Количество посещений
бесплатный счетчик посещений

 

Последние темы
» Юмористические рассказы,очерки, стихи
Вчера в 21:54:44 автор Borys

» Видео и фото приколы
Сб 24 Июн - 14:15:22 автор Kim

» Молодые таланты
Сб 24 Июн - 11:08:52 автор Kim

» С миру по нитке или немного новостей отовсюду
Пт 23 Июн - 18:52:11 автор Borys

» Выдуманные или правдивые истории
Пт 23 Июн - 17:44:56 автор Borys

» Интересные факты
Пт 23 Июн - 10:20:08 автор Borys

» Анекдоты, Афоризмы
Чт 22 Июн - 19:25:21 автор Алексей

» Смешные фамилии
Чт 22 Июн - 15:10:41 автор sebasiya

» Хроника государственного антисемитизма Сталинской эпохи и после Сталина
Чт 22 Июн - 9:04:33 автор Kim

» Политика
Вт 20 Июн - 8:48:30 автор Borys

» Рецепты моей матушки
Вс 18 Июн - 21:28:05 автор Borys

» Выдающиеся люди
Пт 16 Июн - 18:55:21 автор Borys

» Послушать музыку
Чт 15 Июн - 8:06:51 автор Borys

» ТОЧКА ЗРЕНИЯ
Ср 14 Июн - 8:02:46 автор Borys

» Видео Бердичева
Вт 13 Июн - 19:00:09 автор il2030

Вход

Забыли пароль?

Поиск
 
 

Результаты :
 


Rechercher Расширенный поиск

Реклама
Социальные закладки

Социальные закладки Digg  Социальные закладки Delicious  Социальные закладки Reddit  Социальные закладки Stumbleupon  Социальные закладки Slashdot  Социальные закладки Yahoo  Социальные закладки Google  Социальные закладки Blinklist  Социальные закладки Blogmarks  Социальные закладки Technorati  

Поместите адрес форума БЕРДИЧЕВЛЯНЕ ЗА РУБЕЖОМ на вашем сайте социальных закладок (social bookmarking)

RSS-каналы


Yahoo! 
MSN 
AOL 
Netvibes 
Bloglines 


Посетители
Locations of visitors to this page

Не принимать и не повышать...

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

20131215

Сообщение 

Не принимать и не повышать...




Не принимать и не повышать...

Летом 1971 года я защитил диплом в Могилёвском машиностроительном институте, но на армейскую службу меня почему-то в положенное время (осенью) не призвали. Терять ещё один год (я надеялся заняться наукой...) мне никак не хотелось, и я решил обратиться к Министру обороны СССР с просьбой о безотлагательном призыве в армию (из канцелярии Министра это письмо пришло в бердичевский военкомат, что вызвало, по словам майора Гашева, начальника 2 отдела, сначала недоумение, а затем и понимание, того, что я не "дезертир", как они меня называли с 1967 года).1 декабря 1971 года я был призван на воинскую службу.
Я попал в войска Министерства среднего машиностроения (я и не подозревал, что такое может быть, специалисты этого Министерства проектировали, строили и эксплуатировали особосекретные объекты - ракетные полигоны, космодромы, специальные лаборатории и целые "закрытые" города).
Мой полк был дислоцирован на окраине Москвы. Первый месяц "учебки" был стандартным - неоднократные подъёмы и отбои, ежеутренний марш-бросок на несколько километров, знакомство с оружием, ежедневные политзанятия. Все
личные вещи, привезённые с собой (тёплые носки, перчатки, деньги и пр.), были украдены у всех без исключения в первый - же  день. Через месяц мы приняли Присягу и к нам приехали "Покупатели". Все инженеры и москвичи, чьи родственники смогли "пристроить" их на службу в Москве (ни у кого из них не было ни высшего образования, ни специальности, представляющей интерес для данного Министерства, но у одного из них отец был полковником Генштаба, дядя другого командовал нашим полком и т.п.) попали в секретный проектный институт. Ранним утром (подъём был в 5-30), после завтрака и "развода" на плацу под звуки оркестра за нами приезжал автобус и отвозил нас в здание института. Обед привозили из полковой столовой - к моему удивлению, нас армейские повара кормили настолько отвратительной пищей (и это в Москве!..), что весной 1972 года "старослужащие" отказались от приёма пищи. Разразился скандал - приехала специально созданная комиссия. Оказалось, что повара бесстыдно крали нормальные продукты, прежде всего мясо и свежие овощи, а нам скармливали  картофельное пюре из какого-то порошка, по цвету и вкусу похожее на столярный клей, иногда на костном бульоне. После этого скандала сменили поваров и некоторых офицеров. Пища стала более или менее съедобной. После рабочего дня нас снова отвозили в полк.
Моя служба конструктором в отделе нестандартного оборудования заключалась в разработке самых разнообразных конструкций по конкретным заданиям, например, многоступенчатых конвейеров, систем вентиляции и пр.
В роте я подружился с Витей Кульбачным, до армии уже несколько лет трудившимся прорабом в одном из российских городов. Учитывая его практический опыт в составлении смет, его определили на службу в соответствующий отдел 2-го Главного Управления специальных строительных работ Министерства, и по роду своей деятельности он "вращался" в среде руководителей "среднего звена". Однажды он услышал, что многие руководители жалуются на качество используемых инструментов, и что высшее руководство решило организовать собственное производство всех необходимых инструментов. Было поручено в краткие сроки разыскать нужного специалиста  и снабдить его всеми необходимыми полномочиями. Витя сообщил своему непосредственному руководителю, что его друг (то есть я) имеет соответствующее специальное образование (из моих рассказов он знал, что я закончил техникум по специальности "Инструментальное производство", и закрепил мои знания в институте).
Через несколько дней я получил приказ явиться  во 2-е Главное Управление для собеседования.
В означенное время в парадной форме (согласно приказу) я представился охране Управления, показал "сопроводиловку" и был препровождён одним из охранников в нужный кабинет. Там уже находились двое молодых людей в майорской форме, как оказалось, военные инженеры. Собеседование длилось более двух часов. Мне пришлось, кроме многочисленных вопросов по сопромату, теормеху, технологии металлов, тут - же придумывать и обосновывать схемы различных конструкций. К инструментам всё это имело слабое отношение, но в остальном эти офицеры были подготовлены весьма хорошо.
В итоге я услышал массу похвал в свой адрес и заверения в моём быстром карьерном росте, получение квартиры в Москве, возможность учёбы в закрытой аспирантуре (в общем, всё то, о чём я только мог мечтать)...Мне было объявлено, что я подхожу по всем статьям, что "чисто формально" через день я получу анкету, которую нужно будет заполнить и уже через пару-тройку дней смогу приступить к новой службе, о чём я буду официально извещён.
Дело было во вторник, а уже в четверг я был вызван к начальнику штаба полка майору Быковскому. В штабе, кроме майора, находился незнакомый мне капитан с погонами КГБ. Мне был вручен солидного размера запечатанный сургучом пакет, с содержимым которого я должен был ознакомиться и ответить на все без исключения вопросы в течение двух часов. Затем меня в кабинете начальника штаба закрыли на ключ.
Содержимым пакета была 4-хстраничная анкета размером с газету. На первом листе оказались многочисленные сведения о моей семье, начиная с бабушек и дедушек (к моменту моего рождения была жива только одна бабушка, вторая погибла вместе со своей дочерью - моей тётей и двумя внуками в предгорьях Кавказа после эвакуации из Бердичева от рук фашистов или их пособников, дедушки умерли). Я  прочитал, что погибшая бабушка хромала, так как сломала одну ногу в 1934 году, когда доила корову и упала с табуретки...Моему удивлению не было границ. Получается, что мы все были под наблюдением... И моя жизнь там уже была в основном отмечена. Мне осталось только ответить на ряд второстепенных вопросов. Через 2 часа дверь открылась, капитан проверил, всё ли я заполнил, потребовал от меня расписку о неразглашении сведений, содержащихся в анкете, вновь запечатал пакет и отбыл. Я стал "витать в облаках", ожидая приказ о переводе. Мой самый старший брат, военный врач - хирург, чрезвычайно талантливый человек, с которым я поспешил по телефону поделиться своей радостью, вдруг ошарашил меня, посоветовав всё это забыть, как плохой сон. Я по глупости надерзил ему, но как же он оказался прав!..Дни проходили за днями, а приказа всё не было. На меня "свалилась" тяжёлая депрессия, усиливающаяся день ото дня. Природный оптимизм удержал меня от необдуманных шагов.
Однажды в конце рабочей недели я застал своего друга Витю Кульбачного в состоянии полного опьянения. На все мои вопросы он только отмахивался и непонятно "мычал". Наутро он уже оказался в состоянии владеть собой и поведал мне следующее.
Он посчитал себя ответственным за всё просшедшее со мной, и решил добраться до истины на "самом верху". Надо отметить, что Витя к этому времени уже много лет был не только коммунистом, но и парторгом в своём СМУ на "гражданке". В один из рабочих дней Витя в своей форме рядового военного строителя зашёл в приёмную начальника 2-го Главного Управления генерал-лейтенанта Кораблинова с какой-то папочкой в руках, дождался, пока из кабинета начальника вышел очередной человек, сказал секретарше, что его вызвали по срочному вопросу, открыл дверь кабинета и быстрым шагом направился к Кораблинову. Секретарша закричала не своим голосом, кто-то ринулся за Витей, но он уже успел подойти к Кораблинову и громко сказал:" Я к вам как коммунист к коммунисту"...При этих словах рядового генерал-лейтенант остановил вбежавших за Витей людей, предложил Вите сесть и велел секретарше занести 2 стакана чая.
Витя изложил суть дела. Кораблинов вызвал начальника управления кадрами, велев Вите назвать мою фамилию. Через короткое время появился полковник с папочкой, на которой "красовалась" моя фамилия. Открыв папку, он достал оттуда отчёт КГБ, и сказал буквально следующее: "Товарищ генерал-лейтенант, этот Бендиткис оказался евреем, а в соответствии с секретным указом ЦК КПСС номер такой-то от такого-то числа ряду Министерств и ведомств, в том числе и нашему, запрещено принимать евреев на руководящие должности или повышать их в должности, если они уже у нас служат". После этих слов Кораблинов ответил Вите, что он, как коммунист, обязан подчиняться указам ЦК КПСС, и в этом конкретном случае ничего сделать не может. Велев кадровику проследить, чтобы Витю не наказали, он отпустил обоих. Витя "с горя" каким-то образом разжился спиртным и по дороге в полк напился. Для него, свято веряшего в "дружбу  и равноправие народов" в СССР, всё происшедшее оказалось неприятным откровением, а для меня тяжелым ударом...
После увольнения с армейской службы я попытался осуществить свою мечту о научной карьере и подал заявление о сдаче экзаменов в аспирантуру в "мой" институт. Но за несколько лет политика в ММИ уже изменилась. Мне ответили, "что в ММИ не хватает мест даже для белорусских соискателей мест в аспирантуре и посоветовали "искать счастья" в Украине". В Киевском политехническом институте после краткого просмотра моего паспорта надо мной откровенно посмеялись и посоветовали напрасно не тратить время...
Уважаемый читатель после всего прочитанного легко поймёт всю меру моей гордости за моих детей, когда узнает, что мой сын, Дмитрий Бендиткис, через много лет защитит в Киевском университете им. Шевченко кандидатскую диссертацию по математике, а моя дочь, Юлия Бендиткис, готовится к защите докторской диссертации по математике в Германии...
avatar
Borys
Почётный Бердичевлянин
Почётный Бердичевлянин

Возраст : 70 Мужчина
Страна : Германия Город : Оберхаузен
Район проживания : Центральная поликлиника
Место учёбы, работы. : Школа №9, маштехникум, завод Комсомолец
Дата регистрации : 2010-02-24 Количество сообщений : 1910
Репутация : 1970

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Опубликовать эту запись на: Excite BookmarksDiggRedditDel.icio.usGoogleLiveSlashdotNetscapeTechnoratiStumbleUponNewsvineFurlYahooSmarking

Не принимать и не повышать... :: Комментарии

avatar

Сообщение в Вс 15 Дек - 13:44:20 автор Kim

Это тот случай, когда природа на детях не отдыхает!
И слава Богу, что в сегодняшней Германии ценятся знания и талант
наших детей.

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения