БСО), работал над циклом передач под общим названием «Музыка и живопись», надеясь пригласить многочисленных телезрителей – слушателей в волшебную страну цвето-звука, показать им всю красоту этого необъятного мира...

Одна из первых передач была задумана так: на дирижёрском подиуме был поставлен мольберт, на котором импровизировал в «ташистском» стиле художник, то нанося на холст яростными ударами кисти буйные, красочные «протуберанцы», то предлагая вниманию оркестра изысканные графические построения в импрессионистском, «мирискуссническом» духе. Этим художником был некто В.Тежек, работавший тогда на киностудии «Союзмультфильм» (его порекомендовал мне мой добрый знакомый, Главный художник Большого Театра В.Ф.Рындин, во вкусе которого я не сомневался).

Самое интересное заключалось в реакции оркестра на увиденное. Эта реакция была спонтанна и абсолютно точна, в студии рождалась музыка, идентичная изображению на холсте. На яростные «протуберанцы» столь же яростно реагировали группы медных и ударных инструментов, а изысканная графика мгновенно рождала импровизации флейты в сопровождении нежнейших» глиссандо» арфы в стиле «Послеполуденного отдыха Фавна» Дебюсси.

К тому времени из оркестра «выбыли» 7 «лиц еврейской национальности» и мудрый Председатель Госкомитета С.Г.Лапин создал специальную комиссию с целью обнаружения этих «лиц» на заснятых телефильмах и немедленного «обрезания» их изображений, даже, как он выразился - «если они засняты со спины».

Бдительный Председатель, по-видимому, думал, что дело касается только «видеоряда», не сообразив, что «обрезание» богомерзких ликов повлечёт за собой повреждение звуковой дорожки телефильма, после чего его надо было бы считать уничтоженным. Таким образом и было уничтожено около дюжины созданных мною телефильмов...

К уехавшим музыкантам артистами БСО была немедленно «приклеена» этикетка – «Великолепная семёрка» (по названию демонстрировавшегося в СССР американского ковбойского боевика).

У меня лично эта «семёрка» почему-то ассоциировалась с еврейским семисвечником...

В «Великолепную семёрку» входили: первый флейтист Наум Зайдель, скрипачи Инна Двоскина, Марк Баранов, Юрий Белявский, альтисты – Ефим Золотурский и Моник Мишнаевский и виолончелист Рафаил Фурер. Все они были высококвалифицированными музыкантами. И.Двоскина и М.Баранов выступали в концертах БСО как солисты («Поэма» Шоссона и 2-й Концерт Моцарта), а Н.Зайдель и Ю.Белявский с успехом участвовали в камерных концертах замечательной пианистки М.В.Юдиной.

Должен сказать, что перед отъездом из СССР, каждый из отъезжающих подвергался омерзительной публичной «проработке» на общем собрании оркестра, во время которой все, кому не лень, обливали его потоками грязи, явно получая при этом садистическое удовольствие. Само собой разумеется «задавали тон» этому позорному улюлюканью члены КПСС, тексты выступлений которых были предварительно «одобрены» начальством... К сожалению, я, как руководитель коллектива не мог не присутствовать на этих унизительных «аутодафе», но, слава Богу, благодаря своей чудом сохранившейся беспартийности (эта тема требует отдельного повествования!) каждый раз категорически отказывался выступать и «клеймить» отъезжающих музыкантов, что, мягко говоря, не очень нравилось «руководству» и, как я думаю, и самому Председателю... Я всегда считал и считаю неотъемлемым правом каждого человека выбирать для себя место жительства, потому не находил для себя возможным участие в «клеймении».

Но всё это, как говорится, лирика.

Как я уже писал ранее, в один прекрасный день С.Г.Лапин пригласил меня в свой кабинет на Пятницкой улице и в очень любезной манере сообщил мне следующее: (предварительно он распорядился принести мне чаю с баранками, как он выразился – «По-ленински»).

Председатель

«К сожалению, - сказал Председатель, - за последнее время участились случаи эмиграции из руководимого Вами оркестра «лиц еврейской национальности», что заставляет меня с тревогой думать о будущем коллектива БСО. Сегодня семь человек, завтра ещё семь, - ласково улыбаясь сказал Председатель, - и в результате оркестр перестанет существовать, а Вам, дорогой Геннадий Николаевич, нечем будет дирижировать... Да-с...Так вот, поразмыслив и посоветовавшись с товарищами (при этом он даже не показал пальцем на потолок, что в таких случаях обыкновенно делалось), я пришёл к выводу, что возможен только один выход из создавшейся ситуации – а именно – скорейшим образом освободиться от всех «лиц еврейской национальности», играющих сегодня в БСО.

Мы, вот тут, подсчитали и выяснили, что их всего (!!!) 42...Не так уж много (ещё одна ласковая улыбка...) Вот... мы их уволим, а Вы, я надеюсь, нам поможете, а затем объявим на их места Всесоюзный конкурс и пополним оркестр хорошими русскими музыкантами. Я уверен, что к нам придёт масса желающих, кто же не хочет работать с Маэстро Рождественским? (улыбка становится просто ослепительной, а он предлагает мне глотнуть ещё чайку...)

«А в чём, простите, может заключаться моя помощь?» - задал я вопрос Председателю. «Ну, ну как вам сказать? Ну... ну не все же у Вас такие дисциплинированные? Правда, ведь? Кто опоздал на репетицию, ...кто-то болтает во время репетиции, ... ну, а потом, не все же они безупречно играют, а...? Хотя извините, это уж целиком Ваша компетенция, я в этом, как говорится, «не копенгаген» (смешок...) Да-с... Так вот: кто-то опоздал, кто-то болтал, а Вы нам докладную записочку – так, мол, и так, а что дальше делать мы уж как-нибудь разберёмся, это уж не Ваша забота... Да-с...»

«Да... вот ещё... вот Вы знаете, Геннадий Николаевич, вот Вы знаете, мне бы очень не хотелось, чтобы после нашей беседы у Вас сложилось впечатление, что Лапин - антисемит. Ни в коем случае! Уверяю Вас... У меня, Вы знаете, няня была еврейка, да-да... няня - Фаина Соломоновна – милейшая, должен сказать, женщина...

А потом ещё вот что. Я понимаю, что среди этих 42 человек есть хорошие музыканты, есть люди, которым Вы симпатизируете, к которым Вы просто-напросто привыкли и это совершенно естественно, это совершенно нормально, никто в Вас за это камень не бросит, но... Понимаете ли, Геннадий Николаевич, существует личный подход к решению того или иного вопроса, и существует подход государственный, который куда важнее, куда значительнее... (в этот момент улыбка сползает с лица Председателя).

Вот я Вам скажу про себя. Вы вероятно знаете, что я одно время был послом в Китае, в Пекине... Вот... и со мной жил там сынишка Ванечка... (может быть Васенька, Петенька, не помню сейчас, давно дело было – Г.Р.) Там тогда не было школы при Посольстве, - продолжает Сергей Георгиевич, - и он ходил в нормальную китайскую школу и в один прекрасный день влюбился в одноклассницу, китаяночку (Председатель понижает голос, говорит почти шёпотом). Ну, Вы сами понимаете, я его всячески уговаривал, разъяснял, что всё это может привести к очень печальным для меня последствиям... Ну, посмотри, говорю, Ванечка в окно. Вон наши посольские девочки во дворе гуляют, одна другой краше, ну что тебе далась эта китаянка? Нет... упёрся как баран – «Я, - говорит, - папа её люблю...» Ну, что ты будешь делать! Упёрся, да и всё тут! Ну... я вижу – дело плохо. Позвонил по «вертушке» Маршалу Гречко (я с ним в хороших отношениях был). Говорю: «Так, мол, и так – помоги, говорю, Андрей, забери Ванюшку в армию!» А он мне: «Не могу, он же у тебя несовершеннолетний!» Ну, туда-сюда: уговорил я его... Да-с... Пошёл Ванька на следующий день в школу, а домой уже не вернулся. Его прямо из школы на посольской машине увезли в аэропорт и оттуда прямым ходом в Москву, в армию... Да-с... Ну, что... послужил, очухался, человеком стал... Вот так...»

Прослушав эту притчу, я сказал, что, к сожалению, не смогу ему помочь в увольнении 42-х музыкантов, хотя совершенно согласен с ним по вопросу о приоритете государственных интересов над личными...

На что он вымолвил – «А Вы подумайте, Вы подумайте, искренне Вам советую...» (улыбка, на сей раз, на его лице не появилась...). За время нашей довольно таки продолжительной беседы (я это понял, увидев по выходе из кабинета в приёмную Сергея Георгиевича довольно большое количество ожидающих встречи с ним людей), Председатель дважды отклонялся от основной темы. Должен сказать, что среди своих подчинённых Сергей Георгиевич слыл страстным библиофилом. Зная, что мне это известно, он, как бы невзначай, пытался подсунуть мне «крючок», елейным голосом спросивши (ни к селу, ни к городу!): «А вы, Геннадий Николаевич, не читали «Воспоминания» Александры Львовны Толстой под названием «Отец»?» Я сделал вид, что не понимаю, о чём идёт речь и невинным голосом ответил: «Нет, не читал. А что это такое? Разве они изданы в СССР?» (каюсь, соврал я Сергею Георгиевичу. «Воспоминания» Александры Львовны я прочёл во время очередных гастролей в США и с большим сожалением «забыл» их в гостиничном номере). Председатель испытующе посмотрел на меня и процедил - «Они изданы в Америке». На что я ему просто нагло сказал – «Я, Сергей Георгиевич, не читаю книги, изданные в Америке...» Он, по-видимому, подумал (во всяком случае на лице его это было написано) «Ну, он, видимо, птица стреляная...» - и был прав!

Но, желая придать этой теме элегантную концовку, он сказал – «У меня эти «Воспоминания» Пётр Нилыч зачитал (тогдашний министр культуры П.Н. Демичев) - надо будет ему как-нибудь позвонить и напомнить...» (вновь засияла знакомая обаятельная улыбка).

В другой раз Председатель спросил меня: «А Вы, Геннадий Николаевич, не знакомы с Леонидом Ильичём?» «Ну, что Вы, Сергей Георгиевич, - благоговейно произнёс я, - куда уж мне...» «Я Вас как-нибудь обязательно познакомлю, - доверительно пообещал Председатель, - он милейший человек...» Я склонил голову долу...

«Ну, а теперь вернёмся к нашим баранам (сиречь - к евреям – Г.Р.), - уверенно сменив интонацию и, как бы засучив рукава, сказал Сергей Георгиевич и добавил,- не хотите ли ещё чайку?» Словом, всё, как полагается...

Через несколько дней после аудиенции у Председателя ко мне на квартиру ранним утром явился фельдъегерь в военной форме и вручил мне под расписку пакет с грифом: «Почта Председателя», в котором я обнаружил маленькую записочку с двумя словами – «Для ознакомления» и подпись – С.Лапин. Эта записочка была приклеена к грязноватенькому конверту, из которого я извлёк письмецо, оказавшееся анонимным. Текст этого письмеца казался написанным левой рукой и изобиловал чудовищными грамматическими ошибками.

Письмецо было адресовано Председателю, до сведения которого автор доводил, что БСО, по сути дела, не оркестр, а сионистский центр, во главе которого стоит Г.Н.Рождественский, всячески «потакающий жидам» и пренебрежительно относящийся к настоящим русским музыкантам.

Прочитав это славное письмецо, я помчался на Пятницкую, где меня немедленно принял Председатель, который (уже без всяких улыбок) на мой вопрос – «Зачем Вы послали мне анонимку?» - спокойно ответил – «Чтобы предупредить о сложившейся вокруг Вас ситуации». На следующий день на стол Председателя легло моё заявление об уходе с поста Главного дирижёра и художественного руководителя БСО. Само собой разумеется, о причине ухода я благоразумно умолчал. Ровно через две недели (согласно закону!) мне позвонил по телефону С.Г.Лапин. Разговор был очень коротким:

ОН: «Вы не передумали, не хотите взять заявление назад?»

Я: «Нет, не передумал»

ОН: «Ну, что ж – очень жаль, очень жаль...»

Буквально через несколько часов Сергей Георгиевич подписал приказ о назначении на моё место дирижёра Оркестра русских народных инструментов Всесоюзного Радио и Телевидения В.И.Федосеева. В скором времени оркестр был «очищен от скверны» и в нём остался только один представитель «лиц еврейской национальности» - концертмейстер группы виолончелей В.Л.Симон, который, кажется, по сей день беззаветно служит своему художественному руководителю...

И остался я, горемыка, без работы: нельзя же существовать на жалованье преподавателя-«почасовика» кафедры дирижирования Московской Консерватории! Но фортуна, как говорится, многолика! Как-то, прогуливаясь по Кузнецкому мосту и горестно размышляя о своих перспективах, встретил я Бориса Александровича Покровского, идущего на репетицию оперы Шостаковича «Нос», происходившую в подвале расположившегося неподалёку бывшего Филиала Большого Театра , превращённого «мудрым» решением тогдашнего Министра Культуры Е.А.Фурцевой в «Театр Оперетты».

Разъедаемый недоверием к услышанному (ведь эта опера так трудна!), и нездоровым любопытством я попросил у Бориса Александровича разрешения послушать репетицию, на что он благосклонно согласился. Как поётся в опере «Борис Годунов» - «О, что увидел (и услышал) я бояре!» Мне было продемонстрировано несколько сцен из оперы уже почти готовых к исполнению. Я был, просто напросто в восторге. И вот, увидев мою реакцию, Борис Александрович предложил мне осуществить совместно с ним постановку «Носа» на сцене руководимого им «Московского Театра Камерной Оперы», так как начавший работу над оперой дирижёр Владимир Дельман только что эмигрировал в Израиль (ох уж эти мне «лица еврейской национальности», проходу от них нигде нету!) Ни секунды не раздумывая я согласился подключиться к «Носу», но... как же быть с оркестром? Ведь в штате театра, в составе его оркестра только 15 музыкантов, а партитура «Носа» требует минимум 35-40?

И тут меня осеняет поистине гениальная мысль – «Я найду необходимых и очень квалифицированных музыкантов», - говорю я Покровскому, - я приглашу их из БСО!

Всеобщее ликование... По тогдашним законам – скорее междуведомственным инструкциям - так называемый «музыкант-совместитель» получал на месте «совместительства» половину своей зарплаты «по месту основной работы». И вот, я беру телефонную трубку и звоню своему бывшему концертмейстеру в БСО, и предлагаю ему собрать группу музыкантов (человек 15-20) для того, чтобы осуществить постановку оперы «Нос» у Покровского на неслыханно выгодных условиях – каждый музыкант получит в месяц половину своей БСО-й (очень высокой!) оплаты, и плюс ко всему репетиции «Носа» будут подогнаны по времени к их рабочему БСО-му графику. Короче говоря – фантастика, «не жизнь, а малина» и.т.д. и.т.п.!

«Спасибо, - холодновато отвечает мне мой бывший концертмейстер, - я поговорю с музыкантами и через несколько дней тебе позвоню...» Эти несколько дней показались мне вечностью. Наконец долгожданный звонок прозвенел. Я приготовил лист бумаги и ручку – записывать фамилии музыкантов, и вдруг: «Ты знаешь, я даже не знаю, как тебе сказать, я переговорил кое с кем..., ну, короче, у нас ведь у всех семьи, а ты, в общем-то, «персона нон грата», поэтому они не хотят рисковать, не хотят с тобой работать...»

Безвыходных положений не бывает. Я нашёл в Москве необходимое количество музыкантов, которые с радостью согласились сотрудничать со мной и с Покровским. Честь им и хвала. Постановка «Носа» имела огромный успех, мощный общественный резонанс. Разумеется, этому во многом способствовало присутствие на всех репетициях и первых спектаклях гениального создателя партитуры «Носа» - Дмитрия Дмитриевича Шостаковича....

***

Когда я ещё находился на посту Главного дирижёра и художественного руководителя БСО Госконцерт СССР подписал контракт с шведским импресарио Хенриком Лоддингом о гастролях БСО в Швеции. После моего ухода из оркестра Хенрик Лоддинг отказался принять БСО с его новым руководителем. Не желая терять прибыль, Госконцерт согласился (предварительно проконсультировавшись со мной) на моё участие в гастролях. Начался репетиционный период, который иначе как кошмарным сном не назовёшь. Саботаж, саботаж и саботаж – дело доходило до краж оркестровых партий с пультов за несколько часов до начала радиопередач, только чудом удавалось «выползать» из этих ситуаций.

Совершенно очевидно, что кто-то потратил немало сил для организации этого саботажа, надеясь, что я от гастролей откажусь. Уже в Стокгольме мне был нанесён, как кому-то казалось, «сокрушительный удар». На следующее утро после первого концерта я прочёл в местной газете сообщение о том, что я не собираюсь возвращаться в СССР и остаюсь в Швеции. С этой газетой в руках я отправился в Советское Посольство, где встретился с Послом, почтенным старцем, многоопытным М.Д.Яковлевым, который был уже ознакомлен с заметкой и посоветовал мне никак на неё не реагировать. «Мы здесь каждый день слышим такой лай из подворотни», - сказал Посол, однако после минутного размышления попросил подождать минут 10-15 и вышел. Я терпеливо ждал... Вернувшись, Посол, как ни в чём ни бывало сказал – «А что? Я думаю, будет правильно с Вашей стороны написать протестующее письмо главному редактору газеты. Что это, действительно, за безобразие!»

Я так и сделал и моментально получил ответ: «Эти сведения к нам пришли из Москвы».

Комментарии, как говорится, излишни.

По возвращении в Москву я узнал, что С.Г.Лапина посетила группа иностранных корреспондентов, поинтересовавшихся причиной моего ухода из БСО. В ответ Председатель объявил им, что я подал заявление по «собственному желанию» и он не счёл себя в праве на меня «давить». Надо, дескать, уважать артистов! Стоит ли говорить, что никакой другой формулировки кроме «по собственному желанию» в те времена не существовало. Совсем забыл – Председатель распорядился внести в мою трудовую книжку «благодарность за безупречную службу» Не правда ли, как трогательно...

Геннадий Рождественский. Стокгольм. 17.8.2012

***



От редакции. Когда статья уже была опубликована, пришло письмо от Геннадия Рождественского с просьбой опубликовать фотографию "Мемориала погибшим евреям", воздвигнутого в центре Берлина в 2005 году американским архитектором Питером Эйсенманом. Геннадий Рождественский написал: "Этот невероятный по простоте и неожиданности замысла монумент производит сильнейшее впечатление своей совершенно магической силой воздействия. Монумент занимает целую площадь, находящуюся между Бранденбургскими воротами и "элементами" бункера Гитлера. Он состоит из 2700 совершенно одинаковых серых камней. Его созданию способствовал тогдашний канцлер ФРГ Вилли Брандт". Мы выполняем просьбу Геннадия Николаевича и публикуем присланный им снимок:

Питер Эйсенман. "Монумент жертвам Холокоста"

***

Послесловие

«Еврейская сага» Геннадия Рождественского – документ большого драматизма и психологической силы. Удивителен мир «Председателя», который раскрыл всего себя в одном эпизоде – со своим сыном. Кажется, что он говорил о постороннем человеке, например о каком-то соседе: «А домой он уже не вернулся. Прямо из школы на посольской машине...» Наверное, если бы нужно было сдать сына в КГБ или раньше в НКВД, то Председатель не задумываясь сделал бы это, чтобы не нарушать гармонии «личного и общественного», кои были действительно слиты для него и ему подобных воедино. Ведь если что-то мешало или угрожало его карьере, то он безжалостно устранил бы любого, самого близкого родственника или друга. Для людей ему подобных в самом деле их личная жизнь, благополучие, карьера и её безопасность отождествлялись с интересами своего государства, потому что именно это государство и дало им всё, из «ничего» сделало всем, но могло и снова превратить в «ничто», с чего начиналась их жизнь (уместно вспомнить слова «Интернационала: «Кто был ничем, то станет всем»). Внутренний мир этих людей действительно страшен. И видится Председатель на всех постах, куда бы его не назначали, всегда исполнительным служащим, постоянно интригующим против возможных конкурентов, постоянно заискивающий перед вышестоящими, но и в постоянном напряжении от каждодневных своих усилий по удержанию собственной власти в иерархии партии.

***

Два всемирно известных дирижёра ХХ века сталкивались с подобной ситуацией, в которой оказался Геннадий Рождественский. Это были Артуро Тосканини и Вильгельм Фуртвенглер.

Тосканини отказался дирижировать открытием Байройтского фестиваля летом 1933 года – первым фестивалем после прихода к власти Гитлера. Этим он выразил свой протест против немедленного изгнания всех музыкантов – дирижёров, солистов, оркестрантов – еврейского происхождения сразу же после прихода к власти нацистской партии. Вероятно, не случайно он дирижировал в 1936 году на открытии Палестинского Симфонического оркестра (так оркестр называли англичане, а на иврите он назывался Симфоническим оркестром Эрец Исраэль - ha-Tizmoret ha-Simfonit ha-Eretz Yisre'elit), организованного в 1936 году всемирно известным скрипачом Брониславом Губерманом (с 1948 года - оркестр Израильской филармонии (IPO) – один из лучших симфонических оркестров мира). Оркестр дал работу и возможность спасти жизни многих музыкантов и их семей из нацистской Германии и Европы. На первых скрипках оркестра играли семь концертмейстеров крупнейших германских оркестров!

Артуро Тосканини таким образом способствовал спасению жизней многих людей, получивших убежище и работу в Палестине. Кроме того он обеспечил въезд в США знаменитому дирижёру Бруно Вальтеру и начинавшему тогда свою карьеру дирижёра – Эриху Ляйнсдорфу. Он делал такие жесты много раз, вплоть до самой Второй мировой войны.

Только один человек в Германии среди немецких музыкантов-неевреев поднял свой голос протеста - Вильгельм Фуртвенглер. Он опубликовал в газете "Фоссише цайтунг" (11 апреля 1933 года) открытое письмо Геббельсу. Биограф Рихарда Штрауса Метью Бойден пишет, что "Фуртвенглер отнюдь не был героем вне своего дирижёрского подиума, что делает его позицию ещё более героической". В том письме говорилось, в частности, следующее:

«Квоты не могут быть использованы в музыке, как это делается с хлебом или картофелем. Если ничего достойного и примечательного не может быть представлено на концертах - зрители перестанут на них ходить. По этой причине качество музыки не определяется идеологией. Это вопрос выживания искусства». Геббельс ответил на этот протест гневной статьёй, в которой утверждал, что «Германские музыканты были обречены на молчание в течение последних 14 лет своими еврейскими конкурентами» (Привет Председателю С.Г.Лапину из далёкого 1933 года от выпускника Гейдельбергского Университета! - А.Ш.)

Вильгельм Фуртвенглер не уехал из Германии, но как и Тосканини неоднократно помогал многим музыкантам – известным и неизвестным – покинуть Германию после прихода к власти нацистов. Доктор Фуртвенглер трижды спасал своего коллегу – Карла Флеша – всемирно известного скрипача и педагога. Сначала он помог Флешу выехать из Германии. Второй раз, когда Флеш попал под арест в оккупированной Голландии, где оказался после вторжения туда нацистских войск. Фуртвенглер помог ему выбраться в Венгрию. И третий раз, когда над Флешем нависла угроза нового ареста в фашистской Венгрии, Фуртвенглер добился для него разрешения на въезд в Швейцарию. Вильгельм Фуртвенглер не был ни юдофилом, ни националистом. Он был честным и благородным человеком.

Конечно, ситуация 1933 года в Германии сразу стала драматической для всех «расово-неполноценных» музыкантов. В 1974 году в Москве, несмотря на непрекращавшуюся государственную политику антисемитизма, ситуация всё же не была столь драматичной, но.... Но то, с чем пришлось столкнуться Геннадию Рождественскому достаточно напоминало в беседах с реальным представителем власти «второе пришествие» 1933 года. В советском, так сказать, варианте.

Думается, что и Тосканини, как и Фуртвенглер, не был юдофилом, как и не страдал от каких-либо ксенофобий. Таким же представляется наш современник Геннадий Рождественский.

Эти три уникальных музыканта - гордость мирового исполнительского искусства – в разное историческое время, но при схожих обстоятельствах продемонстрировали главное человеческое качество – безупречную порядочность и благородство, отказавшись подчиниться гнусным действиям властей предержащих и сделаться их сообщниками. Это важнейшее качество личности каждого из великих музыкантов вписало их имена в историю своего времени как людей, не только служивших своим искусством высочайшим человеческим идеалам, но и своим примером мужества, так трудно дающимся обычным людям при чрезвычайных обстоятельствах.

Артур Штильман. Нью-Йорк, СЕНТЯБРЬ 2012 г.

http://7iskusstv.com/2012/Nomer10/Shtilman1.php
avatar
Borys
Почётный Бердичевлянин
Почётный Бердичевлянин

Возраст : 70 Мужчина
Страна : Германия Город : Оберхаузен
Район проживания : Центральная поликлиника
Место учёбы, работы. : Школа №9, маштехникум, завод Комсомолец
Дата регистрации : 2010-02-24 Количество сообщений : 1837
Репутация : 1891

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Хроника государственного антисемитизма Сталинской эпохи и после Сталина

Сообщение автор Алексей в Вт 11 Апр - 18:34:47

Спасибо!
Жванецкий
Иисус Христос тоже евреем был, а кем стал?
Я считаю, что еврею большой политикой в этой стране рано заниматься. Пусть пока привыкают, что мы просто есть. А пока не привыкнут – не надо агресивно лезть в политику, локтями, зубами…В конце концов, мне кажется, это произойдёт. В Москве уже работают семиэтажные еврейские центры, открыты рестораны, где подают блюда еврейской кухни..Так что, пожалуй, к нам уже привыкают – не сглазить бы. Главное – чтобы не надо было стесняться. Когда нет олигархов, тогда никто не вылезает, как больной зуб. Евреи в большой политике – это эволюционный путь, а не агрессивный.

*****
А евреи как? Они в любой стране в меньшинстве, но в каждой отдельной отрасли в большинстве. Взять физику – в большинстве. Взять шахматы – в большинстве. Взять науку – в большинстве. А среди населения в меньшинстве. Многие не могут понять как это происходит, и начинают их бить.
*****
Наш человек любит кричать: ”Наши деньги у Березовского ”. Я всё время спрашиваю: ”А у тебя были деньги?”. Нет. Какие ж твои деньги у Березовского?… На этом чувстве основан весь антисемитизм, весь марксизм, вся ненависть, которая читается между строк писателя к писателю.
*****
В конце концов, для меня самый неприятный вопрос – вот вы еврей, и что вы скажите? Вот как записка во время концерта – правда ли, что Куприн сказал, что жиды… Вот что-то такое. Сказал ли Куприн, написал, нет, я даже не знаю, я не так уж эрудирован. Что, там, каждый жид в нашей стране – деятель культуры. Я получаю такую записку на концерте – я теряюсь. Я не могу ничего сказать, так как эта записка начинается с оскорбления, в ней содержится оскорбление. Человек, которого оскорбляют, он теряется поневоле – он не может ответить так же. Вот тянет ответить матом на вот эту записку. А я, видите, пытаюсь этого избежать. Я не могу. Публика может все, публика свободна. Вот на такие вопросы я, наверное, не могу ответить.
*****
Я думаю о том, что наша наука всегда была самым святым для нас. И для них, для ученых, это было самое святое, самое выдающееся. Я не думал, что, когда откроются окна (то есть границы), наука повыпрыгивает из окна. Ну хорошо, слабонервные люди типа спортсменов, они могли отвалить. Они первыми и выпрыгнули. Потом повыпрыгивали евреи. На евреев надеяться, конечно, было нечего. Они выпрыгнут сразу, потому что это попытки искать хорошую жизнь всюду. Всюду! Причем, приехав туда, обнаруживают, что она — эта хорошая жизнь — сзади. Вернувшись назад, обнаруживают, что она осталась там. ( Из рассказа ”От Украины до Америки”, АИФ, 17.12.2004 – А.З.)
*****
Не буду говорить о других, но я вырос в смертельной борьбе за существование. Откуда этот юмор? Где его почва? Везде — от окончания школы до поступления в институт. Учителя предупреждали: парень идет на медаль. Шел, шел, шел, потом: нет, он еврей, — и где-то в 10 классе я перестал идти на медаль. Ни черта не получилось — еврей! Потом опять еврей, и снова еврей — все время я натыкался на это лбом, у меня не было того — самого главного… Я всегда говорил: “А вы могли бы в этой стране прожить евреем?”. Когда вижу антисемита, мне хочется спросить: “Ты что, завидуешь?”. Я же не вылезал из конкурентной борьбы. То подожгут, то не дадут, то обидят, то вообще задавят. Одно, другое, третье — и все время ты сглатываешь.. сглатываешь… Сейчас я закончу формулировкой: неважно, кем ты был, — важно, кем стал. Когда мне говорят: “Вы еврей, еврей!”, я отвечаю: “Иисус Христос тоже евреем был, а кем стал!”. Важно, кем ты стал, когда закончил с тем существованием и вышел за рамки нации. (Из интервью на сайте Sem40 – 17.11.2006 – A.З.).
*****
Евреи бывают разные. Бывают евреи степные. По степи носятся на лошадях. Бывают евреи южные, черноморские, те все шутят, все норовят иносказательно. На двух-трех языках часто говорят, на каждом с акцентом от предыдущего. А на своем не говорят. Все на чужих стараются. И волосы красят, и имена меняют, а их все равно распознают. Некоторые ездят все время, переезжают, а не богатеют, потому что богатство — это земля, а она требует оседлости. А вообще богатые евреи есть, но их немного. Меньше, чем думают. А все равно думают. От бедности. А раз все равно думают, значит, им надо. Вот из-за них многие и делают вид…
*****
Есть евреи государственные. Но тут у них не получается, потому что под подозрением всегда, как бы не у себя дома, хотя не у себя дома хочет жить каждый, кому плохо. Но этот каждый себе прощает, а другому — нет.

Есть евреи лабораторные. Тогда о них думают хорошо. Особенно если они бомбу делают, чтобы все жили одинаково или одинаково не жили вообще. Лабораторных евреев любят, ордена дают, премии и названия улиц в маленьких городках. Лабораторный еврей с жуткой фамилией Нудельман благодаря стрельбе пушкой через пропеллер бюст в Одессе имеет и где-то улицу. Талант им прощают. Им не прощают, если они широко живут на глазах у всех.

Где евреям тяжело — в парламентах. Им начинает казаться, и они сатанеют: мол, не ради себя. Но остальные-то ради себя. А кто ради всех — и выглядит глупо, и борется со всеми, и опять высовывается на недопустимое расстояние — один. В стране, которую, кроме него, никто своей родиной не считает, он, видите ли, считает. Он желает, чтобы в ней всем было хорошо. Вокруг него территория пустеет. Он ярко и сочно себя обозначил и давно уже бежит один, а настоящая жизнь разместилась совсем в другом месте…

И тут важно успокоиться и сравнить будущее свое и не свое. И дать судьбе развиться. Принять место, что народ тебе выделил и где он с тобой примирился. Если ты еврей афишный, концертный, пасхальный и праздничный — держись этого. Произноси все фамилии, кроме своей. А тот, кто хочет видеть свою фамилию в сводке новостей, произнесенной Познером, должен видеть расстояние между Познером и новостями. Самое печальное для еврея — когда он борется не за себя. Он тогда не может объяснить за кого, чтобы поверили. И начинает понимать это в глубокой старости.

А еще есть евреи-дети. Очень милые. Есть евреи марокканские, совсем восточные, с пением протяжным на одной струне. Разнообразие евреев напоминает разнообразие всех народов и так путает карты, что непонятно, кто от кого и, главное, зачем произошел. Немецкие евреи — педантичные. Русские евреи — пьяницы и дебоширы. Английские евреи — джентльмены с юмором.

Да! Еще есть Одесса, одна из родин евреев. И есть одесские евреи, в любом мусоре сверкающие юмором и весельем. Очень большая просьба ко всем: не замечать их. Не устраивать им популярность. Просто пользоваться их плодами, но не проклинать их корни.
P.S. Умоляю, купи чего-нибудь поесть. Я уже не могу это все писать.( Манифест. Журнал ”Огонёк”, № 13 – 2007 – А.З.)
*****
Сказочная страна, голубое море, белое солнце, вечная зелень, свежие соки, дикие фрукты. Тель-Авив – сказка. Красивей Израиля не бывает. В магазинах опять полно. Порции такие, что тебя раздувает, как дирижабль. А жрать надо, не брать же деньгами, да тебе деньгами и не дают. Шмоток полно. Базар такой, что от зелени, помидоров, слив, рыб, дынь, арбузов, картошки величиной с собаку, кукурузы вареной с солью, колбасы телячьей, поросячьей, индюшачьей, халвы тахинной, черешен, фасоли молодой, салата, селедки, водки, пива, соков, давленных тут же, и криков: “Я сегодня сошел с ума, берите все за 1шекель”, – ты становишься сумасшедшим.

А еще Иисус Христос, а еще вся Библия на самом деле, и Вифлеем, и Голгофа, и Гроб Господен, и царь Ирод. Все на самом деле!!! И желтая пустыня, и Мертвое море, где женщины плавают в таких позах, которые раньше видел я один.. И Красное море с коралловыми рифами и рыбами таких наглых расцветок и нахальства,что хочется спросить их: “У вас что, врагов здесь нет? А акулы? А русские? Да у нас на Черном море, если б ты даже сидел под камнем и был бы цвета свежепролитого мазута, тебя бы выковыряли, распотрошили и зажарили в твоем собственном машинном масле. А здесь ты нагло меня, Мишу Жванецкого, хвостом в пах. Жаль, я сыт. И жаль, ты не приезжаешь к нам на Черное море, ты б там поплавал”.

И рощи оливковые и апельсиновые, где фонарями сквозь зелень светят апельсины, и никто не жрет их.
И вот среди этой роскоши, природы и жизни шатаются люди, которые на неродной родине были евреями, а на родной наконец стали русскими и вокруг себя распространяют текст: “Это все поверхностный взгляд, Миша. Ты в восторге. Ты же не успеваешь глянуть вглубь”.
Да, не успеваю.. Или нет, не успеваю.. Как это было по-русски? Конечно, не успеваю. Конечно, поверхностный взгляд. То, что мы в Москве умираем с голоду – тоже поверхностный взгляд. Но каких два разных поверхностных взгляда.

- У нас тяжело, Миша.
Да, у вас тяжело. А у нас плохо. “Опять разница небольшая, но опять очень существенная”, – как любил говорить великий юморист и бывший президент. Да, среди сказочной и самой красивой в мире библейской страны сидят 450 тысяч недовольных советских евреев. Их русские жены счастливы! Их русские дети от их русских жен от бывших русских мужей давно выучили язык и стали евреями, и только эти остаются русскими и говорят по-русски, и не могут спросить, как проехать, и не могут забыть, как они были главными механиками и гинекологами, и сидят на балконе, и смотрят в даль, которой на новой родине нет.
А, как я уже говорил, количество сволочей постоянно и неизменно. Уезжаешь от одних и радостно приезжаешь к другим. Там тебе говорили “жидовская морда”, тут тебе объяснили, что ты “русская сволочь”. И ты уже можешь понять, что чувствует русский патриот.
- Миша, здесь жить очень тяжело. Хотя там жить было невозможно”.
avatar
Алексей
Почётный Форумчанин
Почётный Форумчанин

Возраст : 77 Мужчина
Страна : Германия Район проживания : К. Либкнехта 10
Дата регистрации : 2008-04-23 Количество сообщений : 453
Репутация : 447

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Хроника государственного антисемитизма Сталинской эпохи и после Сталина

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Страница 3 из 3 Предыдущий  1, 2, 3

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения